Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Национализация турецкого трейдера «Газпрома»: сенсация или обыденность?

0 Оставить комментарий

Национализация турецкого трейдера «Газпрома»: сенсация или обыденность?

«Газпром» не имеет долей в турецком Akfel Holding. Об этом заявили в пресс-службе российской компании — в опровержение ранее опубликованной в издании «Коммерсантъ» информации о том, что российская компания «попала под национализацию» в Турции, потеряв контроль над советом директоров Akfel Holding.

Национализация по-турецки

Одним из последствий неудавшегося июльского военного переворота в Турции стало радикальное ужесточение достаточно либерального корпоративного законодательства Турции, которое позволило турецкому правительству (согласно принятому чрезвычайному декрету №674) производить принудительную национализацию функций менеджмента и учредителей любых частных компаний, которые обвиняются судом или даже подозреваются следствием в финансировании или поддержке организаций, связанных с политическим соперником Реджепа Эрдогана Фетхуллахом Гюленом, которого обвиняют в координации усилий военных по подготовке и проведению попытки военного переворота.

К настоящему времени, в рамках проведенных следственных и судебных мероприятий, и по положениям упомянутого декрета, турецкое государство де-факто национализировало более тысячи частных предприятий. При этом в большинстве случаев данные действия предпринимались не с целью завладения компаниями и даже не с целью управления их текущей деятельностью, но исключительно из-за опасений связи части турецкой бизнес-элиты с военными мятежниками, и в попытке эти связи выявить и пресечь. При этом большая часть компаний продолжала свою нормальную коммерческую и финансовую деятельность, а смена управления использовалась исключительно для целей доступа следствия к весьма закрытой информации о финансовых потоках и внутренней схеме работы «подозрительных» компаний.

Анкара, Турция

Судя по всему, именно такого рода закрытость турецкого частного бизнеса для международных наблюдателей и сыграла злую шутку с российскими изданиями, подхватившими «утку» о национализации активов «Газпрома» в Турции. В действительности, попавшая под пристальное внимание властей и не избежавшая введения внешнего управления компания Akfel Holding уже давно являлась крупнейшим покупателем «газпромовского» российского газа на турецком рынке (через свою дочернюю структуру Akfel Gas), но никогда не была в собственности «Газпрома».

«Крупнейший импортёр российского газа» с весьма скромной долей рынка

Единственным моментом, который можно было считать попыткой «Газпрома» перейти от схемы оптовой продажи своего газа и зайти в газораспределительные сети США, является эпизод ещё 2014-го года, когда «Газпром» обсуждал с турецкими собственниками Akfel Holding опцион на покупку 50% в Akfel Gas. Однако эта сделка была отменена годом позднее, когда «Газпром» и его турецкие партнёры не смогли получить одобрения турецкого регулятора по купле-продаже этого контрольного пакета акций турецкого газового трейдера.

С другой стороны, надо упомянуть и факт того, что Akfel Gas на сегодняшний день является крупнейшим частным трейдером «газпромовского» природного газа в Турции, хотя в абсолютных цифрах эта доля не столь и велика: Akfel Gas, контролируя 55% продаж «частного» турецкого газа, в общем объёме российского экспорта газа в Турцию занимает гораздо более скромную долю — всего лишь около 8,3% (его лицензированный контракт составляет 2,25 млрд. м3 газа в год при общих продажах «Газпрома» в Турции в 27,01 млрд. м3 газа в 2015-м году — большую часть российского газа в Турции продают турецкие государственные газораспределительные компании). В силу этого, конечно, паника, связанная со сменой менеджмента в Akfel Gas как минимум неумна — от этого частного трейдера отнюдь не зависит будущее «Газпрома» на турецком рынке газа, не говоря уже о том, что, как уже было сказано, смена менеджмента компании по декрету №674 не несёт в себе идеи «рейдерского захвата» неугодных компаний, но скорее призвана обеспечить невмешательство частного бизнеса в текущую деликатную ситуацию во внутренней турецкой политике.

Политические риски и будущее российского газа в Турции

Безусловно, на фоне печальных событий в Анкере, итогом которых стала смерть российского посла в Турции Андрея Карлова, спекулятивные заявления на теме политических рисков для российского бизнеса в Турции попадают на благодатную почву: в памяти ещё свежа ситуация со сбитым Турцией российским истребителем-бомбардировщиком, которая тоже привела к резкому охлаждению российско-турецких взаимоотношений и даже полной к остановке контактов во многих существенных для России и Турции отраслях — туризме, сельском хозяйстве, энергетике.

Национализация турецкого трейдера «Газпрома»: сенсация или обыденность?

Однако, что характерно, по итогам июльского переворота стало ясно, что большая часть вины за сбитый российский самолёт лежит как раз на турецком военном руководстве, которое и действовало автономно от высшей турецкой исполнительной власти, по сути, — провоцируя турецкое руководство на эскалацию противостояния с Российской Федерацией. В силу этого, такого рода вбросы о том, что ситуация с Akfel Holding потребует от российской стороны «принятия не только коммерческих, но и политических решений», надо расценивать, как неумную спекуляцию в весьма напряжённый, но и достаточно понятный этап российско-турецких взаимоотношений, в котором действия террориста-фанатика, конечно, связаны с желанием властей Турции контролировать сферу частного бизнеса — но именно с точки зрения недопущения финансирования частными кругами турецкого бизнеса того самого международного терроризма, ужасное проявление которого и привело к смерти российского посла в Анкаре.

С другой стороны, безусловно, позиции «Газпрома» на таком трудном и конкурентном рынке, как турецкий, постоянно подвергаются пересмотру — как под давлением конкурентов, так и в связи с быстрыми изменениями самого растущего турецкого рынка. И в этом плане, конечно, гораздо более важным для российской газовой монополии представляется вопрос строительства через турецкую территорию нового транзитного трубопровода в Европу — «Турецкого потока», — и выстраивание долгосрочных отношений с турецкой государственной газовой компанией Botas, которая и контролирует сегодня большую часть продаж «Газпрома» на турецком рынке — нежели участие в судьбе своего хоть и важного, но не главного трейдера на рынке Турции. И, тем более, вряд ли такой внутритурецкий эпизод требует «политического вмешательства» на уровне государства Россия.

Автор: Алексей Анпилогов