Школьные политинформации: иногда они возвращаются

Школьные политинформации: иногда они возвращаются

19.08.2014 17:43
1073

Советское наследие - политинформации в школах

В школы могут вернуть политинформации Госдума собирается повысить патриотизм российских школьников, начав с возрождения подзабытых с советских времен регулярных политинформаций. При этом депутаты от КПРФ планируют даже превзойти советские достижения, когда политинформация была один раз в неделю (например, у корреспондента Федерального агентства новостей – по средам). Теперь же уроки политической грамотности предлагается проводить два раза в неделю, а чтобы подстегнуть к ним интерес, знания оценивать на экзамене, оценка за который пойдет в аттестат.

Хорошо забытое старое

Единороссам идея коммунистов понравилась, сообщает «Независимая газета», и они даже решили обязать местных депутатов ходить в школу и обсуждать с детьми «наиболее острые политические темы». Также предусмотрены экскурсии патриотической направленности для школьников, которые будет оплачиваться из местного бюджета. Кроме того единороссы намерены факультативно показывать школьникам советские фильмы и прививать семейные ценности. Не осталась в стороне и ЛДПР, которая предложила дополнить законопроект уроками военно-патриотического воспитания, содержание которых вызывает живые воспоминания о советской начально-военной подготовке (в миру – НВП). Школяры вновь будут разбирать-собирать оружие и стрелять из него, девочки вспомнят о навыках сандружинниц. Как заявил депутат от ЛДПР Роман Худяков: «Каждый россиянин – взрослый или маленький – должен уметь владеть оружием. Если будет военная агрессия против России, любой человек должен стоять на страже своей Родины».

«Закон Божий» на новый лад

Федеральное агентство новостей попросило тех, кто застал еще советские политинформации, прокомментировать новую депутатскую инициативу. Решительно против идеи вернуть в школы советский аналог «закона Божьего» выступает депутат петербургского парламента Борис Вишневский, младший сын которого сейчас как раз в самом восприимчивом школьном возрасте. «Я отношусь к этой «инициативе», как к очередному бреду сивой кобылы, который исходит, к сожалению, от нашей власти. Ну, для нее это стало уже привычным в последнее время, - резко сказал оппозиционный депутат. - Я то политинформации застал еще в советские времена, и уже тогда это уже было полной «профанацией искусства». А сейчас это вообще бессмыслица, более того, на мой взгляд, - это прямое нарушение закона об образовании, который не допускает в школах никакой политической агитации, как вы знаете, и детей о чем-то политическом информировать, на мой взгляд, - и противозаконно, и неправильно, и вообще абсурдно. Ни к чему, кроме отвращения к тем, кто будет это осуществлять, эти политинформации не приведут. Я очень надеюсь, что этот бред в жизнь все-таки не воплотится, хотя последние события показывают, что очень мало из того, что я считал полным бредом, в жизни не воплотилось». По словам Вишневского, своего сына-школьника он намерен оградить от школьных политинформаций. «Младший сын у меня в школе, значит, я буду ориентировать сыновей на то, чтобы они на это просто не ходили, - отметил депутат. - Сделать это обязательным невозможно, это не подпадает под понятие образовательных стандартов. Если будут делать это, как факультативы, я категорически откажусь от того, чтобы мой ребенок это посещал». По словам Вишневского, сделать политинформации экзаменационным предметом просто невозможно, потому что это прямое нарушение Закона об образовании. «Это не может быть образовательным предметом, потому что политинформация – это не образование, это пропаганда», - отметил он. Депутат также уверен, что даже если политинформации и введут, эффект будет прямо противоположный. «Толк будет противоположный, - считает он. – Толк будет примерно такой же, как от уроков «закона Божьего» в школах Российской империи, которые множило число атеистов. Вся русская литература 19-го – начала 20-го века наполнена подобными примерами и высмеиванием этих уроков в школах: именно «закон Божий» был для школьников самым ненавистным предметом».

От политинформаций к научному коммунизму

С отвращением вспоминает советские политинформации петербургская журналистка, общественный деятель Евгения Литвинова. «Я думаю, что это замечательно, - со злой иронией ответила Литвинова на вопрос корреспондента ФАН об отношении к очередной думской инициативе. - Вот такого, как прямо экзаменационный предмет, в наше время в школе не было, но это наше упущение. В институте ведь мы сдавали историю КПСС, полит…, забыла, как это всё называлось, но заканчивалось – научным коммунизмом. А, вспомнила – политэкономия социализма, ну и всякие такие фантастические дисциплины. Так что я думаю, что в школу – да, можно. И в детский сад очень здорово, зато дети будут грамотные. Тут может быть нужно еще так: чтобы какие-то тексты прямо выдавались, ну, например, из телевизора, а потом дети заучивают, потом поют хором, так чтобы не было разнобоя. А то мало ли…, политинформация – это очень общо, мало ли кто про что расскажет». Но если говорить всерьез, по мнению Евгении, в советское время вернуться уже невозможно, а значит, с этой идеей ничего не получится. «На самом деле я думаю, что никакого толку не будет, - считает она, - этот имитационный режим, он всё равно во всех своих проявлениях – имитация. Всё равно мы живем не в Советском Союзе, и всё равно в Советском Союзе мы жить не будем. Это какая-то карикатура на советский строй, такая пошлая, она во всех формах проявляется, и детей, конечно, очень жаль, потому что мы можем дистанцироваться, а дети уж как пришли на целый день в школу, то им деваться то некуда». По мнению Евгении Литвиновой, школьные политинформации, к которым в позднесоветский период многие относились как к скучной обязаловке, сыграли свою разрушительную роль даже с сознанием тех, кто сейчас придерживается демократических и либеральных взглядов. «Я думаю, что всё это нам серьезно помешало, потому что потом, когда железный занавес рухнул, выяснилось, что мы крутились в какой-то очень узкой сфере мыслей, координаты были заданы, и мы недалеко от этих координат отходили, - считает Евгения. – Мы верили, что бывает социализм с человеческим лицом, и т.д., что можно немножко модернизировать то, что есть. Оказалось, что когда была возможность что-то сделать, то мы к этому не были готовы по-настоящему. Может быть, поэтому мы и пожинаем плоды, что реально не подготовились. И экономисты наши как-то не знали, что делать, и общественные институты так и не получили развития. Видимо, в этом направлении мы просто не умели думать. То есть, мы умели думать только в заданных координатах».

Политинформации для мобилизации

А вот писатель Захар Прилепин считает, что возрождение советской традиции школьных политинформаций поможет воспитать настоящих патриотов своей родины. «Вы знаете, в нашим стремительно политизирующемся мире, видимо, без этого не обойтись, - уверен Прилепин. – Понятно, что сначала это будет использоваться в качестве кондовой такой пропаганды, не всегда верной, не всегда правильной в целом. Но глядя на то, что в 90-ые годы умудрились вырастить целое поколение, которое вообще никоим образом не связывает свою судьбу с судьбой страны, у которого негласный лозунг «пора валить», или используется слова «рашка», «колорады» и «ватники», учитывая это, нельзя оставлять на бездорожье молодых людей, тем более подростков». «Я, конечно, застал политинформации и сам их проводил, - припомнил писатель, - всё это было тогда уже достаточно официозно, во всем этом было мало живого духа, но вот эти последние 25 лет убедили меня в том, что лучше так, чем вообще никак. Лучше так, чем доверить воспитание молодых людей глянцевым журналам…» По мнению Захара Прилепина, не следует бояться и обратного эффекта от введения в школьную программу подобных уроков. «Я не думаю, что это сыграет обратную роль, - отметил он. - Вообще подросткам, школьникам и детям в целом – им не то, что политинформация неинтересна, им, как правило, ни до чего нет дела: ни до Пушкина с Маяковским и Достоевским, ни до астрономии тоже. Это ничего не означает, какие-то вещи всё равно остаются, тем более, что, в отличие от советских времен, сейчас живая политика, сейчас живые персонажи, сейчас есть выбор. Человек может всегда выбрать между Макаревичем и Шевчуком и Константином Кинчевым. И те вещи, которые произносятся скучно на политинформации, - они тут же оживают в лицах каких-то персонажей, в Стрелкове, например. Поэтому это не будет настолько уж мертво, это будет иметь в целом другой окрас. Поэтому я за это. Я считаю, что сейчас Россия – это страна, безусловно, нуждающаяся в мобилизации. И сейчас я много читаю по 20-м по 30-м годам, и вот есть ощущение: нужно, чтобы патриотизм кипел внутри, как когда были молодые будущие поэты, скажем, Слуцкий, Самойлов. – Я сейчас читаю их биографии – они же рвались на каждую войну, на Финскую, на Отечественную... Это была мощнейшая мотивированность людей судьбой своей страны. А сейчас демотивированность. Нет другой формы, чтобы ее вернуть, кроме как с этими детьми, подростками разговаривать». Прилепин не сторонник введения экзамена по проверке знаний, полученных на политинформациях, но не видит в этом ничего страшного, даже в том случае, если, например, дома некоторым детям будут внушаться оппозиционные мысли. «Я, с одной стороны, считаю, что, конечно, не надо никакие оценки ставить, потому что мы должны воспитывать мыслящих граждан, - говорит Захар Прилепин, - ну а с другой стороны: а если родители что-нибудь говорят про Россию - вековечную рабу, про тоталитаризм, про империю, или вообще посылают всех к черту – как ребенок будет тогда историю сдавать? Если родители имеют свое отношение к советской литературе, как их ребенок будет сдавать Горького с Маяковским? Ну, мало ли, что там говорят родители. Я не думаю, что родители важнее, или не важнее. Есть определенные вещи, принятые в государстве, и с ними надо считаться просто. С ними просто приходится считаться вне зависимости от того, что тебе говорят родители. Поэтому, я конечно, против того, чтобы были оценки за политинформацию, потому что, я еще раз говорю - надо развивать людей с мобильной гуттаперчевой психикой, а не роботов, но, тем не менее, вот эти ссылки на родителей – они совершенно ни к чему».

Как король Эфиопии превратился в танец

С юмором вспоминает советские политинформации и уроки НВП инженер Ольга С. - Знаете, я всё это прекрасно помню по школе, - рассказала Ольга корреспонденту ФАН. - Военрук у нас был не такой дундук, как в большинстве школ, не заставлял, например, девушек маршировать. Но мы стреляли, занимались каким-то идиотским ориентированием на местности, и тому подобной ерундой. К военному делу всерьез никто не относился, снижение оценок воспринималось, как чистая подлянка. Над военруком конечно втихаря издевались, хотя, повторяю, мужик он был очень неплохой. Что же касается политинформаций, то я была девочка начитанная, сама была старшим политинформатором в классе. И я очень хорошо помню, как директор школы, которую все ненавидели, зачем-то пришла на заседание комитета комсомола, где тех, кому уже исполнилось 14 лет, как раз принимали в комсомол. Там она в лучших традициях «демократического централизма» лично вела «допрос», в том числе и на политические темы. Так одну девочку завалили за то, что она (бедняга) не могла вспомнить имени короля Эфиопии, которого звали Хайле Селассие Первый. Все очень перепугались и стали мучительно заучивать это труднопроизносимое имя. Одна пугливая, но при этом весьма креативная отличница быстро придумала мнемоническое правило – сначала «хали-гали», а потом «силос». Как-то так… Кстати, всех не вступивших или непринятых в комсомол потом туда загоняли чуть ли не силой. Думаю от нынешних политинформационных усилий наших депутатов эффект будет примерно такой же. Елена Янкелевич

Алексей Громов
Медведев назвал «Единую Россию» главным политическим ресурсом президента
Закрыть