Янукович на допросе: что осталось за пустыми ответами «ростовского сидельца»

Янукович на допросе: что осталось за пустыми ответами «ростовского сидельца»

29.11.2016 12:38
761

Янукович в суде: что осталось за невнятными ответами «ростовского сидельца»

Экс-президент Украины Виктор Янукович дал показания по делу о беспорядках на Майдане Незалежности в Киеве зимой 2013–14 годов. Допрос прошел в формате видеоконференции: свои показания Святошинскому районному суду в Киеве Янукович дал, находясь в российском Ростове-на-Дону.

При этом длительный допрос Януковича, скорее, поставил новые вопросы о реальной роли бывшего президента Украины в событиях на Евромайдане, нежели пролил свет на уже существовавший «заговор молчания» вокруг событий «революции гидности». И, в особенности, ее последних дней, связанных с гибелью протестующих на улице Институтской, которую впоследствии назовут расстрелом «Небесной сотни».

От президента страны к забывчивому свидетелю в суде

Допроса Януковича в «деле о Евромайдане» многие ожидали с тайной надеждой на то, что бывший президент страны, который три года назад имел в руках всю полноту исполнительной власти, сможет открыто рассказать о внутренних механизмах принятия решений, которые привели к катастрофическим последствиям для Украины — гражданской войне, уходу части территорий из-под украинской юрисдикции, разгулу преступности и резкому падению уровня жизни.

Однако показания бывшего президента оказались неожиданно «беззубыми» и неконкретными. Сложилось впечатление, что Янукович пытался всячески затушевать собственное участие в событиях Евромайдана и максимально сгладить «острые углы», ни в коем случае не допустив обвинений в свой адрес.

Вот примеры ответов президента Януковича, фактического главы Украины на момент Евромайдана, на вопросы суда:

Вопрос: Как осуществлялось ваше взаимодействие с главами МВД и СБУ во время акций протеста?
Ответ: Оно ничем не отличалось от взаимодействия с главами других ведомств, в основном на встречах с правительством. Разумеется, во время событий я требовал от них ответа, почему все происходит так, как есть, почему мы видим обострение ситуации.

Вопрос: Отдавали ли вы приказы применять силу при разгоне митингующих?
Ответ: Я с самого начала и до самого конца был против использования оружия и кровопролития. Это была моя принципиальная позиция.

Вопрос: Почему милиция не смогла обеспечить порядок во время протестов?
Ответ: Я выражаю благодарность сотрудникам правоохранительных органов, которые три месяца терпели: их избивали, убивали, жгли, но они все равно старались сделать все для сохранения порядка в Киеве. На этот вопрос должны ответить те, кто начал кровопролитие на Украине. Я никогда не мог, как говорят, поднять руку и подписать какой-нибудь указ, который привел бы к кровопролитию.

Вопрос: Какие решения по урегулированию ситуации принимались непосредственно вами?
Ответ: Я хотел все решить мирным путем, проводил встречи с оппозицией и даже с радикалами. Но далее я понял, что все наши встречи с ними заканчивались тем, что они мне говорили, что ничего не могут сделать с радикалами.

Вопрос: Кто выдавал оружие милиции и протестующим на Майдане?
Ответ: За это отвечают те, кто принимал такое решение, но на каком уровне оно принималось, я не знаю. Что касается оружия на Майдане, то оно попадало к людям разными путями, было там и собственное, охотничье оружие. Из какого оружия стреляли на Институтской улице и с Дома профсоюзов, у меня ответа нет. На этот вопрос должно ответить следствие, но за три года оно этого не сделало.

Вопрос: Кто стрелял по митингующим 20 января 2014 года?
Ответ: У меня эта информация есть только по СМИ, я читал разные мнения из разных источников — это журналисты, участники событий. Ответов, кроме тех, которые дают они, у меня нет.

Объяснений для такого рода «забывчивости» можно придумать достаточно много. Самое безобидное из них будет звучать так: к концу февраля 2014 года президент Янукович уже никак не контролировал ситуацию даже в самом Киеве, в силу чего и в самом деле «получал информацию о событиях 20 января 2014 года исключительно из СМИ».

Янукович в суде: что осталось за невнятными ответами «ростовского сидельца»

Когда и зачем стреляли в Януковича?

Надо сказать, что в недавно вышедшем фильме «Украина в огне» Виктор Янукович позволил себе гораздо более артикулированную позицию. Более того, многие украинские политики и государственные деятели времен президентства Януковича позволяют себе открыто говорить о событиях Евромайдана, четко называя и зачинщиков тех беспорядков — праворадикальные националистические украинские организации, — подчеркивая их теснейшие связи как с легальным политическим крылом «лидеров революции», так и с представителями западных спецслужб. Такие оценки, как пример, неоднократно звучали из уст бывшего министра внутренних дел Виталия Захарченко, кандидата в президенты Украины на выборах 2014 года Олега Царева, бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова.

Читайте также: Фильм Оливера Стоуна «Украина в огне»: чего не может вынести киевская цензура

На этом фоне заявления Януковича украинскому суду напоминают сакраментальное «Я жив!», которое звучало из того же Ростова-на-Дону весной 2014 года в нескольких заявлениях Януковича после его бегства в Россию.

Впрочем, вопросы об этом тоже прозвучали в ходе допроса экс-президента и оставили столь же неоднозначное впечатление. Например, по вопросу «съезда в Харькове», на котором предполагалось, что Янукович возглавит сопротивление вооруженному перевороту в Киеве:

Вопрос: Как вы узнали про съезд депутатов в Харькове 22 февраля 2014 года?
Ответ: Глава обладминистрации Добкин пригласил, у меня планировались выезды в регионы, и я сказал, что, может быть, приеду. Но в съезде я участия не принял — Добкин и МВД звонили мне и говорили, что в Харькове небезопасно. Я знал только, что на съезде собирались депутаты всех уровней. В повестке было обсуждение ситуации в стране. Во вступительном слове я собирался сказать о мирном соглашении с оппозицией, которое было подписано, что его надо соблюдать. Хотел обратиться и объяснить, что новые президентские выборы — это мое решение, но надо подготовить изменения в Конституцию.

Вопрос: Почему из Харькова вы полетели в Донецк?
Ответ: Это было намечено заранее, там должна была быть встреча с активом региона. Вышло так, что когда я летел в Донецк, с летчиками связался военный диспетчер и приказал им вернуться в Харьков. Для чего, я не знаю, но я спросил, кто он такой, чтобы давать указы президенту. Он ответил, что это указание дал ему Александр Турчинов. Летчик ответил, что на борту самолета находится президент, верховный главнокомандующий, и, может быть, борт с кем-то перепутали. В Донецке я встретился с вооруженными людьми, пограничниками. Они встретили меня с оружием, сказали, что у них приказ меня задержать. Я усмехнулся и сказал: вы понимаете, что делаете? Это преступление, у вас нет прав. Вы нарушаете закон. Они согласились, и после этого я поехал в Крым на машине.

Вопрос: Как вы оказались на территории России в ночь на 23 февраля 2014 года?
Ответ: 22 февраля мы двигались в сторону Крыма. В районе Мелитополя мы фактически наткнулись на засаду, которая была в 5 км от нас. Головная группа кортежа увидела вооруженных людей без опознавательных знаков. Кроме того, мы увидели, что они вооружены автоматами, а перед их постом находятся два крупнокалиберных пулемета. Ситуация была сложной. У них был приказ расстрелять кортеж и никого не оставить в живых. Также мы были уверены, что сзади, со стороны Донецка, за нами выехала другая вооруженная группа. Это было уже поздно ночью, мы начали думать, как ехать дальше. Мы начали искать выход. Решили, что нужно ехать в Крым, нужно искать дорогу, и если доберемся туда, там уже решать, что делать.

Таким образом, Янукович, по сути, признает очевидное: его решение о неучастии в харьковском съезде, которое могло бы повлиять на события на Украине, принималось им не на основе какого-либо внешнего давления, а совершенно самостоятельно. Эпизод с обстрелом президентского кортежа, который часто преподносился как основная причина отсутствия Януковича на съезде в Харькове, касался уже его дороги в Крым — а между Киевом, Харьковом и Донецком он перемещался совершенно спокойно и, более того, имел возможность организовать политическую элиту этих регионов, так как вся подготовительная работа была проделана без него.

В целом, показания Януковича лишь подтверждают слова президента России Владимира Путина, сказанные им в документальном фильме «Крым. Путь на Родину»: решение о начале процесса воссоединения Крыма с Россией было принято в ночь с 22 на 23 февраля, когда президент Янукович показал, что он уже никак не может участвовать в политическом процессе на развалинах украинского государства.

Янукович в суде: что осталось за невнятными ответами «ростовского сидельца»

Суд или судилище?

Показания Януковича в «деле о Евромайдане» снова ставят вопрос: насколько нынешний украинский суд готов расследовать все те темные моменты, которые связаны как с первыми жертвами «революции», так и с расстрелом демонстрантов так называемой «Небесной сотни».

Нынешнее заседание суда находится в щекотливом положении: с одной стороны, вооруженный переворот 2014 года сопровождался человеческими жертвами и во многом на их трупах выстраивал свою легитимность. Но, с другой стороны, трупы мирных демонстрантов — это оборванные человеческие жертвы, по которым кто-то должен понести заслуженное наказание.

Читайте также: Флешмоб на Заречной улице: что стоит за хоровой эстафетой в украинских городах

Более того, вопрос «Небесной сотни» невозможно просто «замести под коврик» — на этой мифологии основана вся конструкция существующей украинской власти. В силу этого возникает вопрос: зачем Виктор Янукович фактически подыграл киевским узурпатором, выступив на суде с позиций «я ничего не помню»?

Тут тоже найдется масса объяснений — впрочем, ни одно из них не красит бывшего президента Украины, который, по сути, и привел к власти оппозиционеров и радикалов Евромайдана.

Михаил Большаков
Обгорелый труп мужчины нашли во дворе в Петербурге
Закрыть