Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

21.11.2016 18:36
374

Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

Евромайдану — три года. 21 ноября 2013 года стало началом тех событий, которые на Украине до сих пор, в рамках официальной мифологии, любят называть «революцией достоинства». В этот день украинцы впервые вышли в Киеве на майдан Независимости в ответ на решение тогдашней власти отменить процесс подготовки к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом.

От пустого Крещатика к «так называемым вкладчикам»

Трехлетие тех событий сегодня отмечают в Киеве. Основные мероприятия развернулись на улице Институтской, возле памятника жертвам уличным беспорядкам января–февраля 2014 года, когда начавшийся в ноябре Евромайдан постепенно перерос в глобальное противостояние тогдашней украинской власти президента Виктора Януковича и радикальных организаций.

Сегодняшние митинги возле памятника «героям Небесной сотни» оказались крайне немногочисленными — к мемориалу пришли лишь родственники и близкие демонстрантов, погибших той зимой. Возле мемориала на Институтской собралось чуть больше ста человек — по одному на каждого из погибших.

Столь же малолюдно было сегодня на площади Независимости и на центральной улице Киева — Крещатике, перекрытом в связи с праздником «Дня достоинства и свободы», который теперь является на Украине официальным торжеством, призванным увековечить память о начале Евромайдана.

Сегодня Киев живет своей будничной жизнью: по сравнению с пустующим Крещатиком и полузабытым мемориалом на Институтской, людские массы озабочены совсем иным. Самое большое скопление киевлян нынче — на той же Институтской: граждане пикетируют здание Нацбанка Украины, требуя защитить их право на компенсацию по сгоревшим вкладам в украинских коммерческих банках. Впрочем, об этой многочисленной и ставшей уже постоянным уличным пикетом акции украинские СМИ говорят лишь скороговоркой, предпочитая называть обманутых сограждан «так называемыми вкладчиками» и «агентами Путина» и именуя их выступления не иначе, как «проплаченной прокремлевской тусовкой».

Такова психологическая картина массового общественного сознания современного Киева, да и всей Украины.

Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

Если у тебя украли вклады, то виновата Набиуллина. А не глава украинского Нацбанка Гонтарева.
Если в твоей армии больше солдат гибнет от водки и обморожений, чем от пуль, то виноват в этом Шойгу. А никак не нынешний украинский министр обороны Полторак.
Если ты не можешь заплатить за коммуналку, то вини Дмитрия Медведева. А Гройсман — он ведь свой, украинский, даром что из Винницы и с непонятной фамилией.
Если твоя страна стала посмешищем и в Европе, и в США — то это виноват Владислав Сурков и его инфернальный план «Шатун». Так как на Украине вообще непонятно кого в этом винить.
Ну а если на тебя накатывает чувство безысходности и краха надежд, то налицо, конечно, всепроникающее влияние Путина. Так как Порошенко может вызывать лишь чувство гадливости и презрения.

Это — мысли сегодняшнего «простого украинца», который по истечению третьего года после начала «революции достоинства» уже начал подозревать, что его в очередной раз обманули. Но еще не готов сам себе признаться в том, что он добровольно и практически осознанно стал жертвой этого банального обмана.

И ты, Брут?

Украинское общественное сознание во многом отлично от российского холодного городского ума, который привык за столетия нехитрого северного бытия четко называть вещи своими именами. На Украине мягкость климата и плодородность почв не раз в прошлом спасали население от голодной и холодной смерти — то, что в негостеприимном российском Нечерноземье не прощалось и сразу служило причиной скорого окончания жизненного пути, на Украине часто оказывалось каким-то хуторским испугом, вроде злого, но туповатого беса из знаменитых гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Именно в таком хуторском мышлении и застряла сегодняшняя Украина, даром что в стране в бытность СССР были построены металлургические заводы и железные дороги, автострады и атомные станции.

Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

Вместо анализа событий той зимы и осознания их влияния на последующую историю собственной страны украинская научная общественная мысль, например, на днях озаботилась проведением во Львове научно-практической конференции «Бог на Майдане: реальность или миф?». Наверное, к извечному шуточному вопросу Фомы Аквинского «Сколько ангелов может поместиться на кончике иглы?» решено добавить второй, столь же бессмысленный: «Сколько чертей помещалось на сцене Евромайдана в ноябре 2014 года»?

Украинское массовое сознание так и не отрефлексировало очевидное: именно с событий того, вроде бы мирного и бесполезного, майдана и выросли те самые жертвы «Небесной сотни» на Институтской, и последующие события в Крыму и Донбассе, и нынешняя плачевная ситуация на самой Украине.

Читайте также: Сепаратист здесь Украина: как понимать демарш МУС и голосование в ООН по Крыму

Неудобные вопросы задавать гораздо сложнее и больнее, чем обвинять во всем инфернально-мифического Путина, который в таком изложении начинает походить на былинного гоголевского Вия, с его леденящим воплем «Вижу! Вижу!». Украинский Хома, в отличие от этого мифического Путина-Вия, не видит. Не видит «неизвестных снайперов», которые стреляли из занятой демонстрантами гостиницы «Украина» и виновны, согласно независимым экспертизам, в гибели большей части людей из абстрактной «Небесной сотни». Украинец Хома не может вспомнить, кто начал кровавую АТО, «анти-террористическую операцию» на востоке страны. Путин-Вий? Или все-таки «кровавый пастор» Турчинов, который де-факто узурпировал всю власть после победы «революции» и стал одновременно главой законодательной и исполнительной властей Украины.

Украинский недоучившийся семинарист ругает Россию за небывалое падение уровня жизни на Украине, но предпочитает пока что не вспоминать о том, что его родной завод, как пример, закрылся в силу того, что ему запретили продавать продукцию в Российскую Федерацию сами украинские власти. Или о том, что его неподъемный счет за жилищно-коммунальные услуги — это требование МВФ, который подсадил Украину на иглу разорительных кредитов и собирается возвращать их исключительно за счет украинского населения, промышленности и бизнеса.

Кучму — геть, Ющенко — геть, Януковича — геть!  

Когда же пропоет тот самый «украинский петух», после которого все черти Евромайдана и пост-майданной Украины застрянут в покосившихся стенах украинского государства?

Вечера на хуторе близ Майдана: украинской «революції гідності» — три года

По опыту предыдущих аналогичных событий, петух в этот момент должен быть уже жареным и не просто возвещать о начале нового политического этапа, но и натурально клевать украинца в его отощавшую задницу. Президент прошлого Майдана, победивший в выдуманном третьем туре выборов 2004 года Виктор Ющенко, во время последующих выборов 2010 года набрал всего 5,45% голосов избирателей. В чем-то это абсолютный антирекорд: мало кто из действующих глав государств может похвастаться такой мизерной поддержкой электората уже через шесть лет после триумфальной победы своих симпатиков в уличном противостоянии и в процедуре «демократического волеизъявления».

Впрочем, ровно таким же образом заканчивалась и карьера предыдущих президентов Украины: первого президента независимой Украины Леонида Кравчука пришлось переизбирать до окончания его официального срока полномочий из-за внутриполитического кризиса на Украине 1993–94 годов, а сменивший его Леонид Кучма уходил с президентского поста пусть и добровольно, но под улюлюканье еще того, первого «оранжевого» Майдана.

Так что судьба Виктора Януковича, неудачно уехавшего сначала в Харьков, а потом в Ростов-на-Дону, никак не выбивается из цельного ряда украинских президентов, каждый из которых завершал свою карьеру полным политическим банкротом.

Читайте также: Потому что Украина: Роман Носиков о беседе Порошенко с «президентом Киргизии»

Скорее всего, такая же участь уготовлена нынешнему украинскому режиму, который пришел к власти на смертях манифестантов и продолжает обеспечивать квази-стабильность за счет нагнетания того самого страха перед мифическим «русским Вием», от которого можно спрятаться только внутри магического круга «самостийности, незалежности и украинства». Круг этот начертан украинским Брутом на полу полуразрушенной церкви возле гроба Украины.

Впрочем, украинский петух пока что еще недостаточно жареный: между кризисами 1994, 2004 и 2014 годов Украина могла существовать более-менее стабильно каждый раз около десятилетия. Три года Евромайдана мы отмечаем сегодня. Значит, треть возможного срока уже миновала, с чем мы Хому Брута и поздравляем.

Алексей Анпилогов
Низкий старт Трампа: зачем Западу новые санкции против союзников Асада
Закрыть