Куда уходят террористы: Борис Долгов о тактике выдавливания в Сирии. ФАН-ТВ

Куда уходят террористы: Борис Долгов о тактике выдавливания в Сирии. ФАН-ТВ

06.11.2016 15:13
1472

К чему приведет тактика выдавливания террористов в Сирии? Среди кого они находят поддержку, и от чего зависит освобождение Алеппо? Каковы последствия недавней трехсторонней встречи министров иностранных дел России, Сирии и Ирана, которая прошла в Москве? Об этом репортер ФАН-ТВ поговорил с ведущим научным сотрудником Центра арабских и исламских исследований Института Востоковедения РАН Борисом Долговым.

– Борис Васильевич, как лично вы оцениваете итоги трехсторонней встречи, которая состоялась в Москве? По-вашему, к каким конструктивным решениям удалось прийти в вопросе борьбы с терроризмом в Сирии?

– Здесь, прежде всего, надо говорить о том, что эта встреча подтвердила общность позиций этих трех государств-единомышленников – это Сирия, Россия и Иран, общность их видения того, какова ситуация сейчас в Сирии, и общность того, что можно сделать для решения конфликта в Сирии. Здесь я бы отметил то, что заявил наш министр иностранных дел Сергей Лавров: США не выполняют своих обязательств, взятых на себя по сирийскому конфликту, и, более того, не будут их выполнять. Вот эта реалистичная оценка ситуации вокруг сирийского конфликта – это тоже один из позитивных результатов этой трехсторонней встречи. Но и, действительно, достигнуты соглашения не только по сирийскому конфликту, но и по развитию двусторонних отношений, экономических отношений между странами. Но главное, это сверка позиций по сирийскому конфликту: каковы методы и пути его разрешения, какова будет взаимная помощь государств, их видение дальнейшего развития ситуации.

– От чего зависит на сегодняшний день освобождение Алеппо? Какова расстановка сил в Сирии?

– Освобождение Алеппо – это один из главных моментов на сегодняшний день. На мой взгляд, до начала гуманитарной паузы сирийская армия при поддержке российских ВКС достигла значительных успехов. То есть, в районе Алеппо окружена многочисленная группировка террористических группировок (это «Джебхат ан-Нусра», сейчас она называется «Джебхат Фатах аш-Шам») и ряда группировок, которые наши американские партнеры называют умеренной оппозицией. Это около тысячи боевиков из «ан-Нусры»  и около восьми тысяч из этих так называемых умеренных группировок. В случае выхода умеренной оппозиции (умеренных боевиков, хотя это, в общем-то, каламбур) из Алеппо, открывалась бы возможность для решения ситуации в Алеппо. Но в случае, если они не захотят выйти, остается военное или военно-политическое решение. Я думаю, этот вопрос как раз и будет решаться в ближайшее время. Несмотря на то, что наш президент  дал указание на продолжение гуманитарной паузы,  это действительно очень гуманный шаг, шаг в направлении спасения и жизней мирных жителей и даже участников конфликта. Но если они не пойдут на это, тогда остается только военное решение. Оно возможно, поскольку эта группировка исламистских боевиков блокирована, окружена, и вопрос только в том, когда она будет подавлена. 

Смотрите также: Долгов: У России много союзников, несмотря на разгул двойных стандартов со стороны Запада. ФАН-ТВ

– Насчет методов борьбы с террористами: сначала их локально уничтожали, сейчас, насколько я понимаю, идет другая тактика – их выживание с территории. Но куда тогда уходят террористы?

– Да, это один из важных вопросов. Поскольку, действительно, эта тактика выдавливания боевиков из одного района в другой, притом, с оружием – на данный момент это, наверное, правильно, поскольку  боевики выдавливаются в те районы, где уже присутствуют эти силы экстремистов с семьями, – районы, где боевики находятся со своими семьями. И в случае продолжения ими боевых действий, они уже не смогут прикрываться своими семьями, как живым щитом, что происходит в Алеппо. Но, повторяю, эта тактика выдавливания боевиков из одного места в другое – это все-таки, наверное, временное явление, поскольку кардинально это, естественно, не решает вопрос. Необходимо радикально подавлять экстремистские группировки, не давать боевикам выйти из этого «котла», если мы назовем военным термином, а подавлять и даже уничтожать, поскольку к экстремистам, если они не сдаются, могут применяться по всем международным законам вот такие меры. Об этом говорилось и со стороны нашего руководства, со стороны руководства Министерства иностранных дел. Лавров заявил, что если боевики, которым предлагается альтернатива выйти из радикальных экстремистских группировок, отмежеваться от них, этого не делают, тогда они становятся мишенью, целью для нанесения ударов. 

Куда уходят террористы: Борис Долгов о тактике выдавливания в Сирии. ФАН-ТВ

– Борис Васильевич, какова роль Турции в сирийском конфликте? Турки продолжают открывать доступ боевикам к Сирии?

– Роль Турции в сирийском конфликте велика, безусловно. Но, к сожалению, не позитивна. Поскольку да, через Турцию продолжают идти боевики, которые приходят в ряды экстремистских вооруженных группировок. Турция ввела свои войска на север Сирии и поддерживает в этом районе Свободную сирийскую армию, которая воюет против сирийской правительственной армии. Собственно, это оккупация противозаконна – и в плане международного законодательства, и в плане нарушения территориальной целостности Сирии, о чем сирийское руководство говорит. Я недавно вернулся из Сирии, об этом сирийское руководство открыто заявляло, что это нарушение всяких законов, нарушение суверенитета Сирии – эта оккупация, фактически, части территории Сирии и поддержка боевиков из Свободной сирийской армии.

Далее, турецкое руководство заявляло, что оно будет участвовать в боях в Алеппо. Притом, на чьей стороне – непонятно было, но естественно, на стороне этих боевиков, так называемой умеренной оппозиции. Но предостережение, прозвучавшее со стороны сирийского руководства, не дало туркам вмешаться в военные действия в Алеппо. Я думаю, что здесь были и договоренности с Россией, Россия тоже не заявляла о своей озабоченности этой позиции Турции. То есть, Турция, к сожалению, выступает в роли экспансионистской силы, то есть, продвигает свою экспансию в сирийском конфликте, используя его для достижения своих интересов.  

– А вообще, есть понимание того, с кем сегодня сотрудничают террористы, среди кого они находят поддержку?

– Это наиболее важный вопрос, на мой взгляд. О нем можно много говорить, у меня есть публикации на эту тему. Если кратко сказать, то  сама группировка «Исламское Государство» (или ИГИЛ, или «Даиш» по-арабски) – это рукотворное создание. То есть, к созданию этой террористической группировки приложили руку, в том числе, и государства Запада, и Соединенные Штаты, когда они поддерживали все исламистские группировки, которые боролись против руководства Асада.

Куда уходят террористы: Борис Долгов о тактике выдавливания в Сирии. ФАН-ТВ

И вот одна из этих группировок «Исламское Государство», набрав эту силу, в том числе при этой вольной или невольной поддержке, превратилась в такого монстра, с которым сейчас борются несколько коалиций. Поэтому эта поддержка со стороны Запада радикальных исламистов – для того, чтобы руками радикальных исламистов убрать неугодный режим Башара Асада, – она, к сожалению, продолжается. Несмотря на все террористические акты и в странах Европы, и в США, до сих пор, насколько нам известно, есть контакты спецслужб с исламистскими группировками, с теми силами, которые Запад считает умеренной оппозицией. Хотя, на самом деле, это те же боевики, которые действуют так же варварски, так же отрезают головы. Но есть давняя политика США, если такое слово можно употребить: «мы знаем, что он сукин сын, но он наш сукин сын» – вот эта позиция по отношению к боевикам.

И здесь надо сказать, что и монархии Персидского залива поддерживают эти вооруженные группировки, которые они считают умеренной оппозицией, а  на самом деле, это группировки, которые в российских списках террористических организаций значатся как террористические организации. И то, что мы говорили по поводу Турции: есть поддержка со стороны Турции, в частности, Свободной сирийской армии, которую также поддерживают США. Поэтому эта поддержка, вольная или невольная, или поддержка для достижения своих целей – она, увы, подпитывает этот конфликт. Поскольку, действительно, конфликт существует только в результате того, что боевики имеют какую-то постоянную поддержку, в том числе финансовую. Хотя решением ООН  запрещена любая финансовая поддержка террористов. Но их, естественно, не поддерживают напрямую, а через различные неправительственные фонды, подставные фирмы. Это происходит, к сожалению. Но такова политика. Мы сейчас наблюдаем тот период в истории, когда сила, вооруженная или политическая, довлеет над международным законодательством.       

– Как вы считаете, насколько реально в таких условиях освободить ту же Сирию от террористов?

– Я считаю, что это возможно. Те впечатления, которые я получил от поездки в Сирию, я там не первый раз, – это решимость и сирийского руководства, и сирийской армии, и всех тех политических сил, с которыми мы имели контакты в Сирии, даже с оппозицией, но с патриотической оппозицией,  действующей внутри Сирии. Решимость бороться с терроризмом до конца. То есть, ставится вопрос об освобождении всей территории Сирии от радикального исламизма. Это соответствует интересам и России, поскольку Россия заинтересована в том, чтобы не дать возможности радикальному исламизму пройти к границам России, к границам Центральной Азии.

Как этого достигнуть? С помощью и дипломатии, и политики, и – есть сейчас такой термин – «военно-политическое решение». То есть, то, о чем мы говорили: подавление наиболее боеспособных радикальных, экстремистских группировок, что позволит другим группировкам войти в политический процесс, переговорный процесс,  и это даст импульс именно политическому решению.

Смотрите также: Беда одна, и молитва наша едина: о теракте А321 над Синаем рассказал ключар Исаакия. ФАН-ТВ

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Анастасия Алексеева; Александр Цупило
Манера Трампа вести свой аккаунт показалась главе Twitter беспрецедентной
Закрыть