Пуговица Сталина. Колонка Руслана Мармазова

Пуговица Сталина. Колонка Руслана Мармазова

31.10.2016 16:53
755

Пуговица Сталина. Колонка Руслана Мармазова

В ночь с 31 октября на 1 ноября сего года наступает очень неоднозначный полуюбилей. Ни до, ни после ничего подобного у нас как-то не происходило. Есть, правда, призрачный вариант, что нечто совсем чуть-чуть схожее может нарисоваться в неопределенном будущем, впрочем, это будет уже совершенно другая история.

А тогда, в обозначенную ночь 1961 года, 55 лет тому назад, из Мавзолея, что на Красной площади, было вынесено тело Иосифа Сталина. И похоронено тут же, совсем рядом, у Кремлевской стены. Если нынче стать лицом к Мавзолею, ближе к левому углу, даже издали можно увидеть памятник товарищу Сталину, как правило, утопающий в цветах, между прочим. Плиту, на которой было обозначено две фамилии, тогда же с Мавзолея прибрали, позже на ее месте появилась другая — с лаконичной надписью: «Ленин».

О том, как и почему Иосифа Виссарионовича решено было забальзамировать и выставить на обозрение народных масс рядом с мумией Владимира Ильича, и отчего позже возникло волевое, надо заметить, но вместе с тем и трусливое решение о выносе тела вождя народов — написаны терриконы научных и псевдонаучных трудов. Не хочу добавлять к ним еще вагонетку своего досужего пересказа. Да и во всей этой ситуации с перезахоронением меня лично интересует всего пара аспектов. Да, их точно два, большой и маленький. Глобально — это отчаянная попытка заменить в советской истории могучую личность культом без личности. Из которой, замечу, не так много чего получилось. А если говорить о мелких деталях, меня в свое время впечатлила, смутила и даже обескуражила ситуация с пуговицами Сталина.

Пуговица Сталина. Колонка Руслана Мармазова

Понятно, что ни одного штриха в этой спецоперации… А была именно что спецоперация с перекрытой якобы для репетиции парада на 7 ноября Красной площадью, щитами, отгораживающими Мавзолей от случайных нескромных взглядов, бдительных товарищей в штатском и форменном… Так вот, ничего в этом действе не обошлось без Никиты Хрущева. Тем показательнее, что кому-то из участников не самой веселой церемонии пришлось срезать с кителя Сталина золотые пуговицы, погоны и звезду Героя соцтруда. Иных наград на форме генералиссимуса, одно только имя которого заставляло трепетать значительную часть планеты, не было.

Но зачем все это? Допустим, хотя это и очень вольная трактовка, что срезанные погоны и отобранная награда — что-то типа акта развенчания. Но золотые пуговицы, замененные на дешевые латунные, — это что такое? Глумление? Ритуал? В последнее не верю, если честно, дураковато как-то выглядит… Хотя приходилось натыкаться даже на версию, увязанную, только вы не смейтесь, с Хэллоуином… Нет, ерунда, конечно. Но ерунда знаковая. Говорящая непосредственно о масштабе Хрущева. Особенно в сравнение со Сталиным.

Мелок оказался лидер великой страны, невероятным зигзагом истории вынесенный на верхушку власти вместе со своей сомнительной «оттепелью» и тому подобными «хрущевостями».

Срезать пуговицы! Додуматься надо было… Собственно, а чего хотеть от персонажа, испытывавшего жгучий комплекс неполноценности по отношению к Сталину? Вперемешку со страхом, кстати. Хрущев боялся Сталина даже мертвого. Отсюда все эти беспрецедентные меры предосторожности во время перезахоронения. Никита Сергеевич не исключал народных волнений, вот ведь как. Собственно, и само место для могилы Сталина было определено не случайно. Хотели-то сначала отправить генералиссимуса на Новодевичье кладбище, но там нельзя было застраховаться от паломничества сторонников и почитателей стального Кобы, а то и похищения тела… У Кремлевской стены надежней как-то, под присмотром, что ли…

Пуговица Сталина. Колонка Руслана Мармазова

Еще Хрущев, как ни крути, был вынужден все время сравнивать себя со Сталиным и доказывать, себе в первую очередь, что он явно не хуже, круче, значительней. Но это был как раз тот случай, который в народе описывается как — «лезет в волки, а хвост собачий». От своего «хвоста» излишне простоватый и незатейливый советский руководитель так и не избавился. Сам-то себе он говорил, мол, если что, включит в себе «усатого» и покажет всем, а не только ооновской трибуне, «кузькину мать». Ничего он не мог! Чтобы включить в себе Сталина, надо быть Сталиным. А Хрущев был тем, кем он был. Потому от его правления остались унизительные хрущевки, анекдоты о кукурузе, кровь Новочеркасска и обрезанные пуговицы. А от эпохи Сталина — гордость Сталинграда, заводы и электростанции, уважительные сталинки и мощная страна, с которой в мире считался каждый. Страну, собственно, Хрущев-то и стал курочить первым, потом другие свою лепту внесли…

Хотел ли Никита Сергеевич, убирая Иосифа Виссарионовича из Мавзолея, для себя место застолбить? Не знаю. Исключить такого не могу. Во всяком случае, народ отозвался на нестандартную ситуацию кладбищенским анекдотом — мол, Ленин со Сталиным переговариваются, кто-де это в дверь Мавзолея скребется? Сошлись на том, что Никита с раскладушкой примоститься хочет…

Кстати, как по мне, настоящим приговором временам Хрущева и его специфической персоне стал надгробный памятник на том же Новодевичьем кладбище. Что-то более издевательское сложно было соорудить. История жестко все расставила на свои места, она это умеет.

Руслан Мармазов
Стало известно, как Минздрав будет бороться со СПИДом в России
Закрыть