Аня Чиповская снимается под дождем и снегом в инфернальном революционном Петербурге

Аня Чиповская снимается под дождем и снегом в инфернальном революционном Петербурге

31.10.2016 10:47
262

 

Фотография от PR НТВ

В одном из переулков Санкт-Петербурга неожиданно наступила дореволюционная зима с метелью: здесь идут съемки новой экранизации романа Алексея Толстого «Хождение по мукам», который телекомпания НТВ готовит к 100-летию Октябрьского переворота. Корреспонденты Федерального агентства новостей наблюдали за тем, как режиссер Константин Худяков устроил в Петербурге снежное шоу не хуже Полунина и как работала под питерским дождем актриса Аня Чиповская.

Небольшой Академический переулок на Васильевском острове запорошен снегом и освещен со всех сторон огромными софитами. Из каждого окна из-за занавесок и горшков с цветами торчат любопытные головы: наконец-то и на нашей улице праздник. Точнее, кино. Историческую драму по мотивам романа Алексея Толстого «Хождение по мукам» режиссер Константин Худяков частично снимает в Санкт-Петербурге, выбирая для съемок самые «неоткрыточные виды». В фильме не будет сцен на фоне помпезной Стрелки, роскошного Зимнего, изящного Исаакия и других узнаваемых мест. Но, без сомнения, все узнают эти тихие переулки, высокие узкие окна, одиноко качающиеся фонари, просторные проспекты и строгие здания, всю ту атмосферу Петербурга-Петрограда, в которой развернутся истории героев Толстого.

В переулке на Васильевском со времен Петра было не развернуться, вот и сейчас здесь с трудом помещается съемочная техника, краны, огромные софиты выше домов, рабочие с мешками пенопластового снега, актеры массовки, гримеры, чьи-то дети, кибитка с черной лошадью, люди со стаканами горячего дешевого кофе и все, что сопутствует съемкам большого кино.

«Кто позвал сюда кучера? Мы еще не готовы, не пугайте лошадочку! И снег не топчите!» — помощника режиссера не всегда видно, зато отлично слышно. Сам режиссер, Константин Худяков, в неприметной курточке ходит между людьми и останавливается у огромной машины-фена, которая сейчас будет запускать метель.

 Ну что, Константин Павлович, снежное шоу устроим? — спрашиваем режиссера.

— Да, Полунин вот сейчас выскочит.

 Вы, кстати, тоже на Полунина похожи чем-то…

— Ну-ну, я не такой седой!

Часть Академического переулка уже подготовлена к съемкам и запорошена искусственным снегом, на котором уже оставили неисторические следы кеды и кроссовки с узнаваемой рифленой подошвой — остается надеяться, что следопытов среди зрителей кино не найдется. По команде из мешков начинают вытряхивать метель, а потоки воздуха из фен-машины несут ее прямо на актеров массовки, торопливо идущих через улицу.

«Так, зима, Петербург, холодно, очень холодно, всем понятно? Холоднее, чем в предыдущей сцене!» — напоминает всем голос из динамика.

Достоверности добавляет питерская погодка: кажется, ей понравилась идея снега над Васильевским островом, и типичный осенний дождь, моросящий весь день, постепенно превращается в мелкий снег, который заставляет всех ежиться по-настоящему.

«Ой, да так теперь по всей России будет», — философски говорит озябшая Аня Чиповская. Впрочем, замерзнуть она не особенно успела: во время коротенькой сцены ей нужно было только выйти из кибитки и зайти в парадную, которую московские киношники упорно называли подъездом всю съемку. По сценарию, в этом эпизоде сестры Катя и Даша Булавины приезжают к дому футуристов, где героине Анны Чиповской предстоит встретить своего будущего возлюбленного инженера Телегина.

После съемки Аня рассказывает нам, что образ Даши еще только прорисовывается в каждой сцене. «Это очень тяжело, будет все очень непросто, потому что образ сложнейший, и мы только наметываем первые моменты, — говорит актриса. — Это сложно еще и потому, что у каждого своя классика. Люди говорят: «Даша совершенно не такая» или «она такая-то и такая-то»... Но я решила не обращать на это внимания, потому что это мой роман, ровно, как и чей-то еще. Мы с Юлей Снигирь постараемся максимально честно сделать то, что от нас зависит, тем более, что перед нами это делали другие актрисы».

Второй сестры, Юлии Снигирь, в этой сцены нет: в кибитке ее заменяет дублерша, которая все время до съемки прячет шубу и кокетливую шляпку с пером под зеленым дождевиком.

«Это очень смешно, — говорит Аня Чиповская об их «сестринстве» на съемочной площадке. — Мы уже играли братьев Эдгара и Эдмунда в «Лире» Константина Богомолова, а сейчас дожили до сестер».

По сюжету Катя высадит свою сестру Дашу у дома, где проходит собрание «общества нового быта», а сама уезжает на свидание с поэтом Бессоновым, очаровавших салонных жительниц дореволюционного города, с которым она изменяет мужу. В этот же день Константин Худяков успел снять и другую сцену из «революционной части» — все под тем же промозглым дождем.

«Хорошо, что мы успели отснять золотую осень в Михайловском саду, в парках — сняли прогулку героини, детей, играющих в мяч, — говорит режиссер. — В такую погоду, как сейчас, этого уже было бы не сделать. Сейчас, несмотря на то, что сегодняшняя съемка при такой погоде была просто на вынос мозга, тратой последних сил, тем не менее, садясь к монитору, я говорю: «Это тебе на пользу». Эта грязь, потекшие листовки, вывески, мокрые крупы лошадей, плети казаков свищут сквозь морось, транспаранты в каплях… Мне хочется, чтобы революция была немного инфернальна… Так что погода нам на руку».

Для режиссера, жаждущего инфернальности в кадр, Петербург — самое подходящее место, поэтому съемки «Хождения по мукам» пока продлятся в осеннем городе на Неве. Третью в истории романа Толстого десятисерийную экранизацию покажут российскому зрителю осенью 2017 года, в столетие революции, кардинально изменившей жизнь нашей страны.

Интервью с режиссером фильма Константином Худяковым читайте на сайте Федерального агентства новостей в ближайшие дни.

Евгения Авраменко
Трамп и Тимошенко, Ле Пен снимет санкции, раскол внутри ЕС: что сказал Пушков
Закрыть