Виктор Мураховский: Третья мировая война в двадцать минут не уложится

Виктор Мураховский: Третья мировая война в двадцать минут не уложится

29.10.2016 10:58
3750

Виктор Мураховский: Третья мировая война в двадцать минут не уложится

Возможно ли появление над Сирией неопознанных самолетов? Надежна ли натовская ПРО? Как будет выглядеть глобальный вооруженный конфликт XXI века? На эти вопросы в продолжении беседы с корреспондентом Федерального агентства новостей отвечает полковник в запасе Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества».

НЛО над Алеппо

— Виктор Иванович, в прессе сейчас муссируется вопрос о возможности опасных инцидентов в Сирии, которые могут привести к роковым последствиям. Например, цитирую: «Неопознанный самолет атакует и сбивает над восточным Алеппо российскую машину, что вполне может стать прологом к новой мировой войне…» Почему сейчас угроза Третьей мировой не просматривается, вы уже объяснили. Но давайте теперь разберемся с самолетом. Может какой-то самолет появиться над Алеппо и остаться для нас неопознанным?

— Согласно протоколу, который мы с американцами подписали, а это действующий документ о предотвращении инцидентов в воздушном пространстве Сирии, в том случае, если какая-то сторона обнаруживает неопознанный самолет, она сразу связывается со штабом противоположной группировки «партнеров». Это прямая линия связи, и по ней задается глупый вопрос: «Это не ваш ли самолет тут у нас пролетает?» Это раз.

Читайте начало интервью: Виктор Мураховский: Поход «Адмирала Кузнецова» к Сирии — это не показуха

Второе — вы знаете, на практике всякое случается, и вполне, конечно, могут и системы ПВО, и РЛС на истребителях, которые в это время в воздухе находятся, пропустить какой-то летающий объект. Теоретически могут. На практике такое случается крайне редко. Обычно пролеты неопознанных самолетов связаны с тем, что никто не хочет брать на себя ответственность, чтобы их «заземлить».

— Сразу вспоминается приземление Матиаса Руста в 1987-м на Васильевском спуске...

— Руст — это известный всем пример. Его могли бы несколько раз сбить на маршруте — это всем известно. А другой случай, сейчас почему-то не столь известный, это 1989 год и советский МиГ-23. У машины над Польшей случился помпаж двигателя. Пилот катапультировался, а «двадцать третий» самостоятельно полетел дальше. Автономный полет продолжался до полного исчерпания топлива. Машина рухнула на ферму в Бельгии. Натовцы обнаружили летящий истребитель, но сбить его так и не решились.

— Это все случаи, когда в ситуацию вмешивался т.н. «человеческий фактор». Воздушная цель была обнаружена, но приказа на ее уничтожение дать никто не решался. Но давайте вернемся к Сирии. Будет ли сбит обнаруженный нами неопознанный самолет, который может представлять опасность для наших ВКС?

— Как я понимаю, сейчас наше командование на этот счет имеет четкие инструкции, знает пределы своих полномочий, так что…

— Будут сбивать?

— А я не знаю инструкций. Я их не читал.

Виктор Мураховский: Третья мировая продлится не двадцать минут, а долгие годы

— Но шанс на то, что сбивать будут, велик?

— Шанс велик на то, что сначала выяснят, «не офигели ли вы там?» А потом уже будет решение. Понятно, что, в случае такого инцидента, решение будет приниматься на самом высоком уровне — на уровне высшего военно-политического руководства страны.

— Подводя промежуточный итог, можно сказать, что теоретически ситуация, когда неизвестный самолет наносит удар по нашим где-нибудь над Алеппо, возможна. Практически же — нет.

— Скорее всего, так и есть.

Фактчекинг и угроза глобусу

— Я так понимаю, что для более предметного прогнозирования кризисных ситуаций надо знать все обстоятельства? Иначе получится голое сосание из пальца, имеющее мало общего с реальным положением дел, и обсуждение «сфероконя в вакууме».

— В том-то и дело. Вспомните, как все было со сбитой турками «Сушкой». Сперва президент Турции и премьер буквально соревновались, спеша объявить, кто из них первым отдал приказ нанести удар по нашему бомбардировщику. Сейчас же выясняется, что все это было лишь попыткой «сохранить лицо»… Дома на диване можно «прогнозировать» и «прозревать» что угодно. Но международные отношения — это совсем другой уровень компетенции. Удивительно, что этого не понимает столь большое количество человек, включая не только сотрудников СМИ и простых обывателей, но и куда более высокопоставленных персон.

— Вы имеете в виду высказывания главы МИД Великобритании Бориса Джонсона, обвиняющего Москву и Дамаск во всех мыслимых грехах?

— Не только. Когда слушаешь некоторых американских конгрессменов или британских парламентариев, хочется выразиться «в три этажа» и сказать: «Ребята, вы вообще представляете, о чем вы говорите?» К сожалению, на Западе сейчас ушло поколение политиков, которое застало «Холодную войну». Это в Европе она была холодной, а на периферии полыхала — только в путь. Значительная часть современных западных политиков, привыкших существовать в однополярном мире, просто не понимает меру своей ответственности. Нет у людей, как говорится, страха Божьего. Они не видели никогда своими глазами, что такое бомбардировка. Причем не по кому-то там за тридевять земель, а по своим солдатам, по своей территории, по своим городам. Поэтому — да, крайне легкомысленные высказывания, приклеивание ярлыков, за которыми никаких фактов не стоит. Создается ощущение, что выражение «фактчекинг» просто исчезло из лексикона политиков и журналистов на Западе. Читаешь их обвинения: «Вы развертываете новые соединения, которые угрожают безопасности Литвы!» Берешь глобус и обычный циркуль, начинаешь мерить расстояние и думаешь: «А на Урале наше соединение тоже угрожает безопасности Литвы?»

— Безусловно. Они же на том же глобусе находятся!..

Виктор Мураховский: Третья мировая продлится не двадцать минут, а долгие годы

— Вот в итоге и получается, что обвинения в сторону России сводятся к заявлению: «Вы угрожаете безопасности нашего глобуса».

— Потом это заявление сто раз повторяется в подконтрольных СМИ и становится догмой, не требующей доказательств. Затем на основании догмы, а не объективного анализа ситуации, с легкостью принимаются государственные решения, просчет последствий которых выходит далеко за пределы компетенции лиц, эти самые решения принимающих.

— Ну, в Армии же недаром говорят: «Самый бесстрашный на войне тот, кто меньше всего знает!» — и это абсолютно справедливо.

Сколько продлится Третья мировая

— Итак, Третьей мировой пока не предвидится, несмотря на весь сопутствующий данной теме шум. Но дыма, как известно, бег огня не бывает. Стороны проводят учения по тематике применения стратегического ядерного оружия. Осмысливают проблематику ЕвроПРО. Можно сказать, что в виртуальном пространстве Третья мировая давно бушует. Так ведь?

— Ну, соответствующие сценарии, естественно, разыгрывались и у нас, и у них, еще во времена Советского Союза. Совершенствовались модели применения. Понятно, что тренировка наших стратегических ядерных сил тоже проходит в обстановке, которая примерно соответствует предполагаемой... Розыгрыши кризисных ситуаций проходят постоянно и в разных форматах. Например — в телевизионном, как это в начале текущего года продемонстрировала телекомпания «Би-би-си» в своем нашумевшем фильме World War Three: Inside the War Room. Более серьезным форматом является двухсторонняя командно-штабная игра на картах. В последнем случае моделируется только техника, а весь механизм сбора информации, ее анализа и выработки на основе этого анализа тех или иных решений отрабатывается с задействованием живых людей — в соответствии с их должностными обязанностями. Как показывает практика, самые трагические ошибки совершаются в тот момент, когда начинают отыгрываться действия предполагаемого противника.

— Очень часто информация о противной стороне ввиду нехватки данных объективного анализа подменяется собственными предположениями о возможностях противника?

— Именно так. Помните, как написал военный теоретик и историк Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц? «Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно». Вот это и есть основа. Недаром формы и способы ведения военных действий называются военным искусством. Потому что военные действия — это только наполовину наука. А на вторую половину — искусство, к которому надобны талант и предрасположенность. Беда современного общества в том, что диванных стратегов у нас на просторах интернета — хоть пруд пруди. А вот настоящих военачальников всегда не хватает.

— Сколько продлится Третья мировая, по мнению не диванного эксперта?

— В ходе внезапных проверок систем боевого управления создается некая стратегическая оперативно-тактическая обстановка, в которой действуют стратегические ядерные силы. Аналогичная ситуация происходит и с другой стороны. При этом иногда некоторые оценки становятся достоянием гласности. Из последних высказываний западных военных можно понять, что Третья мировая война, по их мнению, продлится… 20 минут. Начнется она с информационных атак, будут широко применяться элементы сетецентрических войн, точечные удары и т.д. Я, откровенно говоря, в подобное не верю. Я знаю, что моделирование не подтверждает точку зрения наших западных «партнеров». Если Третья мировая начнется, то это будет длительная, тяжелая война с крайне высокими потерями в вооруженных силах и с массовой гибелью гражданского населения.

Виктор Мураховский: Третья мировая продлится не двадцать минут, а долгие годы

Закулисье военной статистики

— Раз вы упомянули термин «моделирование», давайте помоделируем. Попробуем хоть в какой-то степени представить облик глобального вооруженного конфликта XXI века. Уверен, большинство читателей в первую очередь будет интересовать вопрос, насколько быстро стороны такого конфликта перейдут от применения конвенционных видов вооружения к обмену ударами «ядрен-батонов»?

— Я думаю, что сейчас, к сожалению, мы пришли к такому состоянию Вооруженных сил России и НАТО на европейском ТВД, что ядерное оружие будет использовано практически сразу. В годы «Холодной войны» состав обычных Вооруженных сил позволял определенное время действовать без применения ядерного оружия, и только в крайнем случае, например в случае развала фронта, предусматривался переход к применению тактического ядерного оружия. Американцы по своей доктрине даже пытались ограничиться этим уровнем. Но еще наши учения советских времен показали, что эскалация ситуации быстро перескакивает с уровня тактического ядерного оружия на уровень оперативный, а потом и на уровень стратегического ядерного вооружения.

— Возвращаясь в день сегодняшний, можно констатировать, что после первого же обмена ударами стороны мгновенно схватятся за ядерные «дубинки», так?

— Не мгновенно, но очень быстро. В течение буквально одних–двух, максимум трех суток.

— Иными словами, после первой же «Хиросимы» грянет ядерный Армагеддон.

— Совершенно верно. После первого же факта применения ядерного оружия напряженность конфликта резко возрастет.

— Насколько резко?

— На порядок.

— Как вы оцениваете возможности существующей сейчас ЕвроПРО?

— На мой взгляд, это тоже скорее демонстрационная система, которая больше решает военно-политическую задачу, чем военно-техническую. В рамках моих знаний, данная система противоракетной обороны с очень низкой вероятностью способна работать даже по одиночной баллистической ракете средней дальности.

— Можно сказать, что система ЕвроПРО — это реализация концепции «пусть будет хоть что-то, чем не будет ничего»?

— Да. Что тут важно понимать? Важно понимать, что когда говорится: «Мы развернули систему ПРО, которая перехватывает 98% баллистических ракет», — эта оценка базируется на одном–двух реальных испытаниях, а все остальное — это математическое моделирование. Которое, вообще-то говоря, дает очень широкий спектр оценок.

Виктор Мураховский: Третья мировая продлится не двадцать минут, а долгие годы

— Разброс очень велик?

— Вот смотрите. Допустим, проводится массив испытаний, основываясь на котором, делается вывод: статистическая выборка дает 98%. Но это лишь предположения, в полном масштабе не проверенные на практике. В реальности 98% не будет. Зато могут быть, например, с некоторой вероятностью 99% и, с куда большей вероятностью, 30%. Что со всем этим будет в реальности, никто никогда предсказать не способен. Потому что природа мира вокруг нас, Вселенной и процессов в ней — аналоговая. Цифровыми дискретными методами можно в каком-то приближении только моделировать. А как известно, в аналоговых системах один дурак придумает так, что сотня мудрецов потом не разберется. Вот здесь абсолютно та же ситуация. То есть, в реальности может произойти что угодно.

ПРО ничего не гарантирует

— Есть ли в Штатах аналог нашей централизованной государственной Гражданской обороны?

— Нет, аналога нет. У американцев это все на местном уровне делается. Спасатели там всякие, пожарные части, национальная гвардия. Бомбоубежища, заглубленные/защищенные пункты управления, воздушно-командные пункты — это только на высоком федеральном уровне и на уровне высшего командования вооруженных сил сделано. Уже в регионах, в штатах такого нет. Там обычная гражданская администрация, которая такими проблемами не заморачивается. Для них что наводнение, что ураган, что ядерная война — все по одной статье проходит, и для устранения последствий те же самые силы задействуются.

— Технический прогресс в военном деле официально идет семимильными шагами. Но старая добрая доктрина взаимного гарантированного уничтожения по-прежнему актуальна. Способна ли она остудить горячие головы наших иностранных «партнеров»?

— Надеюсь, да. Ведь есть же известная история, связанная с Карибским кризисом 1962 года, когда у нас уже были развернуты ракеты средней дальности и оперативно-тактические на Кубе. Командующий стратегической авиацией США доложил президенту Кеннеди, что, мол, он гарантирует при первом ударе уничтожение 90% русских ракет. На что Кеннеди справедливо заметил: «А вы гарантируете, что точно знаете, на какие города упадут остальные 10%?» После чего командующий ушел в тень, и инициатива удара не была поддержана. А ведь тогда действительно мы на грани стояли, поскольку ядерные боеголовки были развернуты на позициях и были готовы к монтажу на самих носителях.

— К счастью, несмотря на Украину, санкции, Сирию и увеличение военного контингента НАТО в Прибалтике, мы до положения дел, подобных Карибскому кризису, еще не докатились.

— С одной стороны, несомненно. С другой стороны, уверенность стран Запада в своем подавляющем техническом превосходстве формирует у значительной части местного населения довольно легкомысленное отношение к проблематике применения ОМП. Информационная среда наших иностранных «партнеров» инфицирована настоящим вирусом технофетишизма. Мол, вот сейчас мы спутники предупреждения над Россией понавешаем, развернем в Европе и на Аляске свои системы ПРО, да и отсидимся за морями-океанами. Западный обыватель специалистом не является. Он начинает во все это верить и готов дальше отстегивать на вышеописанные технические игрушки деньги из своего кармана.

Читайте также: Новая ракета «Сармат»: еще одна головная боль для американской ПРО

На практике, я уверен на 101%, панацея от ответного массированного ядерного удара до сих пор не найдена. Система ПРО не будет столь эффективна, как это подается в иностранных СМИ. Будут неизбежные ошибки, связанные с человеческим фактором. Техника неизбежно покажет совсем другие результаты, нежели чем те, которые от нее ожидали. Словом, в случае с ПРО справедлива аксиома, используемая в отношении ПВО: она не защищает, а лишь прикрывает. И ничего не гарантирует.

Андрей Союстов
Четыре жителя Алеппо погибли под обстрелами со стороны боевиков
Закрыть