Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

31.10.2016 10:22
345

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Федеральное агентство новостей (ФАН) провело эксперимент по внедрению своего сотрудника в ряды террористической организации ИГИЛ, запрещенной в РФ. Корреспондентка ФАН под именем Зарема провела два месяца в тесном общении с представителями террористического подполья, которые, как выяснилось, особенно и не скрываются в Сети. 

Легенда

Главным методом при работе с исламистами стал для ФАН тот же принцип, которым террористы руководствуются они при обработке своих потенциальных жертв: использование человеческих слабостей. Если учесть, что вербовщик сам заинтересован в привлечении людей (например, получает за это свои деньги), то остается только создать образ персонажа, который вызовет интерес.

Персонаж должен создавать впечатление личности психически неустойчивой, подверженной давлению и влиянию со стороны. Желательно, в достаточной степени одинокой и проявляющей явный интерес к религии.

Очевидный вариант – девушка из южных регионов России. Исламисты сами готовы идти на контакт и предлагать свои услуги, если девушка отвечает несложным нормам: в ее аккаунте не должно быть фотографий с непокрытой головой, в списке друзей – как можно меньше людей мужского пола, при этом она должна быть достаточно симпатичной.

Мы решили использовать персонажа из кавказских республик: Чечня, Ингушетия, Дагестан. Единение по этническому признаку очень сильно в этих традиционных обществах, что также помогает нам легче налаживать связи. Кроме того, две Чеченские войны разбросали жителей региона по всему миру, поэтому им легче найти единомышленников в разных странах.

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Однако, при использовании этой модели у нас возникла проблема со знанием языка: практически все представители кавказских народов (тем более, с сильным этническим и религиозным сознанием) в той или иной мере владеют родным языком. В связи с этим, нам пришлось придумать историю о том, почему персонаж этим языком не владеет.

Для упрощения работы можно мы придумали историю, связывающую персонажа с событиями на территории ведения боевых действий (ушедший воевать родственник) – это сразу помогает нам определить, кто какую сторону поддерживает в конфликте.

Поиск аудитории

Поиск аудитории мы проводили в тех социальных сетях, где внимание администрации к публикуемым материалам ниже всего. 

Самый верный способ – поиск групп и сообществ в Facebook. Администрация этой социальной сети придерживается достаточно либеральных взглядов в отношении публикуемого пользователями контента.

Что касается тематики сообществ, где можно найти русскоговорящих вербовщиков исламистских организаций, то самыми актуальными оказались темы, связанные с обсуждением обеих Чеченских войн. 

Различные сообщества, поддерживающие сепаратистские движения на Северном Кавказе, как правило, объединены также и общим курсом религиозной пропаганды.
Примечательно, здесь же можно встретить и украинскую антироссийскую пропаганду: эти два движения очень тесно связаны, их представители поддерживают друг друга в разных сообществах (например, сообщество «Украина-Ичкерия-Кавказ»).

Реакция

Первая реакция обычно не заставляет себя долго ждать. В первый же день активного общения наша корреспондентка под именем Зарема познакомилась сразу тремя пользователями, которые обещали ей различного рода помощь, в том числе, в переправке на территорию Сирии.

Наша Зарема условно разделила типажи вербовщиков на три большие категории в зависимости от манеры их поведения:

1. Хвастовство и бравирование своими связями в «Халифате». 

Так, пользователь по имени Ахмед сразу раскрыл все карты и свои намерения.

Такие персонажи вызывают подозрение, однако они – самые общительные. Они охотно делились с девушкой интересной информацией, иллюстрируют ее интересным материалом. Однако в детали не вдаются, от конкретных вопросов уходят. Могут присылать собственные фотографии. 

По итогам нашего общения можно сделать вывод, что эта категория – самая распространенная среди вербовщиков ИГ. 

«Каждый второй пытается показать свою значимость и принадлежность к боевым действиям. Их не пугает тот факт, что мы едва знакомы. Ахмед долго писал мне, в том числе, в WhatsApp. Он постоянно хотел знать, чем я занимаюсь, что делаю, но самое главно – это то, что он постоянно хвастался. Он рассказывал об «операциях», в которых участвовал, отправлял свои фотографии с оружием. Все это было похоже на поведение маленького ребенка, который требует внимания к себе», - рассказывает наша «Зарема».

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета
 
Поскольку о деталях военных операций такие люди все равно стараются не рассказывать, у них Зарема узнавала о бытовой жизни исламистов. В частности, о роли женщины: они рассказывают, что женщины и старики в операциях не участвуют. Семьям с детьми выделяются дома, где жены следят за хозяйством. 

2. Второй типаж – осторожные.
 
Информацией делятся неохотно, однако такие персонажи - самые полезные, так как предпринимают реальные действия по организации перевозки людей на территорию «Халифата». 
Зарема прошла через самые изощренные методами защиты, которыми пользуются эти типажи: начиная с браузера Tor и заканчивая звонками в Skype с односторонней видеосвязью (для того, чтобы убедиться в том, что разговаривают с одним и тем же человеком). 

«Самым осторожным был Муса. Он постоянно звонил, но сам не говорил ни слова, только слушал. Он прямо говорил, что должен быть на сто процентов уверен в том, что говорит с одним и тем же человеком, потому что его пытаются убить агенты российских спецслужб» - так комментирует итоги общения с этим персонажем наша Зарема.

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Характерно, что именно Муса заявил, что поможет Зареме с изготовлением документов для пересечения сирийско-турецкой границы.
 
Третья категория – сексуально озабоченные.

«Такие персонажи выдают себя очень быстро. Сначала они обещали мне помочь, однако буквально через сутки начали требовать мои фотографии, видео. Обещали жениться и использовали это в случае моего отказа предоставить больше фотографий. Я не могла себе представить, что люди могут так подло пользоваться бедственным положением других. Тем более мусульмане, которые, по идее, чтят и уважают свою умму», - говорит наша Зарема, уже вошедшая в образ кавказской девушки и возмущенная таким потребительским отношением к себе.
 
Мы не стали публиковать интимные подробности общения нашей Заремы с представителями третьей категории вербовщиков, скажем лишь, что сексуальные мотивы действительно играют большую роль в привлечении рядовых пользователей в ряды террористов. 

Известно, что на территориях, контролируемых ИГИЛ, мужчины из числа боевиков регулярно насилуют женщин и детей, заводят целые гаремы из представителей местного населения, жестоко карая за любые попытки протеста. Некоторые исследователи даже называют сексуальный мотив одним из главных мотивов террористов – ИГИЛ дает им возможность безнаказанно издеваться над женщинами и детьми, что невозможно в цивилизованном государстве.

Основные результаты общения с радикалами

По итогам общения примерно с сотней пользователей мы составили обобщенный портрет вербовщика в социальных сетях: это выходец с Северного Кавказа, он не очень хорошо владеет иностранными языками, по-русски или по-английски говорит с ярко выраженным акцентом. Средний возраст – около 30 лет. Абсолютное большинство – мужчины. 

«Оказалось непросто найти среди вербовщиков человека, действительно готового помочь. Несмотря на высокопарные выражения про «исламскую умму», «братство мусульман» и т.д., большинство из них тупо пользовалось моим якобы тяжелым положением для того, чтобы познакомиться и вынудить меня отправлять свои эротические фотографии», - подводит итоги наша Зарема.

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Кроме сексуальных мотивов оказался силен мотив наживы. Зачастую вместо помощи с оплатой вербовщики сами просили оплаты каких-то услуг. Больше того, они предлагали Зареме взять с собой знакомую, которую можно будет продать. 

«За рабов и рабынь в Халифате дают хорошие деньги, поэтому многие предлагали мне взять с собой ничего не подозревающего человека, чтобы продать его там. Когда я говорила, что это подло, мне отвечали, что продажа кафиров угодна Аллаху и никаких нравственных норм мы не нарушим. Больше того, мне всерьез предлагали захватить с собой для этой же цели своих родственников, потому что родственники с большей вероятностью мне поверят и не будут задавать лишних вопросов», - сообщает наша Зарема.

«Я была в ужасе, когда они предложили мне перевезти с собой моего мифического отца и брата. С моей стороны это было бы очевидным предательством по отношению к ним. Однако Муса сказал, что он досконально изучил Коран и не нашел там запретов на эту тему, поэтому может вершить судьбы людей», - рассказывает наша условная Зарема после общения с вербовщиками.
 
Вербовщики часто обещают помочь деньгами, оплатить перелет (например, в Турцию) и проживание. Однако, сам такой собеседник не может принять решение о выделении средств самостоятельно – решения принимают руководители, «братья». Цепочки из таких «братьев», которым передавали нашу Зарему для дальнейшего общения, могли составлять 7-10 человек.

Иногда это длилось так долго, что мы начали думать, что с той стороны просто развлекаются. Однако в финале каждой такой цепочки всегда появлялся «брат» с конкретными предложениями.

Популярные страны

Получить достоверную информацию об источниках финансирования экстремистских организаций через социальные сети оказалось очень сложно, однако общие тенденции видны достаточно ясно. 

Абсолютное большинство наших респондентов, поддерживающих идеологию радикальных организаций (ИГ, «Джабхат Ан-Нусра»), эмигрировали из России в Турцию, где и проживают на сегодняшний день. Там они учатся в религиозных школах и институтах при поддержке кавказской диаспоры. Перевозка людей в Турцию выглядит обычным делом: человек, попавший на территорию этой страны, «передается» людям, которые в дальнейшем и занимаются его устройством, образованием и т.д. 

Та же ситуация прослеживается и с религиозными институтами в Саудовской Аравии. Лишь немногие из тех, с кем удалось связаться Зареме, проходили обучение в Саудовской Аравии и они, в целом, были менее радикально настроены, чем те, кто обучался или проживал в Турции. 

В большинстве своем мигранты, попавшие в королевство, не относят себя к числу радикальных исламистов. Однако у каждого из них есть «друзья или знакомые», которые могут помочь в изучении ислама на территории арабских стран. 

Внедрение в ИГИЛ: как вербовщики террористов манипулируют пользователями Рунета

Несмотря на то, что кавказские эмигранты в Саудовской Аравии менее радикальны по сравнению с теми, кто переехал жить на территорию Турции, к российской власти они относятся точно так же негативно, считая Россию «страной неверных».

Третья страна, которая периодически упоминается кавказскими эмигрантами в качестве возможности получения религиозного образования – это Иордания. Один из исламистов рассказал Зареме о том, что получал образование в Иордании, после чего переехал в Россию и был вынужден бежать отсюда на территорию Украины «за свои взгляды, так как, по его словам, России не нужны хорошие исламские проповедники». 

Маршрут перевозки людей в Сирию достаточно предсказуем. Единственное, что нужно человеку для того, чтобы вступить в радикальную организацию на территории Сирии, - это заграничный паспорт и деньги на билет до Турции. Причем, по выражению тех, кто занимается поиском потенциальных боевиков в интернете, до разрыва отношений между Россией и Турцией после инцидента со сбитым самолетом перевозка людей в Турцию вообще не была проблемой. 

После обострения российско-турецких отношений исламисты предлагали потенциальным новичкам маршруты через третьи страны: Белоруссию, Украину, страны Европы. 

Сейчас они рады восстановлению российско-турецких отношений, так как это позволяет им рекрутировать гораздо большее количество людей. 

«Если честно, вопрос перевозки людей в Сирию стал для меня самым большим откровением. Я и представить себе не могла, что все настолько просто. По большому счету, боевикам не нужны никакие вербовщики или агитаторы в России: накопил денег – и на следующий день ты уже в Турции», - делает вывод Зарема.

Девушки – вербовщики

Девушки общались с Заремой менее охотно, чем мужчины. Однако если девушка не побоялась вступить в диалог, узнать от нее можно гораздо больше полезной информации. Если девушка пообещала помочь, то результатов можно ожидать в самое ближайшее время. Обычно девушки стараются «передать» потенциального кандидата в ИГИЛ доверенным «братьям», которые откликаются на рекомендацию своей «сестры» намного быстрее, чем в ходе прямого общения.
 
Тем не менее, говорить о большом количестве женщин-вербовщиков (по крайней мере, в русскоязычном сегменте) не приходится. 

Основная черта, которая присуща девушкам, так или иначе связанным с «Халифатом» - это осторожность и недоверчивость. Например, в отличие от мужских вербовщиков, девушки требуют он-лайн голосового общения или записи голоса. При этом ни одна из девушек не раскрывает своей личности, от них наша Зарема не получила ни фотографий, ни каких-либо конкретных сведений об их местоположении.

Беглецы из ИГ

Определенный объем интересной информации Зареме удалось получить от тех, кто по тем или иным причинам покинул группировку. Обычно такие персонажи проживают на территории Турции (считают эту страну самой благоприятной для проживания в связи с тем, что она, с одной стороны, мусульманская и, с другой стороны, достаточно «светская»).

От них Зарема узнала много деталей, о которых не говорится в СМИ. Обычно эти персонажи негативно относятся к политике РФ, однако к деяниям ИГ они относятся с большей ненавистью, не считая их мусульманами.

В частности, от пользователя, назвавшегося Ибрагимом, мы узнали, что сами мусульмане считают ИГ хариджитами (изгоями мусульманской общины) за убийства мусульман. Интересно также, что по словам Ибрагима, почти всеми операциями ИГ командуют боевики организации «Имарат Кавказ», которых там называют «русскими». 

«Сейчас русские в «Халифате» не живут больше года. Именно русских отправляют «на убой», в качестве пушечного мяса. Обратно пути нет – исламисты убивают тех, кто попытается бежать или помогает другим пересечь границу. Еще они просто так убивают христиан и шиитов», - сообщил нам Ибрагим.
 
Другой человек, называвшийся Анаром, поделился с Заремой информацией о том, что сейчас в Турции находится около тысячи человек, желающих попасть в ИГ.

«Мы жили на юге страны, в съемных квартирах по 20 человек в комнате, приходилось постоянно драться за удобное место, еду, даже туалет. Постоянно воровали вещи, приходилось все ценное носить с собой. Вокруг меня был какой-то сброд, а не люди. Все говорили только о том, как они будут насиловать женщин в Сирии и сколько разного добра наберут, когда будут грабить города. Я удрал оттуда при первой возможности, повторять не хочу и тебе не советую», - рассказал нашей Зареме Анар.

Итоги

Наша Зарема подвела итог своего общения с исламистами в принципе ожидаемо – идейных боевиков ИГИЛ очень мало. За высокопарными словами и выражениями, которыми террористы заманивают в свои ряды, скрываются обыкновенные отморозки, падкие на деньги и женщин. 

Примечательно также, что, как оказалось, для выявления вербовщиков ИГИЛ не нужны какие-то особенные технологии и средства – достаточно хорошо проработанного персонажа, который вызывает доверие и интерес.

«Вашей условной Зареме удалось найти только собеседников, а не рекрутеров»

Источник в российских силовых структурах негативно прокомментировал результаты нашего эксперимента, назвав вывод о бесконтрольных рекрутерах ИГИЛ в социальных сетях преждевременным. 

«Проведенные мероприятия не позволяют прийти к выводу, что рекрутеры чувствуют себя в социальных сетях свободно. Это был поиск инициативный, при этом никто ничего в итоге получил в реальности – ни документов, ни денег. Финал истории мог быть совсем иной – ваша условная Зарема могла попасть в руки мошенников, попасть в бордель, в руки спецслужб, причем необязательно российских.

Ваша девушка действовала слишком откровенно, она не опасалась провокаций, она в итоге могла быть десять раз задержанной кем угодно. Корректно из этого эксперимента можно сделать только один вывод: данный пример показывает, что человек, который проявляет интерес к радикальным организациям, действительно легко находит в социальных сетях аудиторию, готовую обсуждать эти организации. Он действительно получит быстрый контакт, но никаких достоверных доказательств, что с той стороны будут именно вербовщики, нет.

И поэтому узнать достоверно, что с тобой произойдет там, можно только тогда, когда это уже произойдет. И вероятность, что все выйдет именно так, как мечтает ваша условная Зарема, очень низка – с большей вероятностью она попадет не к радикалам в Ракку, а в рабство в обычный турецкий бордель. Самое терпимое, что может произойти с таким персонажем, это потеря денег. С большей вероятностью будет потеряно все, вплоть до жизни», - подчеркнул наш собеседник. 

Алексей Громов
Опознаны все 12 жертв страшной автокатастрофы под Ханты-Мансийском
Закрыть