Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

24.10.2016 14:59
974

Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп считает, что операция по освобождению иракского города Мосула от террористической группировки «Исламское государство» проходит крайне неудачно, так как боевики знали о ней еще «несколько месяцев назад», а сама Америка выглядит попросту глупо. Об этом говорится в сообщении миллиардера, опубликованном в воскресенье на его официальной странице в твиттере.

Федеральное агентство новостей разобралось, так ли уж неправ господин Трамп.

Наступление с провальным результатом

Наступление войск возглавляемой американцами коалиции на иракский Мосул уже грозит стать наибольшей неудачей США в их борьбе с структурами «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ).

Похожая ситуация уже произошла текущим летом, когда американская коалиция столь же «успешно» штурмовала другую неофициальную столицу ИГ — сирийский город Ракка. Тогда «штурм Ракки» закончился исключительно тем, что отряды курдского ополчения из группировок SDF и YPG, вооруженные и подготовленные американцами, занялись освобождением районов компактного проживания курдов вдоль сирийско-турецкой границы. Это было с их стороны весьма логичным шагом — штурмовать хорошо укрепленную Ракку, да еще населенную в основном арабами-суннитами, дураков не было. Итогом того летнего наступления стало резкое ухудшение отношений между США и Турцией, сближение Турции и России и, как следствие, — отдельная операция Турции в северных районах Сирии, получившая название «Евфратский щит».

При этом «Евфратский щит», несмотря на то, что Анкара формально ведет наступление по территории, в прошлом захваченной «Исламским государством», не ставит перед собой задачи сокрушения ИГ. Единственная реальная цель этой турецкой операции — не допустить соединения двух независимых курдских анклавов, уже сформировавшихся на севере Сирии, и препятствовать объединению сирийских курдов с целью провозглашения формальной, а не только фактической автономии.

Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

Столь же многогранная ситуация складывается сегодня и вокруг иракского Мосула. В этом мегаполисе сейчас переплелись интересы Турции, иракских курдов, которые штурмуют его силами своего военизированного ополчения (пешмерга), уже превратившегося усилиями тех же США в регулярную армию, и шиитского населения Ирака, которое все более входит в конфронтацию с суннитским населением этой растерзанной войной страны.

Надо сказать, что Мосул всегда находился на стыке интересов различных этнических и религиозных групп Ирака, но сегодняшнее его положение вдвойне взрывоопасно. После военных активных действий 2014–16 годов взаимная ненависть между иракскими курдами, суннитской и шиитской арабскими общинами Ирака достигла небывалых высот. «Исламское государство», открыв в 2014 году «ящик Пандоры» этнорелигиозного конфликта в Сирии и Ираке, добилось своего: его противники, курды и шииты Ирака, де-факто задействовали столь же зверские методы противодействия экспансии ИГ, какие применялись им самим.

Читайте также: Западная пропаганда: «Мосул и Алеппо нельзя сравнивать!». А давайте-ка сравним

В частности, штурмы иракских городов Фаллуджа и Рамади, в основном населенных арабами-суннитами, проводились при прямой поддержке и участии частей шиитского религиозного ополчения, так как иракская армия в одиночку оказалась неспособна противостоять тактике и идеологии ИГ. Результатом такого использования идеологически мотивированных, но не связанных военными уставами подразделений стал взрывной рост насилия и военных преступлений — как по отношению к пленным боевикам ИГ, так и к местному населению. И если в отношении фанатиков из «Исламского государства» такие жесткие меры противодействия еще могут быть оправданы, то прямое насилие по отношению к суннитскому гражданскому населению Ирака лишь породило ответную волну противодействия, выразившуюся в массовом притоке суннитских добровольцев в ряды вооруженных формирований джихадистов и партизанскую войну суннитов.

Кто кого давит под Мосулом?

Что касается американской коалиции, то прошлая неделя и в самом деле стала катастрофой для войск, наступающих на Мосул. На закончившихся выходных основные сообщения поступали не из Мосула и его окрестностей — а из совершенно удаленных от него точек. По факту ИГ сегодня не только не сидит в глухой обороне, но и перешло к тактике мобильных операций на коммуникациях коалиции, опираясь на широчайшую поддержку населения на суннитских территориях и производя диверсии в приграничных курдских районах.

Так, еще 18–19 октября боевики ИГ нанесли отвлекающие удары в районе сирийского города Синджара, расположенного на дороге, связывающей Ракку и Мосул. Синджар был взят курдами после почти годовой осады, и его потеря оказалась крайне болезненной для террористов. Столь же критичным была бы утрата Синджара и для курдов, в силу чего они отвлекли часть сил для обороны этого важного пункта.

20–21 октября рассеянные по западному и северному Ираку диверсионные группы «Исламского государства» осуществили еще порядка полусотни нападений на войска и пункты коалиции. 21 октября ИГ начало атаки вблизи Мосула, вытянув на себя значительную часть отрядов курдской пешмерги и вынудив в итоге курдов перебросить к Мосулу часть гарнизона Киркука, чем критично была ослаблена оборона последнего.

Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

После этого-то ИГ и нанесло основной удар, который за четыре дня перерос в настоящую «дорожную войну». 21 октября боевиками «Исламского государства» была захвачена электростанция Киркука и несколько районов на юге города, а также перерезана дорога из Киркука на Эрбиль. На ликвидацию этой вылазки курдам не хватило и двое суток: большая часть боевиков-исламистов смогла уйти из Киркука, выполнив свою задачу отвлечения сил, штурмующих Мосул, и заставив кудров сосредоточиться на обороне своих городов.

Перекрыть столь протяженный район (от Мосула до Киркука — 174 километра по шоссейной дороге) курдам очень затруднительно: речь идет о том, что для такого рода операции надо задействовать около бригады, которая окажется «размазанной» по двумстам километрам, в результате чего каждая из ее мобильных групп вполне может сама стать легкой добычей для боевиков, осуществляющих маневр своими силами и самостоятельно выбирающими место нового удара.

Дорожная война ИГ спокойно продолжилась на юг и на восток от Мосула. Так, 23 октября с трех направлений джихадистами был атакован и захвачен город Рутба в провинции Анбар, находящийся на стратегически важной трассе Амман–Багдад и контролирующий пустынную часть иракской границы с Сирией. От Мосула до Рутбы — практически 700 километров, что показывает масштаб дорожной войны ИГ. Поскольку Рутба — достаточно изолированный город, то сообщения из него весьма отрывочные, но можно понять, что город полностью захвачен, а иракская армия и полиция из него практически бежали. Столкновения в Киркуке, который якобы еще 22 октября был «зачищен» от боевиков ИГ, все еще продолжаются. Джихадистами атакован иракский Аджиль вблизи суннитской «столицы» и родины Саддама Хусейна, города Тикрита. Захвачен небольшой город Баакуба всего лишь в 40 км от столичного Багдада — это в 360 километрах от Мосула.

Читайте также: Полмесяца до выборов в США: Америку «перезагрузит» либо Трамп, либо катаклизм

Во всех перечисленных точках сопротивление оказывалось очень слабое, командование городских гарнизонов бежит при первых выстрелах, значительная часть обороняющихся оказывается деморализованной еще до начала реальных боестолкновений. По сути, во многих местах Ирака повторяется картина захвата джихадистами самого Мосула в 2014 году, когда несколько тысяч боевиков в результате стремительной диверсионной операции смогли взять двухмиллионный город.

С другой стороны, такие стремительные атаки и молниеносные захваты иракских городов на весьма обширной территории указывают на другой момент — на «штурм Мосула» в ряды возглавляемой США коалиции было собрано все, что только может держать оружие в Ираке, — и регулярная иракская армия, и пешмерга, и отряды шиитского ополчения. Вся же остальная территория Ирака оставлена практически голой — с отдельными, весьма малочисленными и слабовооруженными городскими гарнизонами, которые не могут организовать должный отпор даже небольшим мобильным группам боевиков. Конечно, такие группы (а в большинстве случаев это отряды от 50 до 100 человек) не могут полностью захватить и, тем более, удержать стотысячные иракские города. Но таких групп вполне достаточно, чтобы сбить немногочисленные блокпосты на дорогах или разогнать слабые гарнизоны городков.

Трамп не ошибся: катастрофа коалиции США под Мосулом и «дорожная война» ИГ

Поэтому стоит констатировать, что своих целей дорожная война ИГ достигает — американская коалиция вынуждена распылять и без того скромные силы, с трудом собранные «с миру по винтовке» на штурм Мосула, для обороны своих коммуникаций и отбивания атак на свои города. И вот тут стоит вспомнить начальное высказывание кандидата в президенты США Трампа.

Основная интрига наступления на иракскую столицу ИГ — успешный штурм к президентским выборам США, дабы под такую внешнеполитическую удачу обеспечить победу нужного кандидата (и это явно не Дональд). Но, судя по всему, взять Мосул «к ноябрьской елочке под Белым домом» не получится. ИГ, к сожалению для американской коалиции, оказался достаточно крепким орешком.

Михаил Большаков
ЦСКА разгромил «Урал» со счетом 4:0 и поднялся на третье место в таблице РФПЛ
Закрыть