Игра на понижение: почему наши Южные Курилы — это не «северные территории»

Игра на понижение: почему наши Южные Курилы — это не «северные территории»

18.10.2016 19:04
366

Игра на понижение: почему наши Южные Курилы — это не «северные территории»

Заместитель председателя Совета Федерации по международным делам Андрей Климов выступил с инициативой совместного с Японией управления спорными для Токио южными островами Курильского архипелага при сохранении российского суверенитета над ними. В свою очередь, японская сторона сначала в полуофициальном порядке согласилась принять это предложение, но вскоре в полностью официальном — категорически отказалась.

Возникает вопрос — используя популярную ныне терминологию Евромайдана — что это: зрада или перемога, то есть предательство или победа? Ответ на него достаточно прост и понятен.

Дружба не в ущерб себе

Но для начала — немного личных воспоминаний.

Под Новый 2013 год к нам домой пожаловала съемочная группа японского телевидения — кажется, из Осаки: снимать предпраздничные хлопоты обычной многодетной российской семьи. Поскольку помочь любознательным японцам просил настоятель нашего храма, никаких причин отказываться не было. Гости из Страны Восходящего Солнца в количестве четырех человек снимали нас в течение трех с половиной часов, болтали с детьми по-английски, с нами — по-русски, расспрашивали обо всем: от Деда Мороза до итогов Второй мировой войны.

Чтобы не обижать гостей, высказались в том духе, что с течением времени важная для них территориальная проблема в отношениях с Россией рано или поздно будет решена мирным путем. С тем и расстались. Не ведаю даже, дошли наши, простых граждан России, слова до жителей Осаки и других японских городов, но факт остается фактом: японцев в 1945 году мы победили и никакого зла на них не держим, хотя, наверное, могли бы.

И за 1904–1905 годы, с «Варягом» и Цусимой. И за 1918–1920 годы, с оккупацией «арийцами Азии» Дальнего Востока и Сибири. И за Хасан, и так далее. Но точно так же зла мы не держим вообще ни на кого: ни на немцев, ни на чехов, ни на венгров с румынами, ни на американцев с англичанами, ни даже на «укров» нынешних. В общем и целом.

А в частном и конкретном — полностью за мир и дружбу. Только не на чужих условиях. И не в ущерб себе. Потому что и «пролетарским интернационализмом», и «общечеловеческими ценностями», и «братскими народами» переболели, наелись, и больше не надо. Даже задаром!

Игра на понижение: почему наши Южные Курилы — это не «северные территории»

Сперва суверенитет, острова потом

Поэтому японские претензии на четыре южнокурильских острова — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — не то, чтобы отвергаем, но категорически не приемлем. Именно как претензии. Потому что негоже таким благородным самураям, самим находясь под американской оккупацией, чего-то требовать от других, кто под такой же оккупацией не находится. Ибо японцы, по большому счету, не обладают полным государственным суверенитетом, а следовательно — их договороспособность весьма ограниченна.

Вот почему сначала Советский Союз, а затем и Российская Федерация категорически отказывались обсуждать с официальным Токио этот вопрос, пока действует неравноправный японо-американский договор о безопасности 1951 года и пока на японской земле на правах экстерриториальности находятся военные базы США.

Читайте также: Американская ПРО как мировой «ящик Пандоры»: Россия знает, как его запечатать

Конечно, были и у нашей страны моменты, когда эта дипломатическая броня снималась. Например, в 1956 году, когда Московской декларацией между двумя странами было прекращено состояние войны и заявлено о готовности СССР рассмотреть вопрос о передаче Стране Восходящего Солнца островов Хабомаи и Шикотан. Но — не в качестве «оплаты» мирного договора авансом, а в качестве жеста доброй воли со стороны Москвы. Тогда ситуация была заморожена как раз из-за позиции США, которые пригрозили, в случае отказа Японии от претензий на Итуруп и Кунашир, «оставить себе навсегда» архипелаг Рюкю с островом Окинава.

Второй раз согласиться на передачу Южных Курил Японии в Москве были готовы при президентстве Бориса Ельцина, с Андреем Козыревым во главе МИД РФ. Но что-то тогда «пошло не так»: подготовленный специально с этой целью визит «всенародноизбранного» в Японию не состоялся. А с приходом к власти Владимира Путина вопрос снова вернулся в плоскость Московской декларации 1959 года: то есть сначала превращение Японии в полностью суверенное государство, затем мирный договор и лишь потом — обсуждение передачи двух из четырех островных территорий.

Игра на понижение: почему наши Южные Курилы — это не «северные территории»

Япония от такой «дорожной карты» неоднократно отказывалась, продолжая, по настоянию США, требовать «все и сразу». Что ж, хорошо, в таком случае, уровень нашего предложения снижается: суверенитет над Южными Курилами остается российским, но на их территории допускается совместное управление, — видимо, по прецеденту Шпицбергена, признанного норвежским владением по Парижскому договору 1920 года.

Пока японская сторона предпочла — пусть не сразу, но отказаться, однако в Токио уже уяснили, что Россия начала игру на понижение. Что у Москвы «на руках» — очень мощная комбинация «военно-политических карт». И что рано или поздно придется соглашаться хоть на что-то, чем не получить ничего.

Владимир Винников
Сенатор Климов: Ограничения для наших дипломатов в США — последний «подарок» Обамы
Закрыть