Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Павленскому с женой предъявили обвинение в поджоге Банка Франции
ФАН-ТВ
Сколько стоит «Турецкий поток», и как он ударит по Украине и повлияет на США. ФАН-ТВ
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Сколько стоит «Турецкий поток», и как он ударит по Украине и повлияет на США. ФАН-ТВ

    12:48  13 Октября 2016
    8561

    Россия и Турция подписали межправительственное соглашение по строительству газопровода «Турецкий поток». 63 миллиарда кубометров газа в год предполагается транспортировать по дну Черного моря с помощью двух ниток магистрального газопровода. Длина морской части трубы составит 910 км (ее финансирует «Газпром»), сухопутной части, что пройдет по территории Турции, – 180 км. Проект призван заменить «Южный поток». Его стратегическая цель – отказ от украинского маршрута. О том, какую выгоду в строительстве газопровода усматривают обе стороны, лежит ли через «Турецкий поток»  путь к восстановлению российско-турецких отношений, мы поговорили с экспертом Союза нефтегазопромышленников России Рустамом Танкаевым.

    – Рустам Уланович, здравствуйте. Насколько сегодня Турция зависима от российского газа?

    – Если говорить о текущей ситуации, то сейчас 60 % потребностей Турции в газе обеспечивает Россия. Эта цифра колеблется. Если взять цифру прошлого года, то там было 59 %, позапрошлого года – 55 %. Как видите, зависимость от российского газа у Турции нарастает, потому что у нее очень быстро растет потребление. Прирост потребления, в среднем, если мы возьмем за 10 лет, составил 3 млрд кубометров газа в год. Поэтому к спуску первой очереди «Турецкого потока», то есть первых двух ниток, фактически ситуация к тому моменту уже изменится. То есть, не одна нитка будет востребована полностью на турецком рынке, а одна и кусочек от второй нитки.

    В перспективе, через 10 лет, весь газ, который по этим двум ниткам может поставляться, полностью будет востребован Турцией. У нее есть альтернативные источники газа – они хороши, проблемы никакой нет, но между этими источниками и Турцией стоит война на Ближнем Востоке. Если эта война прекратится, Ближний Восток будет спокоен, то, конечно, турки постараются диверсифицировать поставки и получать половину газа, скажем, с территории Ирана, Катара. Но когда это будет – никто не знает.   

    – А насколько важна Турция как рынок сбыта газа для России, если не брать в расчет очевидное – прибыль «Газпрома» и российского бюджета?

    – «Газпром» ведет, мягко говоря, консервативную политику на газовом рынке. 15 лет назад мирового газового рынка не существовало. Были отдельные региональные рынки, которые жили по своим законам, и обмен между ними был очень слабый. В той ситуации цены на газ на американском рынке и в Японии могли отличаться в 10 раз. То есть, это было никак не связано между собой.

    Рустам Танкаев интервью

    В настоящий момент сложился единый мировой рынок, таких перекосов цен больше нет, сжиженный природный газ решил проблему связи между рынками. В этой ситуации рассчитывать на то, что долговременные контракты на 25-35 лет, которые так любит «Газпром», будут дальше существовать – наивно. «Газпром» за это цепляется, в этой ситуации, конечно, возможность заключения таких долгосрочных контрактов приветствуется. Сейчас с Турцией, похоже, такого рода контракт намечается по «Турецкому потоку». Но, в принципе, конечно, «Газпром» теряет очень много. За 15 лет он потерял 40 % внешнего рынка. Конечно, Украина здесь сыграла решающую роль, но, кроме Украины, есть и другие потери, очень серьезные. «Газпром» пытается их наверстать, перейти на современные рельсы, и примерно 15 % объема газа в Европу сейчас продается по биржевым ценам, но происходит это крайне медленно, неохотно. «Газпрому» нужно преобразоваться, если он это сделает – Россия выиграет, мы себе опять получим рост сбыта газа и прирост денег от экспорта газа.

    Это, кстати, касается не только внешнего, но и внутреннего рынка. 15 лет назад «Газпром» обеспечивал 95 % потребления газа потребителями России. В настоящее время он обеспечивает 35 % потребления газа на внутреннем рынке – здесь «Газпром» не только не монополист,  но даже не главный поставщик.

    Смотрите также: Чего хочет Россия от Саммита БРИКС в Индии: предложения и ожидания из первых уст. ФАН-ТВ

    – А как возобновление взаимоотношений России и Турции повлияет на сирийской конфликт, и повлияет ли?

    – Это вопрос, скорее, для политолога, я инженер-нефтяник, могу высказать свою точку зрения, но стоить она будет совсем не дорого. Как простой человек и отчасти в прошлом военный, могу сказать, что если Россия сможет договориться с Турцией о том, как решить проблему сирийского конфликта, то на две трети проблема будет решена. Остается только деструктивная роль США – она находится вне пределов возможностей России и Турции. Тут совершенно другие интересы, технологии и задачи. С моей точки зрения, сейчас обкатывают варианты информационных войн на территории  Ближнего Востока. Тот, кто сможет овладеть этим оружием, будет владеть миром в ближайшие столетия. Как это будет работать – вопрос интересный, никому не понятный. Вам как журналисту это должно быть ближе, чем мне как инженеру. Но я могу вам сказать, что можно выделить несколько уровней агрессии в информационных войнах, самый высокий уровень агрессии – смена идеологии. Это оружие массового поражения в информационной войне. Американцы сейчас пытаются реализовать смену идеологии на территории Ближнего Востока. Пока у них ничего не получается. Если они научатся – спаси нас Бог.

    Рустам Танкаев интервью

    – Скажите, во сколько оценивается стоимость проекта «Турецкий поток»?

    – Это вопрос, скорее, не экономический, а, я бы даже сказал, философский: где начинается «Турецкий поток» и где он заканчивается? Если говорить «от скважины на Ямале до потребителя в Стамбуле», то, наверное, всю эту цепочку проектов, а это сотни проектов в сумме, можно оценить миллиардов в 20. Я видел такую оценку.

    Если говорить о технологическим коридоре, по которому может поставляться газ только исключительно для «Турецкого  потока», то определить его стоимость невозможно, потому что это кусок единой системы газоснабжения России. Как определить стоимость куска – не представляю, этого никто не знает. Тем более, что кусочки маршрута все время находятся в технологическим ремонте, и сам по себе маршрут газа меняется каждый день. У меня просто есть динамическая картина всей этой системы. Если говорить о том куске, который идет через акваторию Черного моря, то, по оценке Министерства иностранных дел, которое оно приводило в одном из последних интервью, это 4 млрд 300 млн долларов. Как видите, это вопрос не имеет ответа.

    – Хочется узнать ваше мнение, как отразится на Украине строительство «Турецкого потока», насколько серьезным будет удар по бюджету, экономике?

    – Украина как государство умирает. Это, конечно, будет удар, их и так нанесено очень много. Как это все разрешится, сказать очень сложно. Большинство политологов считают, что вопрос просто в том, когда Украина распадется и перестанет быть единым государством. Кто-то называет год, кто-то пять лет, разброс такой – от года до пяти. Украина находится в чрезвычайно сложном экономическом положении. Что касается нефтянки, мне известно до винтика. Я могу сказать, что нефтеперерабатывающей промышленности на Украине уже нет, она уничтожена, хотя была очень мощной, технологически неплохой. Нефть, которая подводилась по системе нефтепроводов из России на нефтеперерабатывающие заводы Украины, выкачана из нефтепроводов и продана за 500 млн евро европейским компаниям. Куда ушли эти деньги – никто не знает. Что касается самих заводов, то часть заводов уничтожена в результате военных действий, часть заводов потеряла своих владельцев и сейчас находится в руках криминалитета. Проводить там реально какие-то технологические операции невозможно. Никаких реальных объемов нефтепродуктов на территории Украины сейчас не производится.         

    – Каковы потери Украины от строительства «Турецкого потока»?

    – Как минимум, это два миллиарда долларов в год от транзита, потому что, если полностью будет реализован весь проект, то транзит газа через территорию Украины прекратится. Если говорить о первой очереди, об этих 31 с половиной миллиарде кубометров, то потери составят порядка одного миллиарда долларов транзитных денег. Но это далеко не все потери, потому что тут есть еще и пороговые вещи. Понимаете, система газопроводов Украины разрушается, даже притом, что они получают все два миллиарда. Если объем денег сократится, то, соответственно, и деньги, которые отпускает правительство Украины на поддержание работоспособности системы, тоже сократится. Причем не кратно, а может полностью прекратиться вообще. И тогда за нормальную работу газотранспортной системы никто не даст ломаного гроша. В этой ситуации мы увидим полную потерю всех денег за транзит Украины. Так что тут можно по-разному считать.

    Смотрите также: Интеллектуальную продукцию с «геном долгожителя» сделают в Томске для «Газпрома». ФАН-ТВ

    Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

    Автор: Анастасия Алексеева; Александр Цупило
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях