Развод по-американски: саентологи собирают и отправляют в США деньги и данные россиян. ФАН-ТВ

Развод по-американски: саентологи собирают и отправляют в США деньги и данные россиян. ФАН-ТВ

13.10.2016 1:10
1235

Петербургский журналист Дарья Варновская, как настоящий шпион XXI века, провела в церкви саентологов Санкт-Петербурга полтора года, а теперь решила обнародовать результаты своего уникального расследования. Видеосюжет ФАН-ТВ состоит из двух частей – эксклюзивного интервью и выступления Дарьи на пресс-конференции. Кроме того, читатели Федерального агентства новостей могут ознакомиться с текстовой версией материалов.

Видео ФАН-ТВ, часть 1. Шпион в стане саентологов: Дарья Варновская рассказала ФАН-ТВ о своем расследовании:

Почему деньги от доверчивых прихожан текут рекой к саентологам? Кто главный выгодополучатель этого  бизнеса? Каковы доходы религиозной группы «Саентологическая церковь города Санкт-Петербург» за неделю? На эти и многие другие вопросы в эксклюзивном интервью ФАН-ТВ ответила журналист Дарья Варновская, которая на протяжении полутора лет  проводила собственное расследование, внедрившись в данную организацию.

Видео ФАН-ТВ, часть 2. Развод по-американски: саентологи собирают и отправляют в США деньги и данные россиян:

– Добрый день, Дарья. Я знаю, что на протяжении полутора лет вы были в саентологической церкви, где проводили собственное расследование. Расскажите, какая атмосфера в целом царит в данной организации?

– Атмосфера, в принципе, достаточно дружелюбная, потому что у них не должно возникать конфликтов, чтобы не останавливалось производство. Они постоянно должны производить «клиров» – новых людей и должны продавать услуги, поэтому конфликты и какие-то стычки – это то, что там совершенно не нужно. Очень дружелюбная и демократичная атмосфера, но людей постоянно заставляют входить в эту среду: постоянно покупать услуги, больше времени проводить в церкви, для того чтобы всё их внимание в итоге было сосредоточено на этой организации.

Что касается штатных сотрудников, они все в делах: они постоянно либо продают, либо что-то делают. Им нужно иметь высокую статистику на своем посту, поэтому они постоянно работают, работают… Особенно в конце отчетной недели начинается жуткая суета. Если задание не выполнено, то все суетятся и стараются сделать так, чтобы оно было выполнено. Ну, а клиенты эту сторону процесса не очень видят, клиенты просто получают то, что они хотят.

– Вы говорили, что буквально за неделю доходы данной организации составляют около трех миллионов рублей.

– Да, побольше, три – это в не очень хорошую неделю.

– А в месяц какой может быть доход?

– Ну вот, посчитаем. Если мы возьмем четыре миллиона и умножим на четыре недели, то мы получим 16.

– Вы почувствовали на себе давление? И если да, то как вам удалось это проигнорировать?

– Это очень неприятно. Такое ощущение, что находишься то ли в армии, то ли в кабинете какого-то психоаналитика, который на самом деле не психоаналитик, а который пытается залезть в голову и всё там исправить. Вот это очень неприятно. Но как действовать в таких ситуациях? Не нужно брать это в расчет, нужно делать то, что требуется по заданию – то, что касается трудолюбия и выполнения плана. Это всё делать, а философию эту не воспринимать. Думать о другом, и тогда мозг будет нетронут.

– Все-таки вы провели в данной организации полтора года. Не боитесь ли вы дальнейших преследований?

– Сложно ответить на этот вопрос. Волков бояться – в лес не ходить. Естественно, для того чтобы добыть информацию, надо попытаться сделать что-то экстраординарное, потому что в отношении сект другими методами, на мой взгляд, работать просто невозможно. Может быть преследование, но – посмотрим, я буду вас информировать.

– Скажите, пожалуйста, насколько плотно саентологи, скажем так, угнездились на Северо-Западе и в Петербурге, в частности?

– Достаточно плотно. Они здесь давно и всегда снимают достаточно большие здания, у них все-таки есть здесь клиентура. Единственное, что у них еще нет идеальной организации, то есть, это специально купленное здание лично для них. Пока этого здания нет, можно сказать, что они не так плотно угнездились, как могли бы. Но если они это здание купят, то будет еще хуже.

Развод по-американски: саентологи собирают и отправляют в США деньги и данные россиян. ФАН-ТВ

– А в Москве каким образом обстоит ситуация?

– Я доступа сейчас не имею к церкви Москвы, но у них там есть идеальное здание свое. У них там статус, конечно, немного повыше, но, насколько я понимаю, после последних судебных дел они вообще не должны работать. Но, когда я спрашивала питерских сотрудников, работает ли Москва, они сказали – да, работает. То есть, я просто полагаю, что, независимо от решения суда, они всё равно будут собираться. Это такие люди, которые всё равно будут делать – наверное, до тех пор, пока не привлекут к уголовной ответственности. Вот когда привлекут – тогда, наверное, они успокоятся, да и то еще не факт.

– Я так понимаю, вы достаточно плотно изучили данный вопрос. Если рассматривать деятельность саентологов по регионам, где они более активны?

– Скажем так, сама активность, естественно, присутствует в Петербурге и Москве, потому что здесь полноценные организации, которые доводят человека до клира. Питерская организация – это организация класса «5», она именно доводит человека до клира. В регионах есть маленькие организации, они называются «миссии» и предоставляют вводные услуги, не до клира, а маленькие курсы – за 1500 рублей, книги могут продавать… То есть, активность есть во всех регионах, но высокая активность – именно в Москве и Петербурге, потому что здесь большие организации. Но люди в эти организации стекаются из разных регионов, и здесь нельзя сказать, что какой-то конкретно выходит вперед. Но вот я, допустим, видела, что у них очень много клиентов с Дальнего Востока, я лично это заметила. Но не факт, что это объективно: все-таки надо статистику посчитать.

– Сегодня вы предположили, что деятельность саентологов – это политические игры, которые затеяны США против России, в частности. Если это так, то как России противостоять данной организации? Ведь, насколько я понимаю, это так же подрывает и экономику нашей страны?

– Дело в том, что здесь экономический вопрос как раз-таки и является очень важным с точки зрения привлечения их к уголовной ответственности. Потому что привлекать их по экстремизму, к примеру, или по сбору данных – это гораздо сложнее. Непонятно, откуда здесь вообще начинать. А вот незаконная коммерческая деятельность – это то, что вообще лежит на поверхности, и то, что я сегодня рассказала, по-моему, этого вполне достаточно. Поэтому надо закрывать их так. Тогда все остальные проблемы решатся сами собой.

– Сегодня вы говорили о том, что эти организации очень живучи, и их практически невозможно «выжечь» с карты России.

– Если начать уголовно привлекать, то ситуация может стать лучше. Но они могут неформально собираться, я полагаю. Мне кажется, они могут собираться неформально. Но всяко нужно, чтобы эта организация была признана мошеннической, и тогда, по крайней мере, они будут юридически  не защищены.

– Как противодействовать деятельности данной организации? Создавать какие-то центры еще и для помощи людям, которые ее покинули? Ведь это все-таки психологическая зависимость тоже…

– На мой взгляд, во-первых, должно быть достаточное развитие культуры и науки, в том числе и в регионах. И журналисты должны сделать очень многое, потому что мы часто видим сюжеты про саентологию на ТВ, а сюжеты (давайте будем говорить откровенно) – часто это просто крики, пустой хаос, фактов нет. Если уж говорить о борьбе с сектой, то это процесс-то системный. И он начинается не просто с государства, он начинается с каждого, и со средств массовой информации в том числе. СМИ должны глубоко, полноценно освещать эту тему и рассказывать, как это происходит, чтобы человек действительно заинтересовался. А то, когда просто пустой шум и хаос, когда журналист пытается пролезть в двери, а его не пускают… А ведь мы видим именно такие сюжеты очень часто. Качество журналистики должно быть другой... Социальные службы, которые помогают человеку выслушать его… Но я полагаю, что это и так есть, насколько я осведомлена. Развитие регионов. Я считаю, что это важный пункт.

– Как вы считаете, саентологи  имеют отношение к хаосу (в том числе и в политическом мире), который царит сегодня? То есть, конфликты между РФ и другими странами – они как-то задействованы в этом?

– Они пытаются ни в какие конфликты не входить. Чтобы они могли спокойно осуществлять свою деятельность, им не надо себя позиционировать как конфликтных людей: они тихо-спокойно собирают здесь данные, вот и всё. А политической жизнью обычный сотрудник не интересуется. Дело в том, что обычному сотруднику даже новости смотреть нельзя: откуда он будет о политической жизни узнавать? Они не смотрят – им нельзя, а если они посмотрят – их потом вызовут в 20-й отдел по связям с общественностью и начнут спрашивать, что они там смотрели. В общем-то, это никому там не надо.

Развод по-американски: саентологи собирают и отправляют в США деньги и данные россиян. ФАН-ТВ

На пресс-конференции «Теневые миллиарды российских саентологов: как американская секта подрывает экономику нашего государства» Дарья Варновская рассказала о том, как устроилась в саентологическую организацию штатным сотрудником, чтобы изучить всю эту систему изнутри и в результате получить не вымыслы, а факты. При этом, никто из окружающих не подозревал об истинных настроениях Дарьи: все полагали, что она «самый настоящий адепт».

«В апреле 2015 года я начала собственное расследование, которое касается деятельности саентологической организации. Выводы, которые мне удалось сделать спустя больше чем полгода в этой организации, к сожалению, неутешительные. Я считаю, что церковь саентологии – это не религиозная организация. Это незаконная коммерческая организация, которая, помимо незаконной коммерческой деятельности, занимается еще и сбором данных и эксплуатацией сотрудников. А для того чтобы осуществить эти цели, она применяет определенные психотехнологии. Адепты оказываются в психологической зависимости.

Людей, которые имеют отношение к саентологии, можно условно разделить на две категории. Первая называется «публика», простым языком – это клиенты: люди, которые покупают эти услуги. Вторая категория – это штатные сотрудники: те, кто предоставляют услуги.

За время моего расследования мне удалось поработать там на двух должностях. Первая называется «этик-офицер», то есть, этический офицер. Речь идет о системе этики и правосудия, собственной внутренней правовой системе внутри организации. Эта организация занимается устранением инакомыслия. Если у вас есть неправильный ход мысли, на их языке это называется «контр-намерение», и если эти контр-намерения препятствуют целям церкви, то их нужно устранять.

Также эта система заставляет сотрудников работать. У каждого есть производственный план. Там очень много должностей, это огромная структура, там семь отделений, и на каждом посту есть количество чего-то, что нужно выполнять. Если сотрудник плохо работает, у него возникают проблемы. Его отправляют в секцию этики, где у него начинают выискивать эти контр-намерения. Этик-офицер имеет право созывать комитет по расследованиям и проводить этический суд, и там будет решаться вопрос о дисциплинарном взыскании к провинившемуся».

Дарья рассказывает, что  она решила сменить должность, чтобы также собрать побольше информации об экономической стороне работы церкви. «Следующая должность называется «регистратор». Говоря простым языком, это менеджер по продажам. Это просто человек, который продает услуги». К примеру, услугу «одитинг» (от англ. auditing), которая заключается в том, что сотрудник задает человеку вопросы, а тот рассказывает всю подноготную обо всех сферах своей жизни.

По словам Варновской, саентологи не имеют никакого отношения к богу. В эту церковь приходит очень много людей, которые настроены на зарабатывание денег, а саентологи внушают своим адептам, что именно с помощью церкви они станут здоровыми, успешными и богатыми. «Вы никогда не услышите там слов «божественная сила», зато вы услышите там слова «деньги» и «технологии», об этом там говорят каждый день, с утра до вечера», – рассказывает Дарья.

«Для того чтобы преодолеть все барьеры, которые мешают человеку добиться успеха, богатства и счастья, ему нужно двигаться по «Мосту к полной свободе». Это специальный термин, который является фундаментальным понятием в саентологии. «Мост» – это последовательность ступеней. На каждой из ступеней человеку предоставляют услугу «одитинг».

Варновская рассказывает, что человек с каждой ступеней повышается и в определенный момент доходит до состояния «клир» (от англ. clear – чистый). То есть, на языке саентологов, человек очищается.

«Пакет часов «одитинга» составляет 12,5 часов и стоит 62500 рублей. Но один, два или три пакета «одитинга» – этого недостаточно: для того чтобы стать «клиром», нужно пройти не менее 16-ти пакетов, а это у нас получается миллион рублей. Но это минимум. Потому что обычно речь идет о более высоких цифрах. И это только до состояния «клир».  Дальше человек продолжает двигаться, то есть, на этом его путь не заканчивается. Есть так называемые уровни «O-T», – Дарья произносит это как «оу-ти», – которые находятся после состояния «клир». Международное управление постоянно открывает новые и новые уровни, это бесконечно.

Но есть уровни, которые предоставляют уже в высших организациях – в Дании, в Америке… Там уже адепты переходят в руки международных саентологов, и они уже занимаются с ними. Питерская организация только до «клира» человека доводит, а дальше уже за границей».

«Регистратор», должность которого занимала Дарья, как раз осуществляет продажу «одитинга» с помощью настойчивых звонков и писем.

Что касается доходов, то саентологи меряют свои заработки «отчетными периодами», каждый из которых составляет одну неделю. Варновская подсчитала, что за одну неделю в среднем саентологическая церковь Санкт-Петербурга имеет валовый доход 3-4 миллиона рублей. «Но речь идет только о питерской организации, а у нас есть еще и московская, которая работает по той же самой схеме… 3-4 миллиона в неделю – большие цифры? Пожалуй, да. Но и этого мало! Международное управление считает, что саентологическая церковь Санкт-Петербурга должна зарабатывать в неделю 6 миллионов рублей. И поэтому на ежедневных собраниях, на которых обязательно присутствуют все сотрудники, им постоянно об этом говорят. Дальше их при помощи специальных процедур доводят до состояния энтузиазма, и они после этого уже такие бодрые и веселые бегут работать, зарабатывать деньги для организации и выполнять ее цели».

Варновская также рассказывает, что людей с помощью специальных тренингов постоянно обучают продавать услуги, причем делать это настолько тонко, чтобы у «клиента» не возникло ощущения, что его заставили принести деньги. Задача сотрудника – не заставить, а уговорить. Мотивация – вы вкладываете в себя, чтобы впоследствии с нашей помощью стать успешнее. Люди верят: занимают в долг, берут кредиты, даже если у них уже есть ранее взятые кредиты, и так далее. По мнению Дарьи, в этом и заключается экономическое преступление, которое совершает саентологическая церковь, ведь люди все свои деньги относят в эту организацию.

«Для меня, наверное, самый циничный и неприятный пример – это когда пожилому человеку, у которого и так нет денег, предлагают пройти программу очищения, говоря о том, что его физическое состояние и здоровье улучшатся. Но они не имеют права это обещать, у них даже нет никакой лицензии, это не медицинская организация!» – возмущена журналист. Порой люди копят с пенсии, чтобы наскрести на «одитинг» 62500 рублей.

Дарья Варновская делает несколько выводов: «Итак, саентология – это просто финансовая система с целенаправленным и достаточно жестким маркетингом, который включает в себя еще и черты сетевого маркетинга, потому что у них есть такое понятие, как «ВНС» – то есть, «внештатный сотрудник». Это не сотрудник церкви, это клиент, но он приводит других клиентов и получает за это комиссионные.

Очевидно, что эта организация имеет все признаки коммерческой структуры. Дело даже не в том, что она продает. А дело в том, что есть конкретное финансовое планирование…  Если сотрудники не справляются с планом, их отправляют в секцию этики и начинают отчитывать, и после этого дисциплинарные взыскания к ним применяются… Кроме того, они используют технологию продаж. Поэтому речь идет о коммерческой структуре».

Возникает вопрос: почему они не регистрируют себя в качестве коммерческой организации, а называются церковью? Дарья отвечает и на этот вопрос: они просто не хотят платить налоги.

По словам Варновской, в саентологической церкви имеет место культ личности. Объектом этого культа является ее основатель, американский писатель-фантаст Рон Хаббард. «Представляете, мероприятие, допустим, на 300 человек. В какой-то момент они все вместе встают и начинают хлопать портрету на стене. И по организационной политике, в каждом кабинете этой так называемой церкви обязательно должен быть портрет Хаббарда».

От незаконной коммерческой деятельности Варновская переходит ко второму, не менее важному аспекту – это сбор данных и угроза безопасности страны. «Дело в том, что в процессе их основной процедуры, то есть «одитинга», человек рассказывает всё о себе, о различных инцидентах в жизни. Это могут быть проступки и правонарушения, коммерческая афера – всё что угодно, в мельчайших подробностях». По словам Дарьи, есть специальный вид «одитинга» – исповедь, но, в отличие от настоящей исповеди, саентологов не интересует то, о чем думает человек, о чем он волнуется или печалится. Их интересуют только факты: что, кто, где, когда, каким образом, и были ли последствия. Вся эта информация формирует досье, которое собирается на каждого человека. Информация хранится в специальных папках. Более того, все данные, которые собирает здесь саентологическая церковь, полностью доступны международному направлению из Лос-Анджелеса, оно имеет доступ ко всем папкам. Когда человек покупает «одитинг», он подписывает специальную бумагу, давая согласие на обработку своих данных. То есть, по сути, он раскрывает свою подноготную добровольно.

«Конечно, когда речь идет о жизни простого человека – может быть, эти данные и не представляют для них такой великой ценности. Но не стоит забывать о том, что они активно привлекают в свои ряды и крупных бизнесменов, и звезд, и людей, которые имеют отношение к политике и государственным структурам, – подчеркивает опасность происходящего Дарья. – Церковь – это организация не автономная, она подчиняется международной церкви, которая находится в Лос-Анджелесе. Она присылает сюда директивы, которые обязательно выполняют, присылает сюда приказы – то есть, всё абсолютно находится под полным контролем.

То же самое касается и работы с врагами. Дело в том, что система этики и правосудия определяет врагов среди окружения адептов. Она выискивает врагов, то есть тех, кто против саентологии». Отчеты об этих людях переводятся на английский язык и отправляются в США, переводами занималась и сама Дарья.

«Что мы имеем в итоге? Массу людей, которая полностью контролируется международным правлением и четко выполняет все приказы, абсолютно все, потому что не подчиняться им нельзя. Они находятся в полном подчинении и в том числе собирают данные. В этом отношении, мне кажется, что это представляет некоторую угрозу  для безопасности».

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Евгения Швецова; Владислав Куликов; Дарья Пфау
Керри предложил Трампу советоваться перед звонками президентам
Закрыть