Особое мнение
Мой тренер Путин. Колонка Романа Носикова
Политика
Минченко назвал истинную причину отказа Яшина выдвигаться на выборы мэра Москвы
Следующая новость
Загрузка...

    Мой тренер Путин. Колонка Романа Носикова

    Мой тренер Путин. Колонка Романа Носикова

    Недавно мне исполнилось сорок лет. Шестнадцать из них я прожил при Путине.

    Началось наше знакомство с Владимиром Владимировичем с МГУ. В тот день моя будущая жена Ульяна Владимировна давала присягу студента МГУ в актовом зале главного здания на Воробьевых горах. Я пришел поддержать Ульяну и ее новых друзей-одногруппников в такой важный день. И неожиданно в зале появился он, тогда еще премьер-министр. Он быстро прошел к кафедре и сказал несколько коротких фраз о студенчестве, об образовании, о науке, об МГУ. О том, что все это значит для страны и ее будущего.

    Когда наша небольшая группка покидала главное здание с целью пробежаться до смотровой площадки, погулять, выпить пива и всякими другими достойными случая способами отпраздновать студенчество, юность и лето, я тихонько и задумчиво сказал: «А ведь этот парень — наш будущий президент. И надолго. У нас будет очень интересная жизнь».

    Все посмеялись. Так, благодаря Путину, я сделал первый в своей жизни политический прогноз.

    Впрочем, я сам довольно быстро забыл о своем предчувствии «интересной жизни». За окном лежала и умирала великая страна. Она уходила в небытие с каждым движением секундной стрелки, с каждым ударом сердца, с каждым выпуском новостей. Она была похожа на пьяного ветерана, которому прихватило сердце на улице, и вот он лежит в собственной блевотине и умирает, а люди обходят его, спеша по своим делам, не глядя ему в лицо, и только стайка шпаны ждет момента, когда можно будет подойти и содрать со стариковского пиджака медаль «За взятие Берлина».

    На экране нового уже президента нахваливал Немцов, вокруг хлопотали Березовский с Гусинским. А ветеран на улице все лежал. И казалось, что так будет и дальше, что так, наверное, и должно быть, надо просто смириться, так уж суждено, ничего не изменится.

    Но внезапно победой закончилась чеченская кампания. Потому были расторгнуты соглашения о разделе продукции. А затем начался разгром империй Гусинского и Ходорковского. Ответные цветные революции.

    Мой тренер Путин. Колонка Романа Носикова

    Тогда я полюбил читать иностранную прессу.

    Нет, путинистом меня сделала не путинская пропаганда, не Киселев и не Соловьев. Никогда не смотрел телевизор. Путинистом меня сделали «Речь Посполита», «Гардиан», «Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс», «Свобода», «Фигаро», «Ле Монд» и прочие подобные.

    Я видел, как они лгут в каждом слове, как «свободная пресса» ведет себя подобно толпе наемников, как их бесит Россия и как им мешает ее новый президент.

    Страна перестала напоминать умирающего старика. Она теперь была похожа на менеджера младшего звена в недорогом костюмчике. С неправильно завязанным безвкусным галстуком и на кредитном форде. А еще этот менеджер был женат и надеялся на покупки двушки.

    Менеджер вызывал презрение у богемы. Для них он был смешон. Смешны были его машина, его жена, его манеры, его зарплата, его работа. На него показывали пальцем, а он жил, работал. Зарабатывал. Любил. У него появился ребенок. Потом второй. За второго он получил родительский капитал.

    И бросил курить. И стал значительно меньше пить. У него изменились предпочтения в профессиях. А потом мой народ перестал вымирать.

    Менеджер пропал. Он исчез где-то на поворотах исторических дорог. Мы разминулись с ним всего-то на секунду, но когда я увидел свой народ в следующий раз, он уже был одет в новенький цифровой камуфляж и передавал ребенку с рук на руки рыжего кота. Мой народ был силен, грозен и вежлив.

    Нашей стране всегда было нужно многое. Порядок. Цель. Справедливость. Дисциплина. Вера в себя. Владимир Владимирович пытается успеть всюду. Кто-то полагает, что это проявления тирании, патриархальности. Или альфа-самцовости. А я скажу вот что.

    Возможно, я сужу субъективно, но полагаю, что Владимир Владимирович Путин старается быть для страны тем, кто был самым важным человеком для него самого. Я полагаю, что Владимир Владимирович старается быть тренером.

    Мой тренер Путин. Колонка Романа Носикова

    Он не старается нас обслужить. Он не старается нас задобрить. Мне кажется, что он пытается помочь нам измениться и стать такими, какими мы сами хотели бы себя видеть.

    А для начала — помочь нам понять, какими мы себя хотим видеть.

    Сейчас я смотрю в окно, а там за окном — Родина. Родина толкает перед собой коляску с ребенком. У Родины в животе — второй. Им обоим предстоит стать людьми. И нам придется сделать все, чтобы обеспечить им такую возможность. Сделать все для того, чтобы они, глядя в зеркало, были бы нам благодарны.

    Я за себя благодарен.

    Спасибо, Владимир Владимирович. Продолжаем?

    Автор: Роман Носиков