Лента новостей
Поиск
loop
Технологии
«Тор» на страже неба: лучший в мире ЗРК малой дальности из «страны-бензоколонки»

«Тор» на страже неба: лучший в мире ЗРК малой дальности из «страны-бензоколонки»

12:06  30 Сентября 2016
2157

Ижевский электромеханический завод «Купол»

Когда в обыденном разговоре упоминается Ижевск, то первые ассоциации, которые возникают в связи с этим городом у большинства россиян, это «Ижмаш», автоматы Калашникова и мотоциклы «Иж». Пожалуй, только сами жители Ижевска и узкие специалисты вспомнят еще Ижевский электромеханический завод «Купол» (ИЭМЗ), хотя его продукция гремит на весь мир.

На «Куполе» выпускается знаменитый зенитный ракетный комплекс «Тор». Корреспондент Федерального агентства новостей побывал на этом производстве и собственными глазами увидел, как создается российский «страж небес».

В ассортименте — ЗРК и нанокомпозиты

«Купол», входящий в состав концерна «Алмаз–Антей», является крайне примечательным предприятием. Основанный 20 июня 1957 года постановлением правительства СССР о размещении в Ижевске завода по производству аппаратуры радиоуправления, сегодня «Купол» — одно из крупнейших предприятий отечественного ОПК. За время своего существования ИЭМЗ произвел более 40 видов изделий военного назначения, в том числе счетно-решающие приборы, артиллерийский разведывательный комплекс «Рысь», аппаратуру активной защиты танков «Дрозд» и т. д. Но главным «коньком» предприятия были, конечно, зенитные ракетные комплексы «Круг», «Оса» и «Тор».

Боевая машина ЗРК «Оса»

Помимо этого, в рамках диверсификации «Купол» занимался выпуском и гражданской продукции. Чтобы оценить размах деятельности предприятия в этом направлении, достаточно отметить, что сейчас ИЭМЗ производит твердотельные гироскопы, нанокомпозиты, особо чистые материалы, оборудование для атомных электростанций и нефтедобычи, а также множество иных изделий гражданского назначения, включая… конвейерные линии ликероводочных заводов.

И все же «лицом» завода является, конечно, продукция военного назначения. Если ЗРК «Круг» давно канул в небытие, то снятый в 1989 году с производства автоматизированный войсковой самоходный зенитный ракетный комплекс малой дальности «Оса» до сих пор в немалых количествах состоит на вооружении армий 18-ти государств мира, включая ВС РФ.

Это открывает перед «Куполом» большие перспективы как по дальнейшему сервисному обслуживанию этих комплексов, так и по их модернизации с заменой элементной базы до уровня модификации «Оса-АКМ1». По словам генерального директора предприятия Фанила Зиятдинова, такая трансформация имеющихся на вооружении «Ос» позволит продлить жизненный цикл комплексов еще на 10–15 лет.

Генеральный директор ИЭМЗ Фанил Зиятдинов

Комплекс двух кнопок

Однако все же не «Оса» — главная «звезда» ИЭМЗ. В роли таковой, несомненно, выступает всепогодный тактический зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор», принятый на вооружение 19 марта 1986 года.

Не надо скептически усмехаться, глядя на указанную дату. За минувшие тридцать лет не только кардинально изменилась наша страна, но и сам «Тор» пережил минимум три серьезные модернизации.

Что же представляет собой этот ЗРК сегодня?

Современный «Тор» действует побатарейно. Одна зенитная ракетная батарея — это четыре боевые машины 9А331МУ (боекомплект каждой — 8 ЗУР), две транспортно-заряжающие машины (пополняют БК боевых машин за 18 минут), мастерская технического обслуживания, батарейный командный пункт «Ранжир» и «Каста» — подвижная трехкоординатная радиолокационная станция дециметрового диапазона кругового обзора дежурного режима. Максимальная скорость, которую может развивать такая зенитная ракетная батарея на марше, — 65 км/ч. Это, как говорится, к вопросу о мобильности.

ЗРК полностью автоматизирован — недаром Игорь Иванов, директор «Купола» по ВТС, называет «Тор» «комплексом двух кнопок». Действительно, ЗРК способен почти все сделать сам: обнаружить, опознать, ранжировать цели по степени опасности. «Вести» 48 целей и обеспечить одновременное поражение четырех из них, параллельно выбрав оптимальный момент срабатывания радиовзрывателя БЧ ЗУР.

Оператору остается выполнить лишь два действия: выбрать из предложенного «Тором» перечня целей те, что подлежат уничтожению в первую очередь, и отдать команду на пуск ЗУР.

Боевая машина ЗРК «Тор»

Впрочем, в случае отражения массированного воздушного удара, когда опоздание даже на доли секунды может иметь роковые последствия, есть возможность перевести ЗРК полностью в автоматический режим.

Еще интересная деталь — в случае необходимости две боевые машины ЗРК могут работать в режиме «Звено». Это когда одна БМ может выдавать целеуказание по проводной или беспроводной связи другой БМ, удаленной от первой машины на дистанцию до 5 км и действующей с выключенной или выведенной из строя РЛС.

По мнению сотрудников «Купола», последняя модификация российского ЗРК существенно превосходит по своим ТТХ все иностранные аналоги, включая израильскую тактическую систему ПРО «Железный купол».

Чистильщик

И все же нужно ясно понимать, что «Тор» — это не чудо-оружие на манер былинного меча-кладенца, а комплекс, созданный для вполне конкретной цели. «Тор» — это высокомобильный ЗРК малой дальности, способный выполнять задачи противовоздушной обороны подразделений ВС РФ и защиты от воздушных ударов стратегических объектов.

«Зона ответственности», а точнее – зона поражения ЗРК простирается до 15 км по дальности и до 10 км по высоте от месторасположения боевой машины комплекса. Дальше этой зоны работают «старшие братья» «Тора» — комплексы С-400, С-300 и «Бук». Ближе действуют уже упоминавшаяся «Оса», а также самоходные зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь» и «Тунгуска». Еще ближе к прикрываемому объекту располагается ЗРК «Стрела-10» и ПЗРК. Хотя «Тор» вполне может действовать самостоятельно, все же чаще он рассматривается как фрагмент единой эшелонированной системы ПВО.

«Тор» может уверенно обнаруживать и уничтожать боевые самолеты и вертолеты любого типа — включая, кстати, и те летательные аппараты, которые разработаны с применением технологии «стелс». Мало того, к 2016 году такие цели для новых модификаций ЗРК «Тор» стали уже слишком легкими. Главными противниками «Торов» сейчас являются БПЛА и высокоточное оружие, то есть противорадиолокационные ракеты, крылатые ракеты и управляемые авиационные бомбы. Станция обнаружения целей ЗРК «видит» на 32 км, а запускаемые «Торами» ЗУР 9М330 способны настигать цели, движущиеся на скоростях до 700 м/с.

Возрастание вероятности массированного применения противником высокоточных средств воздушного нападения заставило конструкторов «Тора» резко увеличить «быстродействие» своего детища. Так появилась модификация ЗРК «Тор-М2У» с новой системой управления, новой фазированной антенной решеткой, повышенной помехозащищенностью, новым вычислительным комплексом увеличенной производительности. Новейший ЗРК стал поступать в войска с ноября 2012 года и за свою высокую эффективность почти сразу получил неофициальное прозвище «Чистильщик».

«Исчерпывающе!..»

Заводская байка №1, длинная.

На очередном Международном авиационно-космическом салоне был продемонстрирован ЗРК «Тор-М2У», ТТХ которого, помимо прочих новинок, предусматривали возможность одновременного поражения четырех целей четырьмя ракетами. Несколько представителей иностранных военных делегаций выразили сомнение в том, что новая модификация российского ЗРК действительно на такое способна. Реакция руководителей МО РФ, концерна «Алмаз–Антей» и завода «Купол» оказалась неожиданной — иностранцам немедленно предложили посмотреть на «Тор-М2У» в деле.

На следующий день как сомневающиеся, так и оппоненты спецрейсом вылетели на ракетный военный полигон Капустин Яр, в просторечье именуемый КапЯром. Был конец августа, но, несмотря на это, погодка на полигоне стояла так себе — низкая облачность, ветер, дождь. Кто-то из иностранцев великодушно предложил перенести демонстрацию на более ясный день. «Зачем? — удивились наши. — Комплекс всепогодный!»

В общем, на огневую позицию выгнали боевую машину 9А331МУ, гости полигона заняли места на наблюдательном пункте, и демонстрация началась. С четырех разных направлений и с разной скоростью на «Тор» ринулись имитаторы воздушных целей. Двигались они в диапазоне высот от 10 метров до нескольких километров и не по прямой, а активно маневрируя.

Боевая машина ЗРК «Тор»

Боевая машина ожила, резво крутанула антенно-пусковым устройством. Откинулись крышки транспортно-пусковых контейнеров. Пороховая катапульта за 10 секунд выбросила вверх четверку ЗУР. С земли на фоне свинцовой тучи хорошо были видны разбегающиеся в разные стороны белые дымные шлейфы. Потом почти одновременно сработали БЧ ракет и… в небе стало пусто. Командир машины отрапортовал: «Все цели поражены. Расход — 4».

От момента обнаружения «Тором» целей и до рапорта прошло порядка 25 секунд. У находившегося на наблюдательном пункте иностранного замминистра обороны в буквальном смысле слова отвисла нижняя челюсть. Наши дождались, когда она вернется на штатное место, и поинтересовались, есть ли еще какие сомнения? А то у командира «Тора» остались в ТПК 4 ЗУР и он не прочь еще что-нибудь «заземлить».

Наконец, для дорогих гостей можно выкатить не только одну БМ, но зенитную ракетную батарею полного состава, где таких БМ — четыре. Надо?.. Однако новых пусков не потребовалось. «Исчерпывающе», — отрезюмировали иностранцы, с чем и отправились обратно на МАКС.

Хоть на палубу, хоть на крышу

Примечательно, что, пробивая себе дорогу в жизнь, «Тору-М2У» пришлось вести «бой» не только на испытательных полигонах, но и в кулуарах родного Минобороны. Достаточно продолжительное время, исходя из стремления к унификации вооружения и экономии бюджетных средств, военными муссировалась идея о замене «Торов» разработкой тульского ГУП «Конструкторское бюро приборостроения» — модернизированным самоходным зенитным ракетно-пушечным комплексом «Панцирь».

К счастью, в конце концов возобладало мнение, что комплексы ИЭМЗ и ПКБ вполне дополняют друг друга в роли оружия «последнего рубежа», а не являются конкурентами. Это дало возможность не только принять на вооружение «Тор-М2У», но и продолжить эволюцию данного ЗРК. Так, например, в 2016 году модификация «Тор-М2У» впервые в истории своего семейства получила возможность производить пуски на ходу при скорости до 45 км/ч. Ранее все «Торы» вынуждены были поражать цели с коротких остановок.

Модель ЗРК «Тор-М2КМ»

Все в том же 2015 году «Купол» отчитался о разработке «Тора-М2КМ» — модульной модификации ЗРК. Автономный боевой модуль этого ЗРК за 10 минут может быть краном установлен на любую подходящую по массогабаритам платформу: на крышу дома, палубу корабля, гусеничное или автомобильное шасси, на прицеп. Главное условие — платформа должна иметь грузоподъемность не менее 20 тонн.

Разработка «Тора-М2КМ» вместе с научившимся стрелять на ходу «Тором-М2У» включила «зеленый свет» работам «Купола» над «Тором-МФ» — морской модификацией ЗРК. В случае успешных ОКР по этой теме, ВМФ России в 2018 году получит возможность заменить на боевых кораблях уже устаревшие ЗРК «Кинжал» новейшими комплексами ижевского производства.

Модернизационный потенциал «Тора» очень велик и, по словам генерального директора «Купола», позволит в будущем успешно поражать в том числе и гиперзвуковые объекты.

Тем временем Российская армия продолжает насыщаться «Торами-М2У». Известно, что в первой половине 2016 года ВС РФ получили от ИЭМЗ два дивизионных комплекта ЗРК. До конца года Армия планирует получить еще два таких комплекта.

Два выходных в году

Генезис боевых машин 9А331МУ новых ЗРК довольно непрост и прихотлив.

Сперва ОАО «Мытищинский машиностроительный завод» изготавливает гусеничное шасси ГМ-5955.15-01. Потом это шасси по железной дороге перебрасывается в Ижевск. Оттуда шасси автотралом следует до ИЭМЗ. «Купол» монтирует на шасси антенно-пусковое устройство и все прочее за исключением ЗУР.

После сборки, первичного тестирования/калибровки, после проверки изделия на устойчивость к высоким/низким температурам, к влажности и запыленности, после пошаговой приемки всех работ военпредами, машина выходит на заводскую трассу. Наматывает там по грунтовке и препятствиям положенный пробег. Потом снова — тесты/калибровка, приемка.

Затем машину загоняют на автотрал, задергивают тентом и транспортируют к железной дороге. По ж/д машина уходит на КапЯр, где проходит последние испытания, включающие пуски ЗУР по имитаторам воздушных целей «Саман М» и БПЛА «Кугуар». Только после успешных пусков следуют окончательная приемка и отгрузка изделия заказчику.

Сборка ЗРК «Тор»

Полный цикл изготовления боевой машины с «нуля», включая работу смежников, занимает до десяти месяцев. Много это или мало? С точки зрения обычного человека, наверное, много. С точки зрения специалиста, знающего, что модернизация производства позволила «Куполу» выполнять отдельные сборочные работы не за дни, как раньше, а за считанные часы, десять месяцев — это вполне нормально.

Как сообщил представителям СМИ Игорь Иванов, ИЭМЗ полностью загружено выполнением контрактов отечественного МО и иностранных заказчиков. Выпускной цех «Купола» работает круглосуточно в три смены. График предусматривает остановку монтажных работ только 1 января и 9 мая.

Слишком хороший

Заводская байка №2, короткая.

Как-то одно государство очень невзлюбило другое государство. После чего первое государство стало всерьез подумывать: а не разнести ли вдребезги АЭС второго государства? Однако эта задумка так и не была реализована. Одной из причин отказа от воздушного удара по АЭС стала информация, что система ПВО электростанции включает в себя поставленные Россией ЗРК «Тор». «Российский ЗРК может стать большой проблемой», — лаконично прокомментировали ситуацию заокеанские военные эксперты.

Боевая машина ЗРК «Тор»

Эта история имела косвенное продолжение.

Однажды на одной международной военно-выставочной площадке представители «Купола», что называется, «зацепились языками» с разработчиками иностранного ЗРК. После первичного обмена любезностями иностранцы предположили, что их комплекс, как более новый, должен превосходить по ТТХ комплекс российский.

Присутствовавший при разговоре один из директоров «Купола» предложил вместо обмена утверждениями проверить их на практике. «Дуэль! Давайте стреляться!..» — сказал он. И пояснил свою мысль: «Пусть наши комплексы в одинаковых условиях отстреляются по одинаковым имитаторам целей. А мы потом сравним результаты».

Иностранцы сперва пришли в восторг от такого предложению, а потом отказались. «Просто потому что наш комплекс слишком секретный», — сообщили зарубежные разработчики. «Просто потому что «Тор» слишком хороший», — перевели иностранную аргументацию на ИЭМЗ.

Пожалуй, на этом можно закончить часть официальную и перейти к неофициальной. Иначе говоря — к личным наблюдениям и впечатлениям.

ВосТОРг

Первое, на что обращаешь внимание, оказавшись лицом к лицу с фасадом «Купола», это ЗРК «Оса», используемый в роли элемента декора. Справа от «Осы» расположилось кафе, непринужденно названное «ВосТОРг» и украшенное силуэтом соответствующего комплекса.

При всей законной гордости, которую вызывают ЗРК, гендиректор Фанил Зиятдинов гражданской продукцией «Купола» гордится не меньше, чем военной:

— Вы знаете, что мы единственные в России, кто выпускает сверхнизкоактивный свинец для микроэлектроники? Мы этот материал не просто производим, но и очень успешно продаем. В том числе за рубеж.

— Кто же из иностранцев закупает такие материалы?

— Есть несколько компаний. Например, IBM, Intel, Samsung. В их микрочипах, микропроцессорах и микросхемах памяти — наш ижевский чистый свинец.

— Разве режим санкций не мешает вашим поставкам?

— Конечно, режим санкций порождает определенные риски… для наших партнеров. Но IBM и остальные пока выкручиваются.

ИЭМЗ, кафе «ВосТОРг»

Цеха «Купола» – дивная смесь хай-тека и ностальгии по 80-м годам прошлого века. Новейшие управляемые компьютерами станки соседствуют с токарными «старичками» периода «развитого социализма», а нанотехнологии — с выполняемой исключительно в стиле hand made облудкой.

Если кто не знает, что означает последний термин, поясним. Облудка — это когда девчата в белых халатах разыгрывают пушкинскую пантомиму «Три девицы под окном пряли поздно вечерком». На специальных плазах они плетут машинный жгут, а потом раскрепляют бесчисленные провода на платах с помощью мастики.

На сборку каждой боевой машины ЗРК «Тор» уходит до 100 км электропроводов, проложенных, соединенных и сплетенных в точном соответствии с чертежами. Можно догадаться, какое адское терпение требуется для подобной работы.

— Девушки, а почему у вас у всех на левых руках браслеты с проводами?

— А это заземление. Пол у нас, кстати, антистатичный.

— Зачем?

— Чтобы прически дыбом не стояли!

Империя специзделий

Не меньшего терпения требует и ручная пайка плат, которыми комплектуются аппаратные блоки «Тора». Все это отчаянно не технологично, но зато феноменально надежно.

В случае поражения электромагнитным оружием иностранные ЗРК, «упакованные» печатными платами, с высокой степенью вероятности «скиснут». Тогда как «Тор», с его, на первый взгляд, архаичным навесным монтажом и транзисторами, после попадания под электромагнитный импульс, скорее всего, продолжит работу в штатном режиме. Ну, а если что-то из аппаратного оборудования все же выйдет из строя — не беда. В составе зенитной ракетной батареи числится машина группового комплекта ЗИП, транспортирующая запасные аппаратные блоки…

Показательно, что в стенах ИЭМЗ на сборке электроаппаратуры трудятся сплошь женщины и девушки как более аккуратные и внимательные. Монтаж же оборудования непосредственно на шасси боевых машин — удел мужчин. Средний возраст персонала на «Куполе» — 41 год, с устойчивой тенденцией к омоложению.

Работа на ИЭМЗ считается в Ижевске престижной. Средняя зарплата на «Куполе» является едва ли не самой высокой среди крупных предприятий города и составляет порядка 38 тысяч рублей. Для сравнения, на «Ижмаше», входящем в состав концерна «Калашников» госкорпорации «Ростех», получают меньше.

Количество сотрудников «Купола» постоянно растет и на данный момент перевалило за 8 тысяч человек.

В цеху ИЭМЗ

Пахнущее канифолью царство заземленных девушек сменяется благоухающим ароматами машинного масла царством мужчин. Начальник механо-сборочного цеха Роман Петров, вводит в курс дела:

— Стандартный срок, который у нас уходит на то, чтобы смонтировать антенно-пусковое устройство на базовое шасси и отправить изделие на дальнейшую настройку, – 4–5 дней.

«Изделие» — на «Куполе» это слово слышишь часто. Поскольку предприятие режимное, то в документах названия, относящиеся к технологии создания ЗРК, приобретают приставку «спец»: «специзделие», «спецустройство», «спецтехника»… И даже «спецдомик» — так именуется безэховая камера, в которой происходит настройка фазированной антенной решетки, являющейся основой станции наведения ЗУР.

Физика против

В 25 км от Ижевска расположена т.н. «площадка №3», а проще говоря — пробеговая заводская трасса.

Тридцатитонная боевая машина 9А331МУ способна буквально подавить своими размерами неподготовленного человека. «Горб» АПУ вместе с крутящейся антенной станции обнаружения целей превращают и без того не особо изысканный силуэт машины в нечто футуристическое и малопонятное.

При этом попасть внутрь боевой машины не так просто — проем двери механика-водителя мал и узок. Пока не приспособишься его проскакивать в «полусогнуто-сгорбленно-сжато-сгруппировавшемся где надо» состоянии, внутрь «Тора» приходится в буквальном смысле слова проползать на четвереньках. Ничего не поделаешь – такова цена, которую пришлось заплатить, чтобы сперва «запихнуть» массу боевой машины в проектную, а потом «затолкать» в гусеничное шасси все необходимое оборудование…

Боевая машина ЗРК «Тор»

— Сейчас уже не так весело, — жалуется заводской механик.

— В смысле?

— В смысле, сейчас у нас генералы перестали быть толстыми. То ли дело раньше!.. Бывало, к нам не генералы, а «колобки» какие-то приезжали. И обязательно норовили лично в БМ забраться. Ну туда-то они еще пыхтя влезали, а вот обратно…

— И что же «обратно»?

— А обратно часто застревали. Приходилось адъютантам генералов как ту репку из БМ выдергивать. Картина получалась эпическая. Эх, не те сейчас генералы пошли, не те!..

— Скажите, а можно в небе спрятаться от «Тора»?

— Теоретически да. Практически же для этого придется плюнуть на законы физики. Не получится, в общем.

— Почему?

— Я ж говорю – физика против.

Танкозвездолетный трамвай

На лобовой броне БМ приварена табличка с указаниями меток военной приемки и номерами шасси, корпуса и всего изделия в целом. Внутри боевой машины есть места для четверых, но штатный экипаж — всего три человека, считая мехвода. Впрочем, если припрет, то «дирижировать» движением и стрельбой БМ смогут и два человека.

Управляется БМ штурвалом, очень похожим на самолетный. По бокам цифровой панели приборов — экраны камер внешнего обзора, помогающие механику-водителю при разворотах и движении назад. За спиной мехвода — операторский отсек, оборудованный шумоизоляцией, парой сидений с амортизацией, модулями обнаружения и сопровождения целей, модулями тестирования и пуска ЗУР, системами связи.

Если на месте мехвода чувствуешь себя словно внутри танка, то перебираясь в операторский отсек, ловишь себя на мысли, что попал в звездолет.

Внутри боевой машины ЗРК «Тор»

Космические иллюзии улетучиваются в тот момент, когда мехвод запускает 12-цилиндровый форсированный двигатель. 840 «лошадей» довольно быстро разгоняют ЗРК до 65 км/ч. «Тор» движется, конечно, с грацией трамвая… Но трамвая весьма вездеходного и способного разворачиваться буквально на пятачке.

Чисто автомобильное бибиканье, которым БМ предупреждает о своих маневрах, способно, конечно, вызвать улыбку. Но не стоит обманываться. Когда прозвучит команда «К бою!», на месте добродушно лязгающего гусеницами увальня мгновенно появится безжалостный «Чистильщик». И горе тому, кто посмеет бросить вызов этому стражу небес.

Андрей Союстов
Новости партнеров
mediametrics