Военный эксперт Евсеев: Предвыборный пиар Обамы провалился в Сирии. ФАН-ТВ

Военный эксперт Евсеев: Предвыборный пиар Обамы провалился в Сирии. ФАН-ТВ

27.09.2016 1:26
737

Обострившуюся ситуацию в Сирии, где недавно произошел обстрел гумконвоя, в интервью ФАН-ТВ прокомментировал замдиректора Института СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев.

В российской столице обсуждают судьбу одного из самых запутанных и затяжных военных конфликтов в Западной Азии. И без того непростую ситуацию в Сирийской Арабской республике накануне осложнил авиационный обстрел гуманитарного конвоя. Инцидент вызвал вспышку взаимных обвинений сторон в причастности к нарушению договора, который с таким трудом удалось заключить в Женеве главам внешнеполитических ведомств России и США. Среди пунктов соглашения – прекращение огня с 12 сентября, создание специального российско-американского центра для размежевания оппозиции и террористов, разграничение районов действий на воздушном пространстве, обеспечение гуманитарного доступа в Алеппо.

Заместитель директора Института СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев поделился с репортером ФАН-ТВ своим мнением о том, почему стороны вновь были вовлечены в вооруженную конфронтацию, имеет ли место сознательная провокация со стороны США, во что может перерасти возобновившийся конфликт, и кто должен договариваться о его мирном урегулировании.

– Владимир Валерьевич, здравствуйте. Больше 14-ти часов Сергей Лавров и Джон Керри обдумывали это соглашение, подписали его, и что мы видим в итоге? Правительство и оппозиция в Сирии договориться так и не смогли, размежевание террористов и оппозиции тоже оказалось невозможным, режим тишины ввести не удалось. Что мешает, в чем беда – не умеем договариваться, или одна из сторон ведет двойную игру?

– На самом деле, масса факторов действует на то, почему не удалось договориться. Россия сделала всё, что смогла. Но для США, мне кажется, главным был пиар. Барак Обама хотел пропиариться и таким образом показать, что именно он привел к перемирию, к миру в Сирии.

Потом стало всё более очевидно, что он ситуацию не контролирует. США имеют все меньше влияния в Сирии, но, тем не менее, они пытаются показать, что они влияют на ситуацию. Для этого нужно было показать, что кто-то другой был виновен в срыве перемирия.

Что очень важно: США на самом деле не хотят реально взаимодействовать с Россией, особенно на уровне военном, на уровне, положим, Пентагона. Пентагон категорически не хочет сотрудничать с Вооруженными Силами Российской Федерации, и это одна из причин, почему мы в принципе не можем договориться. Да, они не хотят, чтобы мы сбивали их летчиков, а мы не хотим, чтобы нас сбивали. Но, к сожалению, это всё, что пока есть. Поэтому я полагаю, что это были последние переговоры с уходящей администрацией, которые могли к чему-то привести. Переговоры будут продолжены, но они будут, скорее всего, во многом бессмысленны – просто как продолжение процесса. Говорить мы будем уже со следующей администрацией, которая реально будет вести переговоры только весной.

Но полгода надо что-то делать, и за полгода мы можем изменить ситуацию на земле. Тогда новая администрация придет в новую ситуацию, в которой придется решать уже при других условиях, где позиция России будет уже другой. Россия не могла отказаться от переговоров, поэтому Лавров сделал все, чтобы их провести.

Мы на себя взяли очень тяжелые обязательства. В частности, то, что сирийская авиация не будет работать против так называемой умеренной оппозиции.  Мы сделали всё, чтобы был позитив. Потому что мы исходили не из каких-то честолюбивых амбиций – сказать, что мы урегулировали, мы хотели остановить кровопролитие… Однако мы не смогли добиться успеха, потому что на самом деле американцы не хотели и не могли выполнять  свои обязательства. Поэтому появился Дейр эз-Зор, поэтому появился гумконвой под Алеппо...

В целом, я считаю, что вся вина на срыве перемирия лежит на американской стороне и их союзниках. Именно они виноваты в том, что перемирие было сорвано, потому что не выполняли свои обязательства. Однако Россия не будет собираться в позу обиженной девочки, которая говорит: «Вот давайте теперь я не буду играть в вашей песочнице». Это неправильно, мы будем продолжать говорить и с Керри, и даже с Самантой Пауэр, которая сидит в Совете безопасности Организации Объединенных Наций. Но мы будем вести переговоры не ради переговоров, а для того, чтобы сохранить диалог. Нам важно сохранить диалог, а на земле и в воздухе будут работать  те, кто должны решать вопрос силой.

Опять же, мы будем вести мирный процесс. То есть, мы сделаем всё, чтобы к приходу новой администрации у нас были уже официально другие позиции, и уже потом не нам пришлось доказывать, почему мы не уничтожали конвой, а придется им договариваться, что на самом деле России нужно, чтобы с ней договаривались. То есть, ситуация будет принципиально иная. А сейчас… будем считать, что это некая обида или месть со стороны Запада. Мы это переживем. Нас не испугать, мы выстоим, и это приведет к тому, что ситуация в Сирии будет позитивно улучшена.

Смотрите также: Рябков о Сирии: Поведение США – это отражение линии на срыв соглашения. ФАН-ТВ

Военный эксперт Евсеев: Предвыборный пиар Обамы провалился в Сирии. ФАН-ТВ

– Сегодня много и часто говорят о том, что сирийская оппозиция аффилирована ИГИЛ (организация запрещена Верховным судом РФ – прим. ред.), ИГИЛ сотрудничает с США, а США потому себя так и ведут, что на самом деле они одни, а хотят показать всему миру, что они другие. Как распутать этот клубок? И возможно ли это распутать?

 – Это несколько упрощенная ситуация, потому что Исламское Государство изначально возникло в результате взаимодействия трех спецслужб. Спецслужбы Саудовской Аравии, Катара и Турции договорились, и после этого был захвачен город Мосул, что символизировало возникновение Исламского Государства. США в этом участвовали, но косвенно. Для США важно, чтобы нестабильность сохранилась, и поэтому они провели так называемую операцию в Дейр эз-Зоре, чтобы усилить Исламское Государство.

США реально не хотят никого разделять. То есть, они не собираются воевать с «Джебхат ан-Нусрой», они пытаются всячески вывести из-под удара тех радикалов, которые там есть для того, чтобы сохранить их для будущей борьбы против Башара Асада. То есть, я полагаю, что со стороны США задача по силовому свержению Башара Асада не снята. И это является самой главной проблемой, почему мы не можем договориться ни о чем. Если бы США приняли решение, как, наверное, сделало турецкое руководство, что Башар Асад может управлять Сирией на переходный период, – наверное, они вели бы себя иначе. Однако за риторикой я не вижу практических действий. Я полагаю, что США, на самом деле, продолжают политику, которую изначально и проводили по силовому свержению Башара Асада любой ценой. Пока им это удается. Однако, я думаю, в будущем возможности реализации такого сценария будут уменьшаться, и тогда им придется с нами договариваться, чтобы мы не оставили их вообще вне региона. Потому что, если конфликт будет урегулирован, совершенно не понятно, что США будут делать в этом регионе, и какая будет у них роль. Они хотят в регионе остаться – тогда они должны пойти нам навстречу. В противном случае, я думаю, что позиция США в регионе очень сильно ослабнет. Такова моя личная оценка.

Смотрите также: Концерн «Калашников»: Конкурентоспособность русского оружия просто проверить. ФАН-ТВ

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Анастасия Алексеева; Александр Цупило
Президент США Трамп справил новоселье в Белом доме 
Закрыть