Лента новостей
Поиск
loop
ФАН-ТВ
Тхэквондист Денисенко: Чувствую кайф, когда забираюсь в голову соперника. ФАН-ТВ

Тхэквондист Денисенко: Чувствую кайф, когда забираюсь в голову соперника. ФАН-ТВ

18:50  9 Сентября 2016
215

Серебряный призер Олимпийских игр в Рио, тхэквондист Алексей Денисенко рассказал в эксклюзивном интервью ФАН-ТВ о своих впечатлениях от ОИ-2016, о психологическом аспекте своего вида спорта и об отношении к мельдонию.

В России подводят итоги Олимпийских Игр–2016 в Бразилии. Сборная России заняла четвертое место в общем медальном зачете, на счету наших спортсменов 19 золотых, 18 серебряных и 19 бронзовых наград. Отличный результат, если учесть, в каком усеченном составе российские спортсмены поехали в Рио.  Для одних олимпийцев эти игры были первой проверкой на прочность, для других – шансом побить свои предыдущие рекорды. Одним из тех, кто уже имел представление об Олимпийских играх, стал российский тхэквондист Алексей Денисенко. На Олимпиаде в Рио-де-Жанейро он завоевал серебро в весовой категории до 68 кг. До этого Россия знала Алексея как бронзового призера Олимпиады 2012 года в категории до 58 кг, вице-чемпиона мира 2015 года (в категории до 68 кг), чемпиона Европы 2014 года, бронзового призера Европейских игр 2015 года. Кроме того, он является обладателем ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Репортер ФАН-ТВ поговорил со спортсменом о впечатлениях от XXXI Олимпийских игр в Бразилии и о развитии тхэквондо в нашей стране.

– Алексей, какие у тебя впечатления от Игр в Рио, как ты оцениваешь свое выступление?

– Любая медаль на Олимпийских играх – это уже победа, тем более, в мужском тхэквондо у нас была одна бронза в Лондоне, так как она у меня была первая. Я доволен, что мы с тренером двигаемся вперед, и мы растем как спортсмен и тренер. По сегодняшнему дню если смотреть, то мы идем вперед, вверх по медальным зачетам. И где-то я доволен собой – тем, что я все-таки выступал на Олимпийских играх, это уже финал, финальный поединок, я выступал на самых крупных соревнованиях… Где-то я доволен, конечно, своим результатом, но, конечно, хотелось большего.

Смотрите также: Магия или жесткий спорт: как олимпийцы прошли жернова Рио и вернулись живыми. ФАН-ТВ

– Я вижу грусть в твоих глазах, мы слышали извинения от твоего тренера за то, что всё-таки не золото, а серебро. То есть, вы расстроены?

 – Естественно, когда ты уже находишься в финале, то, как максималисты, мы с тренером уже хотели золото. Возможно, это единственная возможность, которая предоставляется сражаться за золото, и у нас не получилось его завоевать. Но мы всё-таки верим в будущее, в то, что это была не последняя возможность, что жизнь всегда дает второй шанс.

Тхэквондист Денисенко: Чувствую кайф, когда забираюсь в голову соперника. ФАН-ТВ

– Мы, безусловно, гордимся тобой и всей сборной. Для нас твое серебро – всё равно что золото, поверь. Скажи, каково было бороться с иорданцем в финальном турнире, чувствовал ли ты, что в этот раз тебе помешало? Понятно, что  ни мы, ни ты не будем признавать, что ты, допустим, слабее, а он сильнее. Это, конечно не так. Просто что-то помешало. Что, на твой взгляд?

– Знаете, на тот момент у меня был самый длинный день за всю мою жизнь. Это был очень длинный день! Мы уже выезжали из деревни, в 6:50 уже мы встречались, это был выезд на соревнования. Так как это первый бой у меня был, то есть второй (получается, девочки были в 9:00, а в 9:15 уже начинался мой поединок). За 45 минут нас вызывали в разминочную зону, где на нас потом надевали жилеты, футы. Мы приехали довольно рано. После первого поединка был перерыв в пять часов, я успел поспать, восстановиться перед четвертью. Со спортсменом из Турции я выступил, был психологически тяжелый поединок, так как я дрался с пятикратным Чемпионом Европы, двукратным олимпийским чемпионом, действующим в той же весовой категории. Психологически тяжелый бой был, несмотря на то, что счет был довольно-таки большой, и бой закончился во втором раунде. После этого был короткий перерыв, два часа, я вышел в полуфинал – на этих же эмоциях, на этом кураже, и провел этот поединок безошибочно и заставил ошибиться своего соперника, использовав эту ошибку по максимуму. Но после полуфинального и финального поединка был длинный разрыв: в семь я закончил и в 11-м часу у меня был финальный поединок. После этого я поужинал немного. Но знаете, организм не обманешь, так как у спортсменов режим, и я когда ужинаю, после этого у меня организм отдыхает, после этого мы ложимся спать. Организм я не смог обмануть, как бы я ни старался, я прилег, и пришло это состояние засыпания. И после того, как я начал подготавливаться, вроде разогрелся, пропотел, но организм продолжает засыпать. И когда меня вызвали опять за полчаса до поединка, я там сидел, и организм уже пришел в такое состояние, что он засыпает. Выходя на ковер, мне было очень тяжело заставить себя что-то делать. Когда я вышел, то увидел, что спортсмен из Иордана доволен своим результатом: серебро. И ему без разницы, у него сегодня серебро или золото, и он работал на максимуме. А я знал, что мне недостаточно, я хочу золото! А заставить себя, переломить было очень тяжело. И, к сожалению, у меня не получилось это сделать.

– Как это тяжело всё-таки – быть спортсменом! А поступок, который мы увидели от иорданского спортсмена, когда он спрыгнул с помоста, – каково это было видеть? Ведь некрасивый поступок.

– Знаете, победителя не судят, такое решение он принял, потому что до конца поединка оставалось несколько секунд, рисковать он не стал, он принял такое решение. Да, я бы хотел драться, чтобы он дал мне возможность это отвоевать, но он принял такое решение – убежать, спрыгнуть, но судить его… Он победитель, он чемпион… Это некрасиво со стороны зрелищности тхэквондо – сбежать и спрыгнуть с помоста – это не по-спортивному, но я его не сужу. Он принял такое решение, он сделал это – ну, значит, он прав. Он выиграл эти секунды, и они сыграли какую-то роль.

– То есть, ты не почувствовал, что  этим поступком он выразил свое «фи» российскому спортивному сообществу? Ты понимаешь, во всей этой атмосфере, когда против нас сейчас идет жуткая информационная кампания…

– Я бы не сказал, что он это сделал издевательски или как-то еще. Это Олимпиада, это его возможность. Он не знает пока, попадет ли он еще на Олимпиаду, это финал, и он ведет в счете… Я не знаю, как бы поступил я на тот момент, так как я был на противоположной стороне. Это эмоции, Олимпиада, нечто глобальное, и тебя отделяют эти секунды, и ты готов сделать всё возможное, для того чтобы сократить это время и удержать победу за собой.

Смотрите также: Баба Нина о «фальшивых» украинцах: Сколько мы им помогаем – всё в прорву. ФАН-ТВ

– А кто поддерживал тебя, от кого ты чувствовал волну позитива?

– Я всегда находился в соцсетях, меня поддерживала семья, папа, мама, друзья…

– А болельщики, спортсмены?

– Спортсмены – да, в основном наш клуб «Грандмастер» и мои ребята – спарринг-партнеры. Они писали мне, поддерживали, фотографии присылали… Но, знаете, в основном, я настраиваюсь всегда один. Предпочитаю быть один и сам настраиваюсь. Да, это всё поддерживает, но где-то и немного раскачивает. В основном мы проводили время с Анастасией, гуляли по Копакабане, проводили время вместе и старались не думать об Олимпиаде, не нагнетать эти эмоции, потому что, когда нагнетаешь, приходит перегорание. И ты не чувствуешь всего, эмоции перегорели, как говорят. А мы гуляли, наслаждались временем, океан, песок, отель, прогулки, свежие фрукты… В таком расслабленном, но, в то же время, подготовительном процессе мы жили.

– В мире сейчас все воюют: конфликты, идеологическое противостояние... Может, им всем просто тхэквондо заняться? Чтобы как-то уравновесить свое состояние внутреннее.

– Как тхэквондист я бы, конечно, призвал бы к тхэквондо, это прекрасный вид спорта… Но здесь каждому свое. Я хотел бы, чтобы все занимались спортом. Спорт – это жизнь, спорт – это возможность, спорт – это движение.

– Скажи, а в чем прелесть тхэквондо по сравнению с другими видами боевого искусства?

– Тхэквондо – сам по себе корейский вид спорта, и он несет в себе внутренние эмоции, внутреннее вдохновение, это философия какая-то. Я не углубляюсь в эту философию, если честно, я верующий человек, христианин, для меня духовное очень важно. Но он прекрасен тем, что, когда ты выходишь на поединок – ты не выходишь избить своего соперника, ты не чувствуешь какой-то враждебной ситуации. Ты выходишь на ковер для того, чтобы переиграть спортсмена, обмануть. Это ситуация, когда ты видишь – и пытаешься его вызвать, заставить ошибиться.  Для меня это очень интересно, кураж и кайф такой спортивный, когда я в голове своего соперника, и он делает то, что нужно мне, то, что я хочу. И это вызывает у меня такие эмоции!..

– То есть, дело не в восточной философии, что ты в нее углубляешься?

– Кто-то занимается для того, чтоб углубиться в философию, а для меня это олимпийский вид спорта, и я больше работаю на результат.

– Ты наверняка знаешь историю с мельдонием, когда обвинили белорусского тхэквондиста в том, что в его крови было очень высокое содержание мельдония. Как ты к этому относишься?

– Я как-то не задумывался. Слышал, что его лишили. Но я знаю, что он стал чемпионом Европы, у него были результаты, у него брали допинг-пробы, и не было никаких следов мельдония. И тут перед Олимпийскими Играми у него появился такой большой результат. Я не могу что-то сказать об этой ситуации, потому что я в ней не был, только слышал об этом. Не могу судить, потому что не знаю самой ситуации…

– А по поводу мельдония можешь высказать свое мнение? Действительно его нет смысла применять для восстановления сил, например, в тхэквондо?

– Как говорил президент наш Анатолий Терехов, мы, тхэквондисты, не применяем каких-то допингов, суперглобальных препаратов или еще что-то для того, чтобы показать результат. Мы не принимаем этого. Мельдоний – это обычный препарат для сердца. Мы пашем по три тренировки в день и выкладываемся по максимуму, на каждой тренировке мы выкладываем всё, что у нас есть, и выходим опустошенными. И, естественно, с потом у нас вымываются полезные вещества и все витамины. На сердце это довольно-таки серьезная нагрузка. И мельдоний – это как милдронат: он просто поддерживает сердце для того, чтобы оно стучало. Потому что мы работаем на износ.

– То есть, ты согласен с тем, что странно то, что его запрещают?

– Совершенно верно. Не понимаю, почему и из-за чего его вводят в допинг без каких-либо разъяснений.

– Тем не менее, раз запретили, значит, запретили…

– Да, раз уж это приняли, это закон, и мы должны ему подчиняться, и мы ничего не можем с этим сделать.

– Расскажи о планах. Твоим болельщикам, фанатам интересно это знать.

– Сейчас мы пока что отдыхаем, пару месяцев тренер дал заняться своей личной жизнью, заняться собой, отдохнуть и восстановиться. А дальше – будем работать, тренироваться, трудиться и идти к новым вершинам.

Смотрите также: Маркин – о своей первой книге, поединке с дьяволом, следователях и маньяках. ФАН-ТВ

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Анастасия Алексеева; Борис Гришин
Новости партнеров
mediametrics