Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Политика по-восточному: о чем говорили Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

Политика по-восточному: о чем говорили Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

19:13  26 Августа 2016
1412

Сирийский сумрак: о чем говорили Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган позвонил Владимиру Путину, чтобы обсудить двустороннее сотрудничество и ситуацию в Сирии. Подробности в материале Федерального агентства новостей.

Звонок в Кремль состоялся по инициативе Реджепа Эрдогана. Лидеры стран обсудили развитие уже достигнутых ранее договоренностей. Напомним, что встреча президентов России и Турции состоялась 9 августа в Санкт-Петербурге. Эрдоган проинформировал Владимира Путина о ходе операции «Щит Евфрата», которая сейчас осуществляется турецкими военными в Сирии, и еще раз подчеркнул, что готов к совместной с РФ борьбе с ИГ* (ИГИЛ*, «Исламское государство»*, арабское ДАИШ – террористическая организация запрещена Верховным судом РФ – прим. ред.) и другими террористическими бандформированиям.

Отметим, что официальные власти Сирии осудили турецкое вторжение, а Россия выразила обеспокоенность ситуацией.

По мнению политолога Бориса Подопригоры, своим поведением Турция пытается показать России, что является борцом с террористами, но в то же время турки думают, как справиться с курдами, которых считают угрозой.

«Сегодняшняя ситуация в Турции крайне неоднозначная. Во-первых, Эрдоган боится, что курды, населяющие, в том числе и Сирию, пойдут походом на Турцию. Угроза такого развития событий имеется. Во-вторых, Эрдоган хочет показать себя пусть не самым последовательным, но борцом с ИГ. В какой степени одно и другое совпадает, судить весьма сложно. Объективно, наиболее весомый вклад в борьбу с ИГ наряду с Сирийской арабской армией (САА), внесло курдское ополчение. Они более мотивированы на борьбу с ИГ, чем любая так называемая умеренная оппозиция. Фактически Эрдоган стремится уменьшить политический и военно-политический вес курдов и при этом показать себя борцом против исламского радикализма, — комментирует эксперт. — С моей точки зрения, нереально быть и тем и другим одновременно. Москва рассчитывает на Турцию в той степени, в которой от Эрдогана зависит поступление живой силы ИГ через турецко-сирийскую границу. Сможет ли Анкара в угоду Москве вынести на второй план собственную борьбу с курдами, покажет будущее».

Сирийский сумрак: о чем говорили Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

По мнению Бориса Подопригоры, Турция, сближаясь с Москвой, пусть и по каким-то локальным тактическим соображениям, интригует Запад.

«Думаю, что это не более чем демонстрационные меры для того, чтобы попытаться получить от Запада больше. Турция рассчитывала на три млрд евро за помощь в устройстве беженцев на своей территории, но они пока не получили эти деньги. Так что рядом с демонстрационными пропагандистскими шагами мы можем увидеть и рациональные, — говорит политолог. — Турция хочет показать, что эти деньги нужны ей как можно быстрее».

Стоит отметить, что во всей этой ситуации, возникшей между Сирией и Турцией, Владимир Путин как человек вдумчивый и прагматичный, скорее всего, будет держать нейтралитет. Не секрет, что российский президент не приветствует любое посягательство на целостность государства и всегда приходит на помощь нуждающейся стороне, как в случае с Сирией.

«Конечно, мы сейчас не можем бросить Башара Асада и не уйдем из Сирии в ближайшем обозримом будущем. Я имею в виду ту группировку, которая осталась на территории страны после вывода основных сил нашей авиации. Но это не означает, что мы будем любой ценой защищать интересы Башара Асада, невзирая на те нюансы, которые для нас не менее существенны, в том числе наши отношения с Турцией, — подчеркивает политолог. — Это очень деликатная ситуация. Да, мы будем помогать сирийцам, но мы не будем большими сирийцами, чем они сами».  

* Организация запрещена на территории РФ.

Алиса Яковлева
Новости партнеров
mediametrics