Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Четверо детей стали жертвами пожара в Красноярском крае
Спорт
Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    14:58  17 Августа 2016  /обновлено: 15:28  17 Августа 2016
    4641

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    На днях достоянием общественности стало открытое письмо легендарного российского тренера по велоспорту Александра Кузнецова, в котором он подверг жесткой критике граничащее с халатностью бездействие Олимпийского комитета России (ОКР) в канун Игр в Рио-де-Жанейро. Упреки Кузнецова были вызваны той беспомощностью, которую ОКР продемонстрировал в деле отстаивания интересов российских спортсменов в условиях т.н. «допингового скандала».

    «Ситуацию, в которой оказалась сборная олимпийская команда нашей страны накануне Игр в Рио, можно охарактеризовать кратко — распятая Россия», — так описал положение дел известный тренер.

    Обоснованы ли претензии Кузнецова к ОКР? Каким образом часть исходно «отбракованных» Международным олимпийским комитетом (МОК) и пресловутым Всемирным антидопинговым агентством (WADA) российских спортсменов все же попала на Олимпиаду? Ответ на эти вопросы постарался отыскать корреспондент Федерального агентства новостей.

    От Сочи до Крыма

    Август 2016 года выдался для России по-настоящему жарким, и не только в смысле погоды. Антитеррористическая операция в Сирии, встреча Владимира Путина с Реджепом Эрдоганом, попытка украинских силовиков устроить теракты в Крыму — «горячих» новостей хватало. Но, конечно, основное внимание россиян в последний месяц лета оказалось приковано к тридцать первым Летним Олимпийским играм, проходившим в бразильском Рио-де-Жанейро. Еще точнее — к непростой и, прямо скажем, враждебной атмосфере, окружавшей участие в этих Играх нашей сборной.

    Все российские болельщики были в курсе того, насколько непросто было отечественным спортсменам не только соревноваться в Рио, но даже получить право на это. Ведь перед обретением путевки на Олимпиаду им сперва надо было преодолеть барьер огульного обвинения в применении допинга, старательно выстроенный нашими зарубежными «партнерами». Чего большая часть аудитории, следившей за Олимпиадой, не знала, так это того, что нашим олимпийцам пришлось брать этот барьер в условиях странной пассивности Олимпийского комитета России…

    Впрочем, давайте обо всем по порядку.

    С чего все началось? Пожалуй, с Зимних олимпийских игр 2014 года в Сочи, «удачно» совпавших по времени с государственным переворотом на Украине. Именно тогда современная Россия впервые столкнулась с информационной кампанией против себя на спортивном фронте. Разнообразные инсинуации в стиле видеоролика «Иностранные спортсмены в опасности! В Сочи — волки!» воспринимались россиянами со смехом, но, как показали дальнейшие события, это были лишь «пристрелочные выстрелы».

    После «Русской весны» 2014 года и воссоединения Крыма с Россией инспирированная на Западе информвойна против отечественных спортсменов вышла на новый уровень. Она стала скоординированной и направленной на «выдавливание» России из устоявшейся сферы международных отношений. То, что за всем этим крылась исключительно политическая подоплека, уже не скрывалось, а прямо-таки выставлялось напоказ. Особенно показательной стала нарастающая лавина огульных обвинений наших спортсменов в применении допинга, «покатившаяся» с Запада ровно в тот момент, когда президент США Барак Обама заговорил о необходимости изоляции России…

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    МОК и юридический беспредел

    Пересказывать подробно всю последующую «антидопинговую» эпопею смысла нет. Появление в эфире немецкого телеканала Das Erste фильма «Топ-секреты допинга: как Россия производит своих победителей», последующее расследование WADA, гонения на мельдоний, доклад Ричарда Макларена, посвященный расследованию показаний экс-главы московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, — все это и без того достаточно хорошо освещено в прессе. Наиболее интересным для нас моментом всей этой печальной истории становится завершающий десятидневный отрезок четырехгодичного межолимпийского цикла, а главными героями — представители Федерации гребного спорта России (ФГСР).

    Надо сказать, что время, отделяющее Олимпиаду в Лондоне 2012 года от Олимпиады в Рио 2016, федерация потратила не зря. За этот период число спортсменов, способных представить федерацию на Играх, выросло с пяти человек до 32. Старшим тренером российской сборной по гребному спорту стал легендарный британец Майк Спраклен, известный как непримиримый противник допинга и как человек, под началом которого канадская сборная семь раз брала медали на пяти Олимпийских играх. Однако вся эта весьма дорогостоящая, напряженная и выматывающая до предела в чисто физическом смысле подготовка пошла прахом, когда до Рио оставалось, что называется, рукой подать.

    Форс-мажор случился за две недели до начала Олимпиады. Очередное заседание исполкома МОК с участием Томаса Баха, «приняв во внимание» мельдониевый скандал и выпущенные германскими телерадиокомпаниями фильмы с «разоблачениями российской государственной допинг-программы», а также приплюсовав к этому доклад Макларена, вынесло в отношении российской олимпийской сборной жесточайшее решение. Согласно ему, российский спортсмен не получал права выступать на Летней Олимпиаде-2016, если:

    1. Он хотя бы раз был замечен в нарушении кодекса WADA;
    2. Он фигурировал в тексте доклада Макларена;
    3. Его участие в Олимпиаде в индивидуальном порядке не было одобрено на заседании соответствующей международной спортивной федерации. Причем в этом заседании обязательно должны были участвовать представители WADA и МОК.

    Чтобы был понятен парадоксальный уровень обоснованности этих требований — вот ремарка от Вениамина Бута, президента ФГСР: «Не все знают, что доклад Макларена живет своей жизнью. Исходно его объем составлял 300 страниц с оговоркой, что это неполный вариант. Потом — 103 страницы со ссылками на приложения, содержание которых не раскрывается. Страницы в докладе с завидным постоянством появляются из ниоткуда, редактируются кем-то и исчезают в никуда. Таким образом, считать этот документ полноценной доказательной базой — это юридический беспредел».

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    Гребцы под ударом

    Следует сказать, что международные спортивные федерации оказались совершенно не готовыми к тому «подарку», который им сделал исполком МОК буквально за десять дней до старта Игр в Рио. С лихорадочной поспешностью федерациям пришлось вырабатывать критерии, с помощью которых можно было бы разделить членов российской сборной на «чистых» и «нечистых».

    В итоге, например, наши федерации легкой и тяжелой атлетики целиком оказалась «за бортом» Олимпиады, а уже упомянутая ФГСР получила из-за границы уведомление следующего содержания: наши гребцы будут допущены на Олимпиаду, если российские спортсмены не только соответствуют первым двум требованиям исполкома МОК, но и имеют не менее трех отрицательных допинг-проб за последние 18 месяцев, начиная с 1 января 2015 года. Причем допинг-пробы, взятые московской антидопинговой лабораторией, не учитываются вообще!

    Почти все спортсмены российской олимпийской сборной в указанные 18 месяцев пользовались услугами именно московской лаборатории. Даже тренируясь за рубежом, они регулярно отправляли свои данные в электронную базу ADAMS, которая, в свою очередь, формировала график проверок и сбора проб для направления в Москву, ведь таковы были правила WADA.

    Читайте также: Страдания Дарьи Клишиной: еще одно доказательство нечистой игры WADA

    За десять дней до Олимпиады ФГСР подсчитала свои потери, вызванные решениями МОК и Международной федерации гребного спорта (ФИСА). Большая часть наших гребцов не имела тех самых трех допинг-проб за указанный промежуток времени. Один гребец упоминался в докладе Макларена — даже не в постоянно меняющемся основном тексте, а в не приданном огласке приложении. Два спортсмена ранее подвергались двухгодичной дисквалификации WADA — это произошло еще в 2006–07 годах, но, согласно формулировке исполкома МОК, они все равно не имели права получить олимпийскую сертификацию в 2016 году. Таким образом, из подготовленных 32 гребцов в Рио могли отправиться лишь шестеро!

    Выражаясь терминологией бокса, это был нокаут. И нокаут не случайный. Снова комментарий от Вениамина Бута: «Следует понимать, что наши зарубежные «партнеры» били не наобум. Они точечно выбивали из сборной потенциальных чемпионов».

    В сложившейся ситуации Бут сложа руки сидеть не стал, постаравшись в первую очередь «достучаться» до президента и вице-президента ФИСА. Последние разговор поторопились свернуть, намекнув, что идею «три допинг-пробы за 18 месяцев» им навязали «сверху». Это откровение ФГСР не устроило, и в Лозанну для встречи с представителями МОК и ФИСА отправился представитель нацфедерации. Ничего конструктивного, кроме неформальных извинений и совета «Ребята, идите в суд», встреча не дала. Не считать же положительным результатом кулуарный комментарий, что за творящимся в международным спорте беззаконием стоит политика и ничего, кроме политики?

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    Подножка от ОКР

    Ситуация временного цейтнота начинала уже ощутимо давить — до Олимпиады оставалось всего семь дней. После неудачных переговоров в Лозанне Бут посоветовался со своими коллегами из других российских спортивных федераций и осознал, что происходящее — это не персональная проблема ФГСР и даже не общая проблема всех национальных спортивных федераций, оставшихся без олимпийской сертификации. Под ударом оказались не просто репутация российских спортсменов, но сам национальный престиж России.

    Чрезвычайная ситуация требовала координаций действий российских спортивных структур на самом высоком уровне. В условиях стремительно надвигающейся Олимпиады, организацией, которая должна была бы взять на себя основное бремя защиты интересов российских спортсменов, президенту ФГСР виделся ОКР. Туда с руководителями других национальных спортивных федераций Бут и отправился.

    Почему в ОКР, а не в Минспорта? Потому что обеспечение допуска российских спортсменов к участию в Олимпиаде находится в компетенции именно ОКР. Министерство же спорта отвечает за подготовку сборной к Играм, организовывая тренировки и рост спортсменов.

    Что главы национальных спортивных федераций ждали от ОКР? Внятных консультаций и рекомендаций по следующим вопросам: к кому и как следует оформлять иски? Кто должен выступать истцом: отдельный спортсмен, вся спортивная федерация или сам ОКР? Где отыскать высокопрофессиональных юристов, которые возьмутся составлять исковые заявления? Из каких источников будет финансироваться работа этих юристов?

    Что вместо этого главы национальных спортивных федераций получили? Намек на то, что все вопросы, с которыми явились гости, к компетенции ОКР не относятся. А также распоряжение главы ОКР Александра Жукова, данное им нацфедерациям, —  безоговорочно следовать всем пунктам решения исполкома МОК. Особенно же — в части недопущения на Олимпиаду спортсменов, замеченных в нарушении кодекса WADA, причем вне зависимости от даты этого нарушения. А если остались какие-то неясности, то решать их следует не с ОКР, а с международными спортивными федерациями. На этом — все.

    Таким образом, ОКР де-факто от решения проблемы самоустранился, оставив за собой лишь роль олимпийского «турагентства», которое должно привезти российских спортсменов на соревнования, а потом увезти обратно. И ничего сверх этого.

    Но что же судебные иски? Представители ОКР согласились, что иски, конечно, нужны. И даже выразили уверенность, что национальным спортивным федерациям не придется платить за услуги юристов: мол, всю работу возьмет на себя ОКР. После чего главы национальных спортивных федераций стали ждать, когда же Олимпийский комитет России за эти иски реально возьмется. Но чем ближе была Олимпиада, тем становилось яснее — никакой помощи в оформлении исков от правового отдела ОКР не последует. И снова Вениамин Бут: «Как в ОКР не позвонишь, в ответ постоянно слышишь: «Не волнуйтесь. Мы работаем над этим». Потом видишь, что даже если там и работают, то КПД этой работы — ноль».

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    Дело сдвинулось

    В итоге национальные спортивные федерации оказались вынуждены отстаивать интересы своих спортсменов перед лицом произвола МОК, WADA и международных спортивных федераций самостоятельно. Чтобы было понятно, с какой задачей столкнулись наши федерации, напомним, что судебные издержки по подаче жалобы лишь одного спортсмена в международный Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) в среднем сейчас составляют сумму до полумиллиона рублей. В пересчете на количество российских гребцов, не получивших олимпийскую сертификацию, эта сумма получалась просто оглушающей.

    Тем не менее, Федерация гребного спорта России взялась за поиск внебюджетных средств, которые позволили бы оплатить работу юристов, и за поиск самих юристов. Спустя 24 часа поисков у нее еще не было ни денег, ни адвокатов. Часы летели, Олимпиада приближалась, ситуация из кризисной прямо на глазах превращалась в безнадежную. На подачу жалоб в CAS оставалось всего пять дней. Никто не ожидал, что санкционная политика МОК, дополненная демонстративным бездействием ОКР, сделает крайними членов национальных спортивных федераций. Но сдаваться ФГСР не собиралась.

    Наконец удалось найти несколько молодых юристов. Те определили, что единственная инстанция, которая как-то может помочь, — это CAS. Именно туда следует направлять индивидуальные жалобы от спортсменов. Однако только для того, чтобы международный спортивный арбитражный суд взялся за рассмотрение такой жалобы, требуется взнос в размере 1500 швейцарских франков.

    Когда казалось, что теперь-то уж точно все пропало, работающие с ФГСР юристы сделали неожиданное открытие. Во-первых, за десять дней до начала Олимпиады CAS отправляет в город проведения Игр группу из трех арбитражных судей. Во-вторых, эта «тройка» обязана бесплатно принимать любую жалобу спортсменов и в течение суток выносить по ней свой вердикт. В-третьих, арбитражные судьи принимают исковые заявления даже в электронной форме. Это был шанс! Шанс, представленный не правовым отделом ОКР, а импровизированной группой юридической поддержки, созданной президентом ФГСР.

    Обнаруженная информация была немедленно распространена среди всех административных сотрудников национальных спортивных федераций — прямо через WhatsApp. Там же, в мессенджере, договорились как можно быстрее подавать жалобы в CAS на постановление МОК и самоуправство международных спортивных федераций. То есть, решено было делать как раз то, что президент ОКР не так давно делать запретил. Но запретил-то он это нацфедерациям, а не отдельным спортсменам!

    Пользуясь этим, а также тем фактом, что сам Жуков уже отбыл в Бразилию и на короткое время оказался «вне зоны доступа», российские спортсмены начали действовать. При содействии национальных федераций они принялись бомбардировать троицу арбитражных судей CAS в Рио своими жалобами. И дело сдвинулось с мертвой точки.

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    «Да пошли они все!..»

    Всего за один рабочий день ФГСР удалось собрать доверенности ото всех членов олимпийской сборной. Одновременно суть происходящего была доведена до министра спорта Виталия Мутко, который немедленно подключил к работе свои юридические ресурсы. Полномочий на это Мутко не имел, но защиту интересов олимпийской сборной министр спорта поставил выше бюрократических коллизий.

    Следующий день ушел на формирование и отправку исковых заявлений. Первой с этим справилась Всероссийская федерация плавания, подавшая жалобу от имени знаменитой пловчихи Юлии Ефимовой. Ефимова была отстранена от Олимпиады в Рио под предлогом того, что когда-то она была дисквалифицирована за нарушение кодекса WADA. К 2016 году срок этой дисквалификации уже давно истек, и новое наказание Ефимовой за былой проступок, с юридической точки зрения, конечно, было нонсенсом. Поскольку в точно таком же положении оказался не один десяток российских спортсменов, решения арбитров CAS по иску Юлии ждали, буквально затаив дыхание. Особенно в ФГСР, где очень рассчитывали, в случае положительного решения CAS по жалобе Ефимовой, воспользоваться этим как прецедентом.

    Прошли положенные регламентом CAS на рассмотрение жалобы сутки. Потом — вторые. Арбитры демонстративно хранили молчание. Дальнейшее ожидание становилось бессмысленным, и Бут со словами «Да пошли они все!..» дал отмашку на отправку исковых заявлений от гребцов своей федерации. 17 из них выдвинули иски против МОК и ФИСА в связи с совершенно не аргументированным правилом «три допинг-пробы за 18 месяцев», один спортсмен — в связи с якобы упоминанием его фамилии в закрытом приложении к докладу Макларена и двое по схожему иску Ефимовой, касающегося повторного наказания за нарушение кодекса WADA с уже истекшим сроком дисквалификации за таковое. Отличие двух последних исков гребцов ФГСР от иска Ефимовой заключалось в иной защитной позиции, призванной «нащупать» уязвимые места в действиях WADA и ФИСА.

    Итого: ФГСР «шарахнула» по CAS 20 исками. Первые 18 исков из этого «залпа» CAS очень быстро отклонил, а вот последние два, как и иск Ефимовой, зависли без ответа.

    Битва за Рио: отстраненные атлеты из России прорвались на Игры вопреки ОКР

    Драматичная победа

    Оставалось два дня до старта Олимпийских игр в Рио, когда в 3 часа ночи в ФГСР прозвенел телефонный звонок. В ходе конфиденциального разговора представитель ФИСА сообщил, что один из оставшихся двух исков от членов Федерации гребного спорта России удовлетворен не будет: «У истца не хватает положенных допинг-проб». Зато оставшийся истец, член сборной РФ, до Олимпиады будет допущен, так как повторное наказание за нарушение кодекса WADA противоречит швейцарскому законодательству. В связи с чем CAS отменяет для российских спортсменов с уже истекшим сроком дисквалификации от WADA запрет на выступление в Рио. Ура! Это была феноменальная удача. Правда, для ее официального подтверждения от CAS пришлось подождать еще сутки, когда «никто не спал, и все бегали по потолку».

    4 августа, за день до открытия Олимпиады, CAS, основываясь на своем решении по гребцам Анастасии Карабельщиковой и Ивану Подшивалову, официально признал первый пункт решения исполкома МОК неправомочным. Теперь «отбракованные» российские спортсмены имели один день, чтобы, пользуясь прецедентом гребцов, оспорить решение МОК и получить заслуженный пропуск на Игры.

    Читайте также: «Позор вам!» — волонтер Удрас о своем демарше на отстранение паралимпийцев РФ

    Одна беда — не все из них сумели до начала Олимпиады попасть в Рио. Не менее восьми россиян были дозаявлены ОКР за день до открытия Игр. Среди этой восьмерки оказалась и Юлия Ефимова, добывшая для России на Летней Олимпиаде-2016 две серебряные награды. Уже одно это стоило всех трудов Бута, Мутко и тех, кто им помогал. Но тем печальнее было слышать от наших болельщиков после побед Юлии: «ОКР — молодцы! Отбили Ефимову!»

    Что характерно, сама Ефимова и другие пловцы из состава нашей сборной точно знали, кто на самом деле стоял за «прорывом на Олимпиаду». Свою искреннюю благодарность они просили через тренеров передать именно президенту ФГСР.

    Могло ли больше российских спортсменов попасть в Рио? Вполне возможно, что да. Если бы ОКР, ранее всемерно поддерживавший национальные федерации спорта, вдруг в самый последний момент не сделал шаг в сторону. Почему это случилось и что стало тому виной, вопрос пока открытый. Но то, что по окончании Олимпиады в Рио Олимпийскому комитету России придется давать ответ на этот вопрос, — несомненно.

    Ну, а пока Олимпиада еще продолжается, завершим этот текст выводом Вениамина Бута: «Отмена решения МОК доказывает, что каждого спортсмена можно и нужно защищать в правовом поле. Пока мы не получили развернутые решения CAS, по искам представлена только резолютивная часть. Но получив всю необходимую информацию, мы ее внимательно изучим и примем решения по дальнейшим разбирательствам в швейцарском трибунале. Все наши шаги нацелены на простой посыл — «Будем биться за наш спорт, наших спортсменов!»

    Автор: Андрей Союстов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях