Конвой идёт!

Конвой идёт!

14.08.2014 19:41
1394

Гуманитарный груз

Гуманитарный груз Где конвой? Что с конвоем? Третьи сутки мир лихорадочно наблюдает за движением по дорогам России колонны из без малого трёх сотен белоснежных грузовиков. "Внимание! Они вышли из Москвы!" — беснуются киевские СМИ. "Увага!! Они прошли Воронеж!" — закатывают истерику западные медиа. "Караул!!! Они уже под Донецком! Нет, пока ещё под русским Донецком, на границе с Изварино!" — истошно вопит российская "изряднопорядочная" общественность. Бесконечная вереница машин, как неотвратимое возмездие смертям, бомбёжкам, гуманитарной катастрофе, идёт к границам Новороссии, ломая все правила, разрывая любые шаблоны. Никто уже не помнит о каких-то там договорённостях с Киевом, о дурацких требованиях и процедурах, которые Киев диктовал куда-то в ночную тьму. "Въезжать только через украинские КПП", "менять номера", "перегружаться на автомобили Красного Креста", "двигаться исключительно в сопровождении украинских спецух" — где это всё? Ничего не осталось. По последним сведениям, российский конвой с гуманитарной помощью Донбассу, постояв лагерем в 20 км от границы в районе Каменска-Шахтинского, двинулся в сторону погранперехода Должанский. Переход — под контролем ополченцев. Это значит, что помощь пойдёт напрямую к тем, кто страдает от огня украинских нацистов, кто бьётся в бессильной ненависти за разгромленный дом, за разрушенные поселки, за все новороссийские города, погружённые во тьму, лишённые электричества, газа, воды. Где он сейчас, русский конвой? Мы знаем, где. Длинный-длинный белый Караван медленно тащится к границам Войны, чтобы вот-вот вонзиться в эту тьму, въехать в адище и там кого-то спасать, вызволяя из тисков смерти. Нескончаемая вереница на пустынных русских дорогах. Неестественно белые грузовики, символизирующие чистоту помыслов и особенность момента — так раскрашивают себя воины перед битвой или женщины дальних селений прежде чем взойти на костёр. Упорное, "конвейерное" движение машин "вперёд и вперёд" под монотонное болеро Равеля, всем назло. Он везёт важный груз. Да, не танки. Да, не пушки. Товары из "военторга" поступают страждущим иными путями, и мало ли на границе тех мест? Конвой везёт еду, генераторы, детское питание, соль, лекарства — 2000 тонн. Груз этот ценен не сам по себе, а самим фактом, что "не забыли", что "помощь идёт". "Они всё въезжают и въезжают" — таков расхожий голливудский приём, показывающий прибытие Долгожданной Подмоги. У Киева было столько возможностей сохранить лицо хотя бы в этом деле! Проявить себя достойно. Ведь это помощь тем, кого хунта всё ещё, кажется, считает собственными гражданами, но кому сама помочь не в состоянии. Протяни руку, прояви цивилизованность, за которую герои в кастрюлях на голове проливали на Майдане кровь! Но вместо благодарности — вой. Потому что главная установка — "Россия объявила нам войну!" — Киевом нарушена быть не может. Приказа такого не поступило. Ведь если Россия, чтобы отгрузить ополченцам гуманитарный конвой, прибегает к помощи Красного Креста и спрашивает разрешения у Украины, стало быть, никакого "российского вторжения" нет. Вторглись бы — ни у кого бы ничего не спрашивали, везли бы так. А тут — подчёркнутая Вежливость, ломающая всю киевскую игру. И тогда появились дикие вымыслы, фейки, оскорбления. Про "пять сотен диверсантов ГРУ" за рулём КамАЗов. Про взрывчатку и огнемёты, спрятанные среди лекарств и детских пелёнок. Про тайные колонны военного сопровождения, которые вот-вот вторгнутся в "ридну неньку" под предлогом охраны конвоя. Гадали: что же с ней делать, с колонной этой: разбомбить или разграбить? Шутили про перевозимую соль, которую лично Путин должен насыпать себе в штаны. Измывались даже над словом "конвой", видя в нём лишь что-то тоталитарное, "гулаговое" — словно натовские "гуманитарные бомбардировки" им милее. Хамство и злоба — вот всё, чем ответил Киев на жест Москвы. "Пусть прям щас Путин и вся Дума встанут на колени посреди Красной площади и как следуют попросят, — раздалось откуда-то со стороны Верховной Рады — Тогда, может, мы и снизойдём, пропустим их колонну!" И тогда — вряд ли раньше — было решено не идти через Харьков. "Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону" — пространственные флуктуации не редкость для тех мест. Вот и двинули дальше, южнее. К правильным КПП. А Киев всё бесился. Собирал автовладельцев — перекрывать дорогу "колонне оккупантов". Задумал снарядить ответную колонну из жалких 26-ти машин на Донбасс. И при этом — продолжал бомбить, стрелять, убивать тех, кому только что собирал "альтернативную гумпомощь". Киев и сейчас всё гавкает, гавкает, гавкает. А российский караван — идёт себе. И, как таковой, в массовом сознании русских людей он перестаёт быть конкретной колонной из приземлённых грузовиков, наспех перекрашенных в смешной белый цвет. Он превращается в символ, обрастает ассоциациями, видится то ли гениальным "троллингом" укров, то ли метафорой всей нашей жизни. Ведь правда же, что любой конвой на дороге излучает чувство чего-то жутко интересного? Это то самое "будет весело и страшно". Это как первый детский поход с друзьями. "Первое путешествие ребёнка вдали от дома" — так писал Джим Моррисон про мгновение свободы. Завидишь такое в жизни, прижмёшься к обочине и, заворожённый, провожая конвой взглядом, сбившись на восьмом десятке машин, будто прикоснулся к чему-то подлинному в жизни, к Опасной Миссии и Дальнему Путешествию. Так считают вагоны у эшелонов, отправляющихся туда, где тебе не суждено оказаться, и "журавлиные поезда", и бесконечные вереницы твоего племени, переселяющегося в райские края. И когда в детстве смотрел одноимённый фильм про Резинового Утёнка, что-то сосало под ложечкой — потому что впереди у конвоя лежали приключения и неизвестность. И потом, уже повзрослев, читая у Борхеса про один из четырёх всемирных сюжетов — про вечные скитания и поиски — понимал нутром: вот оно! вот дело тебе под стать! ...Этот конвой будет идти бесконечно. И пока он идёт по русским нашим дорогам, отсчитывая дни и эпохи, мир жив, и мы тоже живы. Денис Тукмаков

Алексей Громов
Ученые представили насадку для смартфона, способную распознать рак
Закрыть