Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Марков: России и Турции нужны отношения миллионов людей и миллиардов долларов. ФАН-ТВ

Марков: России и Турции нужны отношения миллионов людей и миллиардов долларов. ФАН-ТВ

15:26  15 Августа 2016
395

Член Общественной палаты РФ Сергей Марков рассказал корреспонденту ФАН-ТВ о том, какими теперь будут отношения между Россией и Турцией, и как они повлияют на сотрудничество с НАТО и Евразийским Экономическим Союзом.

В Москве обсуждают серию международных переговоров, в которой за последнее время принял участие президент России Владимир Путин. Лидер нашей страны встречался с главами Азербайджана, Ирана, Турции, Армении. Об этой дипломатической поездке говорят много, и в основном то, что носит она поистине исторический характер. Тематика встреч обширна: борьба с терроризмом, сотрудничество в энергетике, туризм, развитие транспорта. Уже состоялись первые после инцидента со сбитым российским самолетом переговоры президента России и Турции, во время которых удалось добиться договоренности о международной безопасности, полноценного примирения лидеров стран. В результате, кстати, планируется возобновление строительства газопровода «Южный поток». Также подводятся итоги встречи лидеров Азербайджана, Ирана и России, на которую возлагаются большие надежды. В частности, на урегулирование нагорно-карабахского конфликта, вопроса о разделе Каспийского моря, строительства транспортной магистрали «Север-Юг». 

Подробнее о том, какие последствия повлечет за собой серия этих дипломатических встреч, корреспондент ФАН-ТВ поговорил с членом Общественной палаты РФ Сергеем Марковым. По его мнению, дипломатию Владимира Путина можно рассматривать как формулу приоритетов интересов народов над интересами политиков. 

– Сергей Александрович, приветствую вас. Интересно ваше мнение, какие конкретно изменения последуют после встречи лидеров России и Турции, что в первую очередь кардинально изменится?

– В первую очередь будут поставлены чартеры. Там, на самом деле, есть технические проблемы, поскольку августовский период – самолетов физически не хватает, нужно снимать с других. Предположим, в Крыму очень нужны самолеты. Я только что летел из Симферополя – там огромное количество желающих лететь. Керченская переправа просто перегружена, она не справляется сейчас настолько, что власти Крыма призывают поменьше пользоваться сейчас, поменьше ехать в Крым через Керченскую переправу – там вроде девять паромов, но не справляются. Поэтому нужно, чтобы больше самолеты летели, – а их неоткуда взять. Но, думаю, найдут. У нас же внутри страны произойдет резкий спад в конце августа в связи с началом учебного года – 1 сентября, поэтому эти чартеры будут в реальности поставлены, думаю, в конце августа – сброшены с других направлений. В результате резко снизится цена на билеты, и наши люди полетят туда, в Анталье сезон значительно более благоприятный, нежели в июле-августе, сейчас там 40 градусов. Это первое, что произойдет.

Второе – турецкие строители опять будут допущены до российских объектов. В-третьих, это резко усилит переговорные позиции России с западными странами по поводу многих других вопросов. В-четвертых, видимо, ускорятся переговоры по нагорно-карабахскому урегулированию, с возможностью выйти на него. 

Сейчас начнутся переговоры, и, видимо, где-то к концу осени будет снято эмбарго на турецкие продукты питания. Они вернутся сюда – не прямо сейчас, а, видимо, к концу осени. В ответ на это российские производители мяса, молока, птицы будут больше допущены на турецкий сельскохозяйственный рынок. Поэтому, я думаю, наши работники птицефабрик могут ориентироваться на то, что они должны сейчас хорошенько поработать, могут себе уже карман расшивать, поскольку придется премии получать за счет выхода на турецкий рынок. 

– А что касается внешней политики, как потепление взаимоотношений между Россией и Турцией повлияет на сотрудничество с НАТО и с Евразийским Экономическим Союзом? 

– Думаю, что на Евразийский Экономический Союз это окажет серьезное влияние. Дело в том, что ряд наших коллег по Евразийскому Союзу – это тюркоязычные исламские государства*: Казахстан, Киргизия. Они чувствовали себя дискомфортно от конфликта России с Турцией, сейчас они вздохнули с облегчением и могут значительно более спокойно смотреть в будущее. Поэтому будут созданы лучшие условия для развития Евразийского Союза. 

Улучшение отношений с Турцией будет способствовать и улучшению наших отношений с Западом, поскольку причина наших плохих взаимоотношений с Западом – это атаки Запада против России. А поскольку Запад увидит, что Россия становится сильнее, у него снизится надежда, что Россия капитулирует, и в результате Запад будет с меньшим энтузиазмом атаковать Россию, и наши отношения с Западом будут улучшаться. 

Смотрите также: Перенджиев: России и Ирану интересно создать другие коалиции, помимо сирийской. ФАН-ТВ

– По-вашему, можно ли всерьез доверять позиции Эрдогана сегодня? 

– Вы знаете, мне кажется, сейчас позиции Эрдогана никто и не доверяет, поскольку был такой жесткий удар со сбитому самолету в ноябре, в условиях, когда были прекрасные отношения. Доверия как такового нет. 

– Оно потеряно?

– Да, но, знаете, нужно уметь выстраивать отношения и в условиях отсутствия доверия. Предположим, эти массовые отношения между сельскохозяйственным, туристическим, строительным, энергетическим секторами – они как раз послужат фундаментом, лучшим, чем личное доверие. Отношения хорошие между странами не тогда, когда это отношения между лидерами, а тогда, когда отношения хорошие между миллионами людей и миллиардами долларов, рублей, турецких лир, евро. Тогда эти отношения являются более прочными. 

Посмотрите отношения между некоторыми европейскими странами, между лидерами. Они ужасные. Они там терпеть друг друга не могут. Министра иностранных дел Британии Бориса Джонсона терпеть не могут! А отношения-то есть. И очень прочные, хорошие. Вот к такому положению мы должны стремиться в отношениях с Турцией. Не на личностях они должны базироваться, а на прочнейшем фундаменте сильных экономических, политических, культурных, гуманитарных связей.  

– Помню, вы говорили о том, что в ближайшее время Турция может кардинально изменить свою позицию по сирийскому вопросу. Что вы имели в виду?

– Я имею в виду, что Турция сейчас убедилась в том, что ее нынешняя политика не увеличивает благосостояние и безопасность, а подрывает ее. И поэтому будет менять. А вот как – мы пока не знаем. Условия для компромисса, я думаю, примерно следующие: Турция отказывается от идеи свергать Башара Асада, им это и не удастся, и Турция отказывается от поддержки Джебхат ан-Нусра, Ахрар аш-Шам и Джейш-аль-Ислам – тех основных группировок (запрещенных в России и ряде других стран – прим. ред.), которые воюют, собственно, против Башара Асада. В ответ на это – в будущем устройстве Сирии – Турции предоставляется большая возможность по неформальной защите туркоязычного населения Сирии. Плюс, конечно, для них очень важно, чтобы не было создано независимое курское государство на территории Сирии. Гарантии того, что оно не будет создано, – думаю, это очень важный результат для Турции. В этом может быть основа для компромисса.

– Многих еще волнует вопрос о гражданской войне, которая проходит на востоке Турции, и о курдах. Какова наша позиция по отношению к тому, что там происходит? 

– Да, в Турции сейчас есть элемент гражданской войны, не только с курдами. Курды основные. Но сейчас турецкое правительство объявило войну и армии, коалиции коммунистических левых партий. У них есть свои боевые отряды, и они уже приступили к военным операциям. Военные действия расширяются и охватывают всё большее количество людей. Мы, конечно, против любой формы гражданской войны, но обращаем внимание на то, что главным ответственным за эту гражданскую войну является турецкое правительство. Нужно называть вещи своими именами. Был мир с курдами. Каким образом он был нарушен? Да потому, что Эрдогану захотелось, чтобы его партия выиграла на выборах, и для этого ему нужно было обрушить курдскую левую партию. Он начал воевать с ними, чтобы был всплеск антикурдского турецкого национализма, что привело бы к тому, что турки не могли бы голосовать за прокурдскую левую партию. Послушайте, это крайне безответственное поведение! Мы, кстати сказать, полностью не можем им доверять не только из-за сбитого самолета, но и глядя на то, из-за чего оказалась развязана курдская война. Мы нашим турецким коллегам говорим: это неправильно – таким образом разжигать гражданскую войну ради того, чтобы сделать те или иные изменения в парламенте. Турция опять должна вернуться к той разумной политике в отношении курдов, которую она проводила последние 10 лет до этих внеочередных парламентских выборов.  Если произойдет такое возвращение, то нужно идти дальше, предоставить курдам какую-то автономию, и тогда они будут интегрированы. 

Знаете, например, финно-угорские народы. Они живут в разных государствах, имеют свои форумы, все друг с другом общаются, при этом остаются лояльными членами другого государства. Чтобы курды были лояльны к турецкому государству, турецкое государство должно защищать их права. 

– А что касается сирийского вопроса, можно ли рассматривать Сирию как курортную зону через определенное количество лет? 

– Я думаю, что сейчас на Сирию как на курортную зону никто не смотрит.

– Даже в перспективе?

– Да, поверьте мне, я являюсь председателем Общественного Совета в Ростуризме, никогда вопрос Сирии не рассматривался в контексте туризма. Слишком много лет должно пройти для того, чтобы люди могли туда ездить. Есть огромное количество других побережий теплых морей, куда наши люди могут ездить. Сирия – пространство для сельскохозяйственных, энергетических проектов, диалога цивилизаций. Одна из важнейших причин, почему мы вошли в Сирию, – это было не допустить геноцида в отношении христиан в Сирии, который должен был состояться. Туризм – это слишком отдаленное прошлое и будущее.    

– Не могу вас не спросить о «тройственном союзе», о котором сегодня говорят многие политические эксперты, я имею в виду союз Россия – Иран – Азербайджан. По-вашему, можно ли говорить о том, что это будет действительно Союз, и у него будут весомые полномочия?

– Я уверен, что никакого союза Россия – Иран – Азербайджан не будет. Это наши коллеги преувеличивают, купаясь на этой информационной волне. Я уверен, что этот трехсторонний саммит будет регулярным, будет какое-то взаимодействие, но общность интересов достаточно мала, чтобы создать такой союз. 

Наоборот, такой тройственный саммит нужен не для того, чтобы делать совместные проекты – кроме транспортного коридора «Север-Юг», других практически нет. Этот саммит нужен, скорее, для того, чтобы решать проблемы и противоречия, существующие внутри. К тому же, Азербайджан находится в очень тесных взаимоотношениях с Турцией, являгется стратегическим другом, братом, можно сказать. А Турция находится в противостоянии  с Ираном. Поэтому, представить себе, что Азербайджан станет союзником Ирана сегодня – это фантастика. 

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

* Организация запрещена на территории РФ.

Анастасия Алексеева; Вячеслав Дружинин
Новости партнеров
mediametrics