За кулисами кулис: Роман Носиков о фильме Некрасова «Закон Магнитского»

За кулисами кулис: Роман Носиков о фильме Некрасова «Закон Магнитского»

15.08.2016 14:26
1943

За кулисами кулис: Роман Носиков о фильме Некрасова «Закон Магнитского»

В Сети появился давно ожидаемый российским зрителем фильм режиссера Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами». До этого мы не могли посмотреть эту картину и знали о ее содержании исключительно в пересказе самого автора или из рецензий, опубликованных на сайтах вроде «Эха Москвы» или «Открытой России».

Лично мне запомнилась статья Зои Световой «Каминг-аут режиссера Некрасова», которая самим названием так и намекала, что режиссер Некрасов, по мнению автора статьи, — педераст. Это выглядело совершенно замечательно — читать такое у постоянного защитника прав геев на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Сам фильм тоже долгое время не мог выйти в свет по причине достаточно необычной для нашего времени гласности и свободы — за режиссером по пятам гнались адвокаты Билла Браудера и угрожали исками всем и каждому, кто устроит открытый показ. Таким образом, премьера была отменена по всей Европе, и только в Америке, где толкование первой поправки настолько широко, что распространяется даже на нацизм, фильм все же был показан.

В Сети была опубликована уже доработанная версия картины, в которую вошли кадры с презентации в США, и это добавило фильму пикантности.

Что же это за фильм?

Сергей Магнитский

О пользе чтения

«Закон Магнитского. За кулисами» начинается вполне ожидаемо для режиссера, ранее снимавшего такие фильмы, как «Уроки Русского» — о «российской агрессии против Грузии» — или «Бунт. Дело Литвиненко» — понятно о чем.

На экране мелькают пропитые дегенеративные рожи, алкоголь, дорогие шмотки. Главный герой Сергей Магнитский бросает в лицо следователям обвинение в хищении миллионов долларов и добавляет, что эти деньги — неполученные пенсии старушек и невылеченные дети, которые умрут. Следователи с отвратительными харями забивают главного героя дубинками до смерти. И вот так 40 минут.

Правда, все это, как выяснилось, режиссер снял к тому моменту, как ему на глаза совершенно случайно попались документы по делу, о котором он делал кино. То есть он написал сценарий, приступил к съемкам, снимал себе снимал, а потому вдруг ему на глаза попались документы.

В этот самый момент становится ясно, как получились предыдущие творения автора, из которых мир мог узнать, что Россия «напала» на Грузию, а ФСБ «травила» Александра Литвиненко. Просто раньше режиссеру никогда не попадались документы про то, что он снимает. А зачем, в самом деле?

Вот так из пары фраз можно получить сведения о новаторских методах родимой творческой интеллигенции, применяемой ею много лет подряд ко всему что ни попадя.

Могила Александра Литвиненко

На узкой дорожке

«Удивительно, как весь мир был обманут этой абсурдной историей, — поражался «одокументированный» режиссер Некрасов в интервью EUobserver. — В ней просто не сходятся концы с концами. Это какой-то гипноз. Здесь все основано на предубеждении и идеологии».

Страшно представить, чему поражался бы режиссер, приди ему в голову почитать вообще все документы на тему того, про что он снимает. Надо отдать должное режиссеру — он мог бы на все махнуть рукой и снять, как раньше, сделав вид, что ничего не читал. Но он так не поступил.

И все же, страшно подумать, как далеко от рукопожатности может зайти человек, приступивший к изучению предмета, о котором рассуждает. Ведь в чем суть метода познания мира — если это вообще можно назвать познанием — нашей западнической интеллигенции? В трех последовательных состояниях:

1. Я так вижу.
2. Да, все не совсем так, но так могло быть.
3. А видели ли вы, как течет река?

Но Андрей Некрасов ступил на узкую дорожку изучения того, о чем снимаешь, и это сгубило его как рукопожатного человека. В процессе чтения дела Магнитского режиссер был вынужден даже изучить законы, и из них выяснилось нечто совершенно обратное тому, что утверждали «честные порядочные борющиеся с коррупцией и произволом в России люди».

Недоумевающий творец то и дело бегал на встречи с Браудером, чтобы уточнить у него две вещи.

Во-первых, как это так получилось, что с подлинниками уставных документов и печатями, как утверждает Билл, кто угодно в России может перерегистрировать фирму на кого угодно, а на самом деле все наоборот — только собственник и безо всяких документов?

Во-вторых, почему это на русском в документах написано одно, а в английском переводе, который всюду рассылает Браудер, — другое?

Билл Браудер

Красный муравей

В итоге интеллектуал Некрасов открыл страшное для себя и давно уже понятное всему русскому народу вокруг. Прежде всего, выяснилось, что «честные благородные люди, борющиеся с коррупцией и произволом в России», — мрази.

Эти люди устроили в России систему по систематическому хищению ее достояния, ее предприятий, ее денег, с периодическим устранением зиц-председателей.

Оказалось также, что Браудер и Магнитский — тоже негодяи и воры, которые крали и убивали. Много. Очень много.

Стало ясно, кроме того, что жульническая схема «возврата» налогов была разработана Магнитским и Браудером. И что задолго до всех заявлений Магнитского в правоохранительные органы обратилась очередная зиц-председатель в страхе, что с ней произойдет то же самое, что и со всеми предыдущими.

Наконец, выяснилось, что Браудер подделывает доказательства, лжет и манипулирует судебными и парламентскими чиновниками нескольких стран.

Читайте также: Лед тронулся: кто проиграет от показа в США фильма о Сергее Магнитском

Что примечательно, по сюжету фильма режиссер Некрасов постоянно встречается с людьми, облеченными властью, яростно и пафосно лоббирующими «акт Магнитского» и санкции, обличающими Россию, но…. не читавшими ни одного документа, не изучавшими ничего, кроме слов Браудера. Эти люди очень сильно удивляются — почему это они должны вообще что-то изучать? Почему им вообще задают вопросы?

И в этот момент ты понимаешь, что если бы не все предыдущие работы Некрасова, если бы не вся та жуть, которую он наснимал, — никаких подобных разговоров не было бы. С ним просто никто не стал бы разговаривать. Никто не позволил бы ему задавать вопросы. Система его не пропустила бы — потому что от него не пахло бы своим. Он никогда не вошел бы в муравейник к красным муравьям, если бы не пах как красный муравей. Если бы он пах как черный, — его растерзали бы еще на подходах. Точно так же, как зиц-председателей фирм Браудера.

Задержание Алексея Навального

Машины по выкачиванию жизни

Но дело не только в политиках или юристах.

После того как фильм Некрасова вышел и стало известно, о чем он, — вдруг выяснилось, что режиссер «не имеет права находиться в Америке, его место в России, в этой фальшивой стране — стране преступников». Именно так заявила ему после премьеры в США находящаяся в зале «журналистка» Карина Орлова. Она выкрикивала это, по-хабальски развалившись в кресле, с чувством полного права оскорблять и режиссера, и его страну, разглагольствуя от имени Америки.

Читайте также: Олимпиада по-русски. Роман Носиков следит за счетом матча Россия — США

Некрасова моментально начали травить повсюду, фильм запрещать, по отношению к нему внезапно отменили все правила приличий, любую политкорректность.

Выяснилось, что огромная доля российской и западной журналистики — это тоже часть той самой машины по выкачиванию из России денег, благ, мозгов, жизни.

Сам режиссер этого пока, похоже, не разглядел. Для него «акт Магнитского», кажется, все еще — некий инцидент, эксцесс, который коренится в личности Браудера.

Впрочем, есть вероятность, что Некрасову опять попадутся в руки какие-нибудь документы, и он начнет их читать. Возможно, однажды он даже заново перечитает хронику «Войны 08.08.08» или историю Литвиненко.

Бог любит такие шутки.

Роман Носиков
Штайнмайер поздравил Таяни с избранием на пост председателя Европарламента
Закрыть