Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Немецкая семья сбежала от мигрантов и попросила убежища в России

Немецкая семья сбежала от мигрантов и попросила убежища в России

19:27  12 Августа 2016
1303

Немецкая семья сбежала от мигрантов и попросила убежища в России

Федеральное агентство новостей представляет перевод статьи German family travel to Russia to claim ASYLUM — claiming their country is no longer safe because of the migrant influx («Немецкая семья попросила убежище в России, потому как больше не считает свою Родину безопасной из-за наплыва мигрантов»), опубликованный британским изданием Daily Mail.

51-летняя Карола Грисбах и ее 45-летний муж Андре проехали в своем в фургоне для кемпинга 2 тыс. км из северной Германии до Красной площади в Москве с целью убежать от «диктатуры немецкого правительства».

Супруги прибыли в Россию не одни — с ними приехали две взрослые дочери с Доминик и Джулия и четверо внуков.

Семья покинула Германию по целому ряду причин, в числе которых и обеспокоенность числом мигрантов, прибывающих в страну.

Тем не менее, с момента их прибытия в Москву в канун 2016 года, семья до сих пор находится в небольшом загородном мотеле за пределами столицы, т.к. им продолжают отказывать в предоставлении убежища по причине того, что российские власти считают Германию «безопасной» страной.

Но Грисбахи утверждают, что у них просто не было достаточного количества времени для оформления всех необходимых подтверждающих документов.

«Мы были обеспокоены с того момента, когда приняли участие в протесте против немецкого правительства у здания Бундестага в сентябре 2013 года, — говорит глава семейства Андре. — Мы больше не считаем Германию безопасным местом ни для себя самих, ни для воспитания своих детей. Когда в декабре 2015 года мы покинули Родину, у нас не было времени чтобы как следует подготовиться. Единственное, что мы успели сделать, – это получить российскую туристическую визу, чтобы иметь возможность въехать на территорию России. Времени на оформление рабочей визы, к сожалению, не было».

С тех пор, как семья прибыла на территорию России, они полагаются только на доброжелательность местных жителей и юридические тонкости, которые позволяют им до сих пор находиться на территории страны.

Гринбахи утверждают, что договор о прекращении войны между Россией и Германией 1918 года не является подлинным мирным соглашением, следовательно, страны по-прежнему находятся в состоянии войны. В таком случае, утверждают они, российское государство обязано предоставить им защиту. Они отчаянно хотят остаться здесь.

«Мы хотим остаться и работать здесь, — говорит Андре. — У нас нет намерений жить на пособия, предоставляемые государством. Я знаю полно людей, которые точно предложат мне работу, будь то фермером или строителем. Я самостоятельно построил свой дом в Германии. Я также могу работать переводчиком или преподавателем немецкого языка. Чтобы получить работу в Германии, нужно огромное количество подтверждающих квалификацию документов. В России устроиться можно просто так. Буду рад приступить к работе, как только российское правительство мне позволит это сделать. Мы надеемся, что у нас получится остаться здесь. Мы здесь действительно свободы».

До трудоустройства в качестве переводчика пока еще далеко. Их положение усугубляет еще и незнание русского языка, а их сбережения тем временем стремительно иссякают.

Андре комментирует: «Я не говорю хорошо по-русски, поэтому мы вынуждены заказывать перевод всех необходимых документов. Поскольку у нас осталось не так уж много денег, мы полагаемся на доброжелательность местного населения. Русские невероятно отзывчивые. В этом плане с ними никто не сравнится. Мы точно не получили бы такой поддержки от немцев – они слишком эгоистичные».

Помимо эгоизма своих соотечественников Грисбах также жалуется на множество иммигрантов, слаборазвитую и малоэффективную демократическую систему, неспособную принудить прибывающих беженцев проходить иммунизацию и защитить их детей от раннего секспросвещения.

«Люди думают, что в Германии царит демократия, но это не так, — говорит Андре Грисбах. — Однако моральные ценности в этой стране разрушены. Людей не беспокоят такие вещи, как пунктуальность и преступность. Общество в нашей стране не существует. Российское общество гораздо лучше, а Путин гораздо лучший пример лидера. Немецкое государство коррумпировано, поэтому Путин еще и намного более демократичен, чем Меркель. Ее правительство распахнуло двери для всех иммигрантов, и они могут стать причиной многих неприятностей в стране и развязать войну, которой правительство жаждет».

Ни одна страна в мире, кроме Германии, не желает иметь такое количество иностранцев на своей территории.

Войны США, война в Сирии — Германия помогает оплачивать все эти глупые инициативы.

«Службы защиты прав детей настолько быстро норовят отлучить детей и от их родителей. Им платят за это, и, кажется, что это своего рода торговля детьми. Мы боялись, что нечто подобное может произойти и с нашей семьей. А дети в Германии слишком рано подвергаются половому воспитанию с помощью одежды, изображений и книг. Этому просто невозможно противостоять. В России с этим намного лучше. Здесь семья имеет значение, ее ставят на первое место», — продолжает глава семейства.

«Всем известно, какая в немецких СМИ сейчас ситуация в отношении мигрантов и насилия. Новостные агентства не освещают большую часть происходящего, — говорит Карола. — Теперь детям и женщинам находиться в Германии совершенно небезопасно. Полиция редко пытается вникнуть в суть происходящего, либо потому, что сама система не предоставляет им для этого возможности, либо потому, что они сами подвергаются нападениям со стороны беженцев. Но позвольте мне прояснить – мы не имеем ничего против людей, ищущих убежища. Мы обязаны помогать людям, которые находятся в положении хуже, чем мы сами».

Что касается остальных родственников, оставшихся в Германии, то, по словам самих Грисбах, семья их полностью поддерживает.

«Они, конечно, не обрадовались когда узнали, что мы уехали, даже не попрощавшись, — признается Андре, — Но сейчас мы регулярно общаемся в социальной сети Facebook, и они полностью нас поддерживают. Мы вновь сможем с ними увидеться, только если они сами прилетят нас навестить. О нашей поездке на территорию ЕС и речи быть не может».

Многие немцы не придерживаются такого же мнения. Члены семьи Грисбах часто подвергаются критике со стороны своих же соотечественников.

Ларс Клингенберг написал комментариях: «Честно говоря, я не знаю, порадоваться мне или поплакать за детей этой семьи. И вместо того, чтобы помогать вам, я лучше окажу финансовую поддержку настоящим беженцам, которые действительно нуждаются в этой поддержке».

Лара Кареглазка: «Стыдно, что дети должны страдать из-за идиотизма родителей, бабушек и дедушек. Безответственный и антисоциальный поступок!».

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics