Специалисты о допинг-сексе, каппинге Фелпса и слезах Ефимовой

Специалисты о допинг-сексе, каппинге Фелпса и слезах Ефимовой

12.08.2016 10:45
3513

Майкл Фелпс делает селфи для своих поклонников

Корреспондент  Федерального агентства новостей (ФАН) разбирался, может ли спортивный психолог заменить допинг, что за банки ставит на спину американский суперпловец Фелпс и считается ли допингом предстартовый секс.

На наши вопросы ответил президент Спортивной федерации спорта инвалидов Санкт-Петербурга, руководитель регионального отделения Паралимпийского комитета России, в прошлом - атлет-многоборец Сергей Гутников

В войне допингов победит тот, кто хитрее и умнее 

- Сергей Владимирович, Россию обвиняют в том, что она является лидером по употреблению допинга. Вы всю жизнь в спорте, сейчас — один из руководителей паралимпийского движения в Петербурге. Вы тоже считаете, что мы — главное допинговое зло?

- Есть факты. Исходя из них, доля приема допинга нашими спортсменами не больше мировых показателей. Вопрос в другом: если взять 200 человек, которые участвуют, скажем, в Олимпиаде, и у каждого из двухсот в течение месяца каждый день брать анализ на допинг — будет один итоговый результат. А если из двухсот человек отобрать пятерых и брать анализы через день — то будет другой результат. Одно дело: брать каждый день у всех и быть под круглосуточным контролем и другое — периодически и не у всех. Понятно, что если ежедневно контролировать, то процент будет выше. Но от этого в конечном счете зависит, какое количество спортсменов под контролем и как часто их проверяют. Американское антидопинговое агентство — оно же как российское. Но зарубежных допинг-офицеров мы допускаем к себе, мы обязаны обеспечить их пребывание, и нас никто не спрашивает, хотим мы этого или нет. Они приехали, взяли пробы и уехали. А такие же точно соревнования проводятся в Америке — и мы не имеем права приехать. И так во весь период существования WADA. Поэтому у нас вопросов к WADA больше, чем у  WADA к нам. Вопрос и во взаимосвязи, и в политическом решении этой проблемы.

- Получается, что без допинга в спорте вообще никак?

- Я тоже спортсмен, многоборец. За всю жизнь не принял даже таблетки анальгина, у нас была четкая политика — никакого допинга. Но сейчас спорт настолько затратен энергетически, что спортсмены просто падают на дорожке. И если его энергетически не подпитывать, организм истощается. Нагрузки запредельные. Тренировки 3 раза в день, и требования максимальные. Подпитать спортсмена мы обязаны. Вопрос в другом — чем? И весь мир думает — чем? Поэтому у нас был мельдоний, в США — что-то другое.

- Что за следы от банок на спине и плечах американского пловца Майкла Фелпса? Тренеры американца уверяют, что это — результат популярной процедуры каппинга. Это нормально?

- Да, многие считают, что эти примочки — это тоже допинг. А что на самом деле находится в этих банках? Одно дело — в банку подсунуть травку с медом, другое дело — какое-то лекарство, какое придумали американцы. Это лекарство должно вноситься в списки WADA, но его там нет. Или, например, электростимуляция мозга — доказано, что это стимулирует не только мозг и это запрещено, но она тоже не внесена в запрещенные списки WADA.

Специалисты о допинг-сексе, каппинге Фелпса и слезах Ефимовой

- «Норвежские астматики» в олимпийском сборной стали уже почти интернет-мемом. Может быть, и России следует пойти по такому пути и объявить своих спортсменов больными, чтобы использовать допинг легально?

- В большом спорте это сделать непросто, а в паралимпийском — тем более. Если спортсмен принимает положенные врачом таблетки, он обязан каждые полгода сообщать о них в WADA, и каждые полгода агентство это продлевает. Но если опоздал на один день и WADA не приняло решение, что это таблетка - то все, это считается допингом. А Россия сейчас под прицелом всего мира, едва ли не все спортсмены — в системе системе ADAMS (Anti-Doping Administration & Management System, интерактивная система, в режиме реального времени отслеживающая пребывание и местонахождение представителей национальных команд. Система управляет базами данных в Интернете, предназначена для ввода, хранения, распространения данных и составления отчетов для оказания помощи WADA — ФАН). Допинг — такая тонкая материя... Но я не знаю спортсмена, который бы сознательно, пусть и под давлением тренера, принял допинг, зная, что будет уличен и наказан. Поэтому вопрос сейчас — кто умнее с точки зрения медицины, кто хитрее.

- Вы говорили, что для паралимпийского движения допинг вообще не актуален.

- У нас в паралимпийском движении созданы научные группы, которые отслеживают абсолютно все, ежедневно. К паралимпийцам мы стали подходить как к олимпийцам. В этом наше преимущество перед другими странами. Мы создали паралимпийскую школу по всем направлениям. Но там главное другое. Чтобы руки работали, чтобы коляска была хорошей, шины специальные. Про фармакологию речь вообще не идет. Принимай мельдоний хоть тоннами, но функциональные возможности разные. У нас есть паралимпийцы, которые, завали их мельдонием, выше 16-го места не поднимутся и золота никогда не возьмут. Бегун без трех пальцев на ногах или бегун на протезах — есть разница? А бегут они вместе. И допинг тут вообще не при делах. Например, в специальном олимпийском движении (олимпиады для людей с умственными отклонениями - ФАН) допинга вообще нет. И здесь не должно быть. Хочешь ты — принимай, завтра в больнице лежать будешь и половина органов у тебя откажет. Это как водку пить: знаете, что наутро голова будет болеть, но пьете. Это — ваше решение.

Психологические технологии — мечта любого тренера

Доктор медицинских наук, заведующая кафедрой спортивной психологии Национального государственного университета физкультуры, спорта и здоровья им. П.Ф. Лесгафта Юлия Родыгина рассказала корреспонденту ФАН о тайнах спортивно-психологической подготовки, предстартовой лихорадке и о том, почему Юлия Ефимова так часто плачет.

- Юлия Кимовна, СМИ регулярно показывают плачущую Юлю Ефимову. Наших спортсменов освистывают, их не поздравляют, радуются их проигрышам. Каково им выступать в такой обстановке с точки зрения психологии?

- Спортсмены такого высокого уровня должны проходить общую психологическую подготовку. Основатель современного олимпийского движения Пьер де Кубертен сказал, что «в борьбе равных спортсменов выигрывает психология». То, что Юлия плачет, может говорить о том, что она, вероятно, находится не в лучшей психологической форме. В такой обстановке, в какой находятся наши спортсмены, могут быть невротические реакции. Должна быть индивидуальная работа со спортсменом, возрастает роль спортивных психологов. Но в нашей олимпийской сборной их, на мой взгляд, недостаточно. Наряду с такими допинг-скандалами роль спортивных психологов особенно возрастает.

- А тренер не способен заменить психолога?

- Еще создатель нашей кафедры в институте Лесгафта Авксентий Пуни впервые описал некие психические состояния, которые свойственны спортсменам в соревнованиях. Первое — это негативное состояние предстартовой лихорадки. Оно не приносит результата. Это излишние эмоции, возбуждение, которые влияют на координацию мышц, мышечного аппарата, уводят спортсмена от выполнения основной задачи. Он распыляется на то, что происходит, волнуется и не может сосредоточиться. Второе состояние — предстартовая апатия — еще хуже. Спортсмен перегорает, ему ничего уже не хочется. Если из лихорадки есть психологические способы выведения, то апатия не дает никакой энергетики. Это полная потеря мотивации. Самое главное — чтобы спортсмен до нее не дошел. Такое часто бывает, когда задерживается старт, например. Вот у нас некоторые спортсмены в связи с допинг-скандалом могли подобным образом перегореть, и поэтому не завоевали свои медали.

- И третье состояние?

- Это боевая готовность, уверенность в себе. Спортсмен нацелен на удачу, видит цель. И задача спортивного психолога — чтобы он оказался в этом состоянии. Здесь только специалист (в отличие от тренера) владеет такими методиками. Причем это создается не только в рамках самого соревнования (за исключением методов гипноза, пожалуй). Мы просим спортсменов воссоздать в сознании моменты победы. В одночасье это создать нельзя. Поэтому мы давно настаиваем на том, чтобы спортивные психологи работали уже на уровне СДЮШ, на начальных этапах.

- Почему отдельные страны, даже небольшие, становятся лидерами в каких-то видах спорта. Ведь теоретически всех должен переиграть Китай или Индия – наиболее населенные страны. Но по факту это не так и какая-нибудь маленькая страна обходит огромные страны по числу олимпийских медалей. Почему?

- Существуют этнические, политические, физиологические моменты, культура, могут быть и отдельные самородки. Причин много. Например, в России была стройная система спорта, преемственность. А сейчас в том же футболе — какие-то местечковые клубы. Тренеры недостаточно образованы: они становятся тренерами и так и остаются на одном уровне. Например, в хоккее у нас сейчас будут создаваться определенные квалификации для тренеров, которым они должны отвечать, это их профессиональное и личностное развитие. Без них тренер не может заниматься со спортсменом. У кого-то волею случая это и так случается, и тогда он становится великим тренером. У остальных должно воспитываться. Например, в Финляндии для работы тренера в детской хоккейной команде необходимо пройти работу с психологом, посетить тренинги, получить заключение о том, что твои личностные характеристики соответствуют. У нас не так.

- В «желтой прессе» описывают секс как один из разрешенных видов допинга, якобы стимулирующий спортсменок. Это миф или реальность?

- В советское время во время Олимпиады в Германии якобы специально разгоняли девочек до определенного состояния возбуждения, а потом отправляли на старт. Возможно, это была активация внутренних возможностей организма. В определенных условиях организм может активизироваться очень мощно. На это есть подходы психологические и физиологические. Вы наверняка знаете случаи, когда немощная бабушка в горящей избе смогла в экстремальных условиях поднять и вынести из дома такое, что в обычной обстановке она и сдвинуть не сможет. И есть масса других примеров. Все это — мобилизация психологических ресурсов, это — ключ к большим результатам, к еще большим возможностям достижения рекордов. Фактически допинг делает то же самое.

- А запрет на «предстартовый» секс для мужчин?

- Это есть, это физиологические подходы, чтобы спортсмен сохранил форму, энергию на уровне гормонов, чтобы все работало.

- «Сексуальные» допинги используются у нас или на Западе?

- Все, что касается подготовки спортсменов такого уровня, держится в строжайшем секрете. Каждый спортсмен и тренер хотели бы заполучить такие технологии, которые открывают пути для рекордов. Зарубежные специалисты что-то рассказывают о способах воздействия на психику спортсмена, но секреты какие-то, технологии никто не выдаст.

Мария Александрова
Историк из США доказал, что НЛО — продукт холодной войны
Закрыть