Итоги встречи Путина и Эрдогана: сперва решаем по Сирии, все остальное — потом

Итоги встречи Путина и Эрдогана: сперва решаем по Сирии, все остальное — потом

10.08.2016 11:18
2422

Итоги встречи Путина и Эрдогана: сперва решаем по Сирии, все остальное — потом

Итак, переговоры Владимира Путина и Реджепа Эрдогана завершились. Насколько оправданными оказались ожидания и опасения, которые связывали с российско-турецкими переговорами на высшем уровне? Можно ли сказать, что кризис в отношениях между двумя странами преодолен, что оставшиеся проблемы уже не принципиальны и будут постепенно решаться «в техническом порядке», что Москва и Анкара теперь говорят на общем языке и в политике, и в экономике?

Без панибратства

Судя по тому объему информации, который стал доступным после завершения переговоров, длившихся в разных форматах — «узкий состав», «широкий состав», пресс-конференция, встреча с представителями деловых кругов, обсуждение ситуации в Сирии — более шести часов, стороны только зафиксировали свое желание и свою готовность действовать в указанном направлении. Какого-то стратегического прорыва «здесь и сейчас» не произошло — если только не считать стратегическим прорывом сам факт встречи Путина с Эрдоганом.

В том, что турецкий президент сейчас категорически заинтересован в нормализации отношений со своим российским коллегой, свидетельствует не только сверхпредставительный состав привезенной им на переговоры делегации, куда вошли и вице-премьер Мехмет Шимшек, и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, и министр экономики Нихат Зайбекчи, и министр энергетики Берат Албайрак, и министр сельского хозяйства, продовольствия и животноводства Фарук Челик, и министр культуры и туризма Наби Авджи, и министр транспорта Ахмет Арслан, и турецкий посол в Москве Умит Ярдым, и советник генерального секретаря правящей Партии справедливости и развития Мехди Экер, и секретарь по оборонной промышленности Минобороны Турции Исмаил Демир, и даже глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан. Об этом свидетельствует сама лексика турецкого лидера, который постоянно называл Путина «моим дорогим другом» и не скупился на далеко идущие обещания, подчеркивая, что «после попытки государственного переворота 15 июля в Турции я свой первый визит за рубеж совершил именно в Россию». А уж его перл насчет «груза валюты под названием доллар» вообще бесценен.

И что же в ответ на все это Путин? «Уважаемый господин президент», «господин Эрдоган» — и все. По делу — пожалуйста: с российской стороны в переговорах приняли участие глава МИД РФ Сергей Лавров, помощник президента по вопросам внешней политики Юрий Ушаков, российский посол в Турции Андрей Карлов, министр энергетики и глава межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Александр Новак, министр экономического развития Алексей Улюкаев, министр транспорта Максим Соколов, глава «Газпрома» Алексей Миллер, начальник Генштаба Валерий Герасимов и спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев. То есть все серьезно. Но вот каких-либо намеков на «дружбу и братство» с российской стороны сделано не было. Вообще.

Итоги встречи Путина и Эрдогана: сперва решаем по Сирии, все остальное — потом

Мол, восстанавливать отношения будем, это необходимо, но — постепенно, шаг за шагом. Кто старое помянет — глаз вон, кто старое забудет — два глаза вон. Вся экономика, вся политика — только после урегулирования сирийского конфликта. И не просто урегулирования, а на российских условиях: с перекрытием турецко-сирийской границы и прекращением всех видов помощи боевикам «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ) и других террористических структур, действующих на сирийской земле; с гарантиями того, что Турция перестанет быть для них зоной отдыха и лечения, а также транзитной базой для переброски в другие регионы мира, и т. д.

Читайте также: Россия подминает под себя Турцию: эксперты о встрече Путина и Эрдогана

Только после этого — все остальное. Утром деньги — вечером стулья, вечером деньги — утром стулья. А то что-то прямо накануне визита разгорелись бои вокруг Алеппо, причем исламские боевики явно не испытывали недостатка ни в оружии, ни в боеприпасах, ни в снаряжении. Откуда дровишки? Уж не решил ли часом «уважаемый господин президент Эрдоган» таким нехитрым способом усилить свои позиции перед переговорами в Санкт-Петербурге?

Вопрос жизни и смерти

Понятно, что при этом вопрос о какой-либо личной благодарности с его стороны за помощь и поддержку России в ходе неудавшегося военного переворота вообще вынесен за скобки — в межгосударственных отношениях эти моменты, как правило, не учитываются, да и не тот Эрдоган, скажем честно, человек и политик.

Впрочем, ему после 15 июля должно быть, мягко говоря, не по себе, а попросту говоря — страшновато. Потому что ему было показано, насколько легко и быстро он может лишиться всего: не только президентского поста, но и собственной жизни. Ведь если «заговор полковников» чуть было не завершился успехом, то что произойдет в случае «заговора генералов»?

Конечно, можно срезать всю руководящую верхушку турецкой армии, чем, собственно, Эрдоган и занимается, но это, во-первых, нарушает баланс силовых структур, во-вторых, снижает боеспособность турецкой армии (даже перед лицом «курдского фактора»), в-третьих, нарушает отработанные связи с США и НАТО, а в-четвертых — вовсе не является гарантией от новых попыток переворота.

Итоги встречи Путина и Эрдогана: сперва решаем по Сирии, все остальное — потом

«Новый курс» Эрдогана должен закрыть или хотя бы существенно уменьшить зияющие «дыры» в торговом, энергетическом и финансовом балансе Турции — желательно, без каких-либо видимых потерь на других направлениях, прежде всего внешнеполитическом. Для турецкого президента все это — буквально вопрос жизни и смерти «здесь и сейчас».

Для России нормализация отношений с Турцией тоже необходима. Но не сама по себе и не потому, что без пляжей Антальи, помидоров или турецких строителей нам не выжить. Россия преследует «на турецком направлении» цели совсем другого, стратегического порядка.

Читайте также: Ближний Восток наш: Россия, Иран и Турция могут вышвырнуть США из региона

А потому, в отличие от Эрдогана, Путин имеет и пространство, и время для любого маневра. Но наиболее благоприятной ситуация для переформатирования всего Кавказско-Каспийского региона под российско-иранско-турецкий «треугольник» является именно сейчас, до выборов нового президента США, пока Эрдогану больше некуда деваться. И за это «окно» необходимо, повторюсь, прежде всего, добиться решения сирийского конфликта. Что возможно только при помощи Турции.

Если действующий турецкий президент пойдет на это — все остальное можно будет решать «в техническом порядке». Если же решение, несмотря на любые слова, не будет принято и подтверждено действиями со стороны «господина Эрдогана», если он будет «тянуть кота за хвост», а в Сирии продолжат гибнуть российские военнослужащие, то нужен ли нам будет такой «союзник», такой «дорогой друг»?

Как бы то ни было, переговоры 9 августа обозначили все условия и перспективы нормализации российско-турецких отношений — образно говоря, «мяч» сейчас на турецкой стороне, и только от Эрдогана зависит, как он этим «мячом» распорядится.

Владимир Винников
ФИФА одобрила предложение о проведении жеребьевки ЧМ-2018 в Кремле
Закрыть