Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Общество
Кроссоверы стали популярнее автомобилей B-класса в России
Экономика
Сыровар Олег Сирота: Русский пармезан неизбежен, как кризис капитализма
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Сыровар Олег Сирота: Русский пармезан неизбежен, как кризис капитализма

    11:21  8 Августа 2016
    86

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Для кого-то сыр — это просто слово на ценнике. Для кого-то — удовольствие. А для кого-то сыр — это смысл жизни. В минувшую субботу первых, вторых и третьих судьба свела вместе в подмосковной деревне Дубровское, где проводился сырный фестиваль, посвященный… двум годам с момента введения санкций.

    Корреспондент Федерального агентства новостей побывал на фестивале и пообщался с двумя главными его «звездами» — Олегом Сиротой и Джоном Кописки.

    «Русская весна» как стартап

    Если говорить точнее, то, называя первый российский сырный фестиваль «Два года санкциям!», его главный организатор Олег Сирота, владелец истринской сыроварни «Русский пармезан», имел в виду не западные санкции, а ответные российские экономические контрсанкции. Именно указ президента России от 6 августа 2014 года №560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» стал тем «золотым ключиком», который открыл для российских сыроваров сегмент рынка, доселе плотно занятый иностранной продукцией.

    Если определенную часть российской общественности указ Владимира Путина заставил громко горевать об утраченных западных деликатесах, то другую часть населения России он побудил к более конструктивным действиям. Например — к открытию собственного сыроварного предприятия.

    То, что организаторы сырного фестиваля тщательно лелеют память о «Русской весне» 2014 года, ставшей отправной точкой для их стартапа, было видно издалека. Едва пылящие по узкой грунтовке машины выкатывались из подлеска, как их пассажиры видели два высоких флагштока, украшающие сыроварню «Русский пармезан». На одном вился российский триколор, на втором гордо реяло на ветру красное полотнище с наложенным синим на белом фоне Андреевским крестом — воинское знамя Новороссии.

    Это дополнялось табличкой на застекленной стене цеха: «Истринская сыроварня «Русский пармезан». Открыта 7 августа 2015 года в годовщину введения Россией ответных мер на западные санкции».

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Сыроварня стояла на небольшом взгорке, у подножия которого прямо на поле раскинулась автопарковка. Последняя заполнялась крайне быстро. Нет, даже не так. Парковка заполнялась с сумасшедшей скоростью! Начало фестиваля было назначено на 11:00, но уже в 12:00 приезжающим пришлось оставлять машины на обочинах ведущих к Дубровскому дорог и дальше идти пешком. Свободных мест на парковке больше не было.

    Это изрядно озадачило организаторов. Исходно, по словам Олега Сироты, «в гости» к нему собиралась приехать примерно 1000 человек. «Понаехавших» же сыролюбов оказалось раза в три, если не в четыре больше. В итоге Сироте пришлось через каждые 30 минут брать в руки микрофон и публично извиняться за непрогнозируемое столпотворение, обещать в будущем «исправиться», учесть все промахи и т. д. Сыровар никак не ожидал, что столько человек «проголосуют ногами» за русские сыры, — в чем честно и признавался.

    Присутствующие отвечали бурными аплодисментами и… продолжали стойко стоять в очередях за сырами. А потом в других очередях и за другими сырами.

    Гендальф и Бильбо российского сыроварения

    Сирота и прочие присутствовавшие на фестивале российские сыровары расстарались на славу. Добравшиеся 6 августа до «Русского пармезана» могли продегустировать и приобрести самые разные сыры, вплоть до такой экзотики как сыр с вареным яйцом и сырные конфеты. Чуть ли не единственным сыром, который на площадке «Русского пармезана» обнаружить не удалось, был как раз он — русский пармезан… Зато вместо пармезана можно было отведать жареного сыра с клюквенным вареньем и разжиться фермерскими колбасами и копченостями.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Первый российский сырный фестиваль оказался довольно разноплановым мероприятием. В том смысле, что пока с одной стороны площадки гости покупали сыры-колбасы-шашлыки, глазели на коз и загорали в траве, с другой стороны шел круглый стол сыроваров с участием иностранных гостей и конкурс сыров. Показательный момент — несмотря на жару и пробки на дорогах, посетители продолжали прибывать на фестиваль вплоть до вечера. Как сказал один из прибывших: «Москва соскучилась по сырам!..» Сыры, кстати, раскупались в феноменальных количествах, несмотря на не самые низкие цены.

    Когда кто-то пожаловался на то, что российский товар мог бы быть и подешевле, другой посетитель, видимо находящийся «в теме», объяснил ситуацию так. Изготовление качественных сыров крайне зависимо от качества молока. Производимое в России молоко в массе своей не соответствует тем критериям, которые необходимы, допустим, для изготовления самого знаменитого твердого сыра — пармезана.

    Сирота прямо так и рассказывал, что прежде чем ему удалось найти отечественное молоко нужного качества, «Русскому пармезану» пришлось «угробить» не одну тонну сыра… В силу того, что высококачественное молоко за рубежом исходно дешевле, чем в России, конечный продукт там тоже оказывается дешевле своего российского аналога.

    Если бы не наши контрсанкции, россиянам тут ничего бы не «светило». А так у наших сыроваров появился шанс «раскачаться», отладить производство, включая собственную «молочку» — и где-нибудь годика через четыре выдать продукт на европейском уровне с ценами ниже европейских. Это, понятное дело, если режим эмбарго будет продлен. Если нет — все рухнет.

    Читайте также: Таблица сложения по плану «Ост»: «декоммунизация» на Украине набирает ход

    Так ли обстоит все на самом деле или нет, неизвестно, но все окружающие с озвученными тезисами согласились. И накинулись на дегустацию отечественных сыров с удвоенным энтузиазмом. За этой деликатесной вакханалией во время перерыва круглого стола с удовлетворением наблюдали друзья-сыровары Джон Кописки и Олег Сирота. Выглядели они, надо признать, довольно экзотично и чем-то внешне неуловимо напоминали волшебника Гендальфа и хоббита Бильбо Бэггинса из произведений Джона Толкина.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Long live sanctions!

    Джон и Олег — люди довольно нетривиальные. Джон, как и его тезка-писатель, тоже англичанин. Добравшись до поста главы угольной компанию Balli Trading London, Кописки в 1991 году приехал в Россию и «заболел» нашей страной навсегда. Сейчас у Джона — российское гражданство, жена родом из Севастополя, пятеро детей, ферма «Богдарня» и молочно-животноводческий комплекс во Владимирской области, а заодно — неофициальное звание «патриарха» отечественного сыроделия. На фесте в Дубровском Джон представил свой сыр под названием «Товарищ Кописки», который, кстати, победил в одной из номинаций конкурса сыров.

    — Джон, наверное, не стоит вас спрашивать о России?

    — Почему? Спросите. Я отвечу, что люблю Россию.

    — Что вы скажете о первом российском сырном фестивале?

    — Cheese festival today! Long live sanctions!

    — То есть вы сильно зависите от режима санкций-контрсанкций?

    — Если говорить честно, то мой бизнес больше зависит от курса евро.

    — Когда условия для вашего бизнеса в России были лучше? Сейчас или когда вы только начинали?

    — Скажу так. Четыре года назад ситуация была хуже.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    — Какую характеристику ваших сыров вы считаете самой главной?

    — Постоянное и неизменное качество сыра. Это то, что вызывает у покупателей доверие. Это то, что есть не у многих сыроваров в России. В России очень стараются сделать хороший сыр, но сегодня он у них удался, а завтра — нет. Тут в основном все зависит от молока. Люди не могут найти хорошее молоко, а значит не могут сварить хороший сыр. Я решил проблему тем, что сам завел коров и стал их правильно содержать.

    — Ну да, я помню слоган из вашей рекламы: «Свое молоко. Своя рецептура. Своя сыроварня». Это можно трактовать как вашу формулу успеха?

    — Да.

    — Чего, по-вашему, кроме качества молока, не хватает российским сыроварам для резкого расширения своего бизнеса?

    — У них есть энергия, у них есть желание. У них нет государственных субсидий, а у российских банков для них нет низких кредитных ставок.

    — Как вы считаете, ситуация с субсидиями и кредитными ставками для российских фермеров в ближайшее время может измениться?

    — В ближайшее время — не думаю.

    — А как насчет санкций? Их могут отменить в ближайшее время?

    — Санкции — это политика. Тут может быть все, но я надеюсь на лучшее. Санкции нам помогают. Long live sanctions!

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Из айтишников в фермеры

    Олег Сирота — тоже неординарный человек, который в один прекрасный момент вдруг из города и успешного IT-бизнеса ушел в деревню и фермерство. При этом не перестав быть блогером и оптимистом.

    — Олег, как вам вообще в голову пришла идея заниматься сырами?

    — Это моя давняя мечта. Еще в школе мечтал заняться коровами и производством сыра…

    — Выходит, в душе вы — почвенник?

    — Нет, я просто очень сыр люблю. После школы пошел в аграрный вуз. Успешно поступил…

    — Когда вы его закончили?

    — Я его не закончил — сбежал на третьем курсе, так как понял, что у российского сельского хозяйства нет перспектив. Оно стремительно катилось по наклонной и умирало.

    — Сидя на пороге вашего погреба, забитого сырами, как-то трудно согласиться со смертью нашего сельского хозяйства.

    — Так я же говорю о том, что было в начале 2000-х, а не о том, что сейчас. В общем, плюнул я на колхозное будущее и подался в тот сегмент, который у нас и тогда, и сегодня активно развивается. Россия, кстати, и сейчас является мировым лидером IT-технологий, кто бы чего ни говорил.

    — Насколько я знаю, вы создали IT-компанию?

    — Создал и, надо сказать, довольно успешную. Но, знаете, меня постоянно не «отпускала» фермерская тема.

    — Приснопамятный отец Федор из ильфо-петровских «Двенадцати стульев» мечтал о свечном заводике, а вы?..

    — О сыроварне и коровнике.

    — Если тема «не отпускала», то что удерживало от ее осуществления?

    — То денег не было, то уверенности в своих силах, в перспективах того, что получится реализовать где-то продукцию… Перспективы появились 6 августа 2014 года.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    — Вы даже точно дату помните?

    — Еще бы! Я тот день, когда были введены экономические контрсанкции, вообще на всю жизнь запомнил. Через несколько дней я написал в своем блоге: «Последние события в нашей стране, связанные с запретом на импорт продуктов из стран ЕС, сподвигли меня сделать шаг, на который я никак не решался, — переехать в село, заняться ведением крестьянского хозяйства, сыроварением ну и немного медоварением. Почему? Я об этом мечтал несколько лет. Меня, как, наверное, любого специалиста в области IT, не покидает ощущение виртуальности моей деятельности, я не могу потрогать и увидеть производимые мною продуты/продукцию. Очень хочется заняться чем-то реальным».

    О пользе посадок чиновников

    — Что было дальше?

    — Начал искать землю под сыроварню. Пошел в муниципалитет к только что назначенному Андрею Дунаеву — руководителю администрации Истринского муниципального района Московской области.

    — К только что назначенному?

    — Ну, у нас очень удачно только что посадили предыдущего главу администрации и назначили нового — Андрея Геннадьевича. Опять же — сменился губернатор. Новым стал Андрей Юрьевич Воробьев. Я подумал, что раз так — область будет меняться. Терять мне было нечего. Взял ватман, три листочка и пошел. В муниципалитете спрашивают: «Что это?!» Я говорю, что больших бизнес-планов писать не буду. Вот у меня один листочек, это бизнес-план на сыроварню, второй — на коровник, третий — на агротуризм, на музей. Руководитель администрации посмотрел мои листочки, говорит: «Я человек не закостенелый, поэтому давай честно… Ты справишься?» Я честно отвечаю, что денег землю купить у меня нет, деньги есть только на постройку сыроварни. Андрей Геннадьевич, сказал: «Ну, мы поможем». Я после этого подумал, что меня отфутболили. С каких пор у нас такое хорошее отношение к людям в муниципалитете? Сейчас, небось, скажет: «Не пускайте его ко мне больше — он дурак!» Но через несколько дней мне из муниципалитета позвонили и пригласили зайти к ним еще раз. Стали общаться по земле, подыскивать участок. А его, участка, не было! Тут у нас тяжелая ситуация с землей…

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    — Судя по тому, что я вижу вашу построенную и работающую сыроварню, проблема как-то разрешилась?

    — Опять помог случай. Вот этот участок сняли с кадастра, так как один из чиновников хотел участок на себя оформить. Но не успел — чиновника сажать начали. В итоге этой экспроприации экспроприатора участок достался начинающему фермеру, то есть мне. В общем, мне сказали: «Давай быстрее все оформляй, пока еще какой-нибудь катастрофы не случилось».

    — Подводя промежуточный итог, вы поддерживаете посадки чиновников?

    — Безусловно. Я — за сменяемость власти хотя бы таким путем.

    — Как насчет губернатора? Какова его позиция?

    — Тут тоже повезло, так как наши увлечения совпали. Новый губернатор очень увлекся молочным скотоводством, сыроделием и начал нам помогать. Прямо так мне и сказал: «Мы тебе мешать не будем». Поверьте, в российских условиях такая фраза со стороны власти — очень серьезная поддержка. Обещание свое губернатор держит — за год у нас не было ни одной проверки.

    — Госпомощь только этим исчерпывается?

    — В прошлом году я по закону не мог получить грант. В этом году я пошел в Минсельхоз получать грант на коровник. Есть такая грантовая программа «Семейная ферма» для маленьких фермеров. По ней я мог покрыть 60% стоимости коровника, то есть получить до 18 млн рублей. Вот за этим грантом я пошел и, к своему удивлению, его получил. Вообще, по моим ощущениям этот грант получил каждый второй из числа тех, кто нашел в себе силы и желание дойти до Минсельхоза. Представляете, конкурс — всего два человека. Такого никогда не было!

    — Значит, практически каждый фермер, который мог более-менее внятно объяснить, зачем ему деньги, грант получил?

    — Именно так. Сейчас коровник у нас строится. Я вкладываю во все это 40% своих денег и 60% — государственных.

    — «Все это» — это только коровник?

    — Нет, еще расширение сыроварни и запуск фермы. Но коровник у нас на особом счету.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Русского пармезана ждать еще три года

    — Из разговора с Джоном Кописки я уже понял, что вам крайне необходимо собственное производство высококачественного молока.

    — Очень необходимо. Это у нас, сыроваров, сейчас самая больная точка. Ведь в России нет даже культуры производства нужного нам молока — как, кстати, нет и культуры производства сыров. Когда-то Российская империя экспортировала сыры в Германию, Швейцарию, Великобританию. Сейчас этого нет. У нас нет ни одного ПТУ, которое готовило бы нормальных зооинженеров и зоотехников. Мне буквально некого брать на работу.

    — А как же выпускники «Тимирязевки»?

    — Ни одного из них не видел работающими на хозяйстве. Приезжали как-то ко мне ребята из Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К. И. Скрябина. Я им говорю: «Оставайтесь, поработайте пару лет у меня на ферме — вы тут все делать своими руками научитесь. Потом вас в Германию и Швейцарию на стажировку отправим иностранный опыт перенимать». Почему так сказал? У нас — маленькое предприятие, мы тут сами все делаем. Я вот, к примеру, тоже в цеху работаю. Но ребята не остались — не захотели работать руками. Вот это плохо. Кадры — это вторая наша больная точка после молока.

    — С молоком совсем тяжело?

    — Ну вот представьте. Приезжаю я на ферму и говорю: «Мне нужно натуральное цельное молоко вот такого качества». В ответ — очень удивленные глаза и смех. Ну как же! У них же на ферме молоко для сыра Danone брали, армяне брали, все брали, а какой-то я просит молоко более высокого качества.

    — Ну да, зачем им работать над качеством молока, если и без того их молоко покупают.

    — Они и не работают. Этих фермеров все устраивает. Меня — нет. У меня от их молока головки сыра трещинами идут и прочие изъяны вылезают. Поэтому мне нужен собственный коровник и много собственного высококачественного молока.

    — Сколько такого молока нужно, например, на 1 кг пармезана?

    — До 16 литров.

    — Сколько сейчас ваша сыроварня выпускает продукции в сутки?

    — До 100 кг, но мы планируем до конца 2017 года это количество увеличить в 10 раз. Мы очень амбициозны.

    — Какие сыры сейчас производит «Русский пармезан» и почему среди этих сыров не видно того самого пармезана?

    — Начинали мы с моцареллы. Сейчас мы производим полутвердые сыры, полумягкие и потихоньку подбираемся к сырам твердым. Единственный твердый сыр, который мы сейчас производим, это бергкезе, его еще называют «горный сыр». К пармезану мне пока страшно подходить. Вот будет свой коровник, тогда — да. Тогда приступим, когда я буду твердо уверен в качестве молока, поскольку буду точно знать, что коровы ели и как мы их доили.

    — Так когда Россия увидит настоящий русский пармезан?

    — Давайте посчитаем. В самом лучшем случае через 6 месяцев у нас будет свое молоко и мы сварим сыр. Потом года полтора уйдет на дозревание сыра. Получается — от 2 до 3 лет еще подождать придется. Еще через 5 лет мы возродим когда-то знаменитейший российский сыр «Мещерский», чья рецептура изготовления была утрачена после 1917 года.

    — «Мещерский» сложнее пармезана?

    — Намного. Ну, а то, что мы сделаем наш пармезан — даже не сомневайтесь.

    — Пока своего коровника нет, где же вы молоко берете?

    — У двух наших фермеров: Ханца Петера Михеля и Валерия Ройгаса. У них молоко не просто с нужными характеристиками, но и удивительно постоянного качества. Но таких хозяйств, как у Михеля и Ройгаса, у нас, почитай, больше и нет. Так что мы у них покупаем молоко и будем покупать дальше даже после постройки собственного коровника. В общем, без производственной кооперации далеко не убежишь.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    Швабра, «Калашников» и перспективы

    — Оборудование у вас на сыроварне отечественное или иностранное?

    — На 95% — оборудование российское, включая котлы, парогенератор, пресс. Иностранные — два насоса из четырех, шланги и, стыдно сказать, швабра.

    — Швабра? Она какая-то специальная уникально-сырная?

    — Нет, обычная сгонная швабра производства Дании. Мы создаем отличные танки и самолеты, но, почему-то, сделать хорошую швабру не можем. Нонсенс, конечно.

    — Раз будет коровник, значит будет и доильное оборудование. У кого его приобретать планируете?

    — У концерна «Калашников».

    — Может, там стоит и швабру заказать?

    — Пусть сначала доильное оборудование сделают. Сумеют — закажем швабру.

    — Насколько ваше производство зависит от действующего сейчас режима санкций-контрсанкций?

    — Очень сильно зависит. Нам нужно еще лет семь такого режима, чтобы мы стали «непотопляемыми». Джон Кописки тут более радикален — ему нужно 12 лет. Без такого режима благоприятствования у нас ничего не получится. Невозможно построить новую отрасль без государственного протекционизма.

    — Вы говорите о «новой отрасли». Разве сыроварение — это для России новая отрасль?

    — Сыры, которые мы сейчас изготавливаем, не производились ни в Российской империи, ни в СССР. Так что для России это без сомнений — новая отрасль.

    — Количество частных сыроваров у нас растет?

    — Два года назад в Московской области я был такой один. Сейчас нас уже человек 20. Сегодня у нас на фестивале было порядка 50 человек, которые всерьез рассматривают возможность открытия собственных сыроварен. Вот такая динамика последствий 6 августа 2014 года.

    Сыровар Олег Сирота: «Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!»

    — Какие задачи вы ставили, организуя первый российский сырный фестиваль?

    — В первую очередь — пообщаться с коллегами, подвести итоги того, что мы сделали за два минувших года. Понять, что у нас получилось, а что нет. Ну и, конечно, хотелось собрать вместе любителей и почитателей сыров.

    — Получилось?

    — Более чем. Мы провели круглый стол и конкурс. Мы за несколько часов продали совершенно феноменальное количество сыров — более 3,5 тонн! Мы никак не ожидали такого наплыва гостей. Это, конечно, вызвало организационные накладки, но, с другой стороны, это потрясающий стимул работать дальше. Мы-то думали, что трудимся для какой-то небольшой группки ценителей, а тут — такое нашествие. Думали, что за спиной в лучшем случае — сотня человек, оглянулись, а за спиной — весь наш народ.

    — Продолжение у фестиваля будет?

    — Обязательно. Думаю, что мы уже осенью этого года проведем аукцион сыров наподобие голландского. Почему бы и нет, если у нас получилось провести сырный фестиваль, как это делают в Италии.

    — А потом вы все-таки сделаете русский пармезан?

    — Русский пармезан неизбежен как кризис капитализма!

    ...Эти слова прозвучали столь веско и оптимистично, что не поверить в них нельзя.

    Автор: Андрей Союстов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях