Курсы по выживанию: как спасти себя, если мир перестал быть безопасным

Курсы по выживанию: как спасти себя, если мир перестал быть безопасным

29.07.2016 15:43
2326

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

«Стамбул, Париж, Брюссель, Мюнхен…» Нет, это не строчка из рекламного проспекта туристической компании. Это неполный перечень городов, отмеченных за несколько последних недель кровавой печатью терактов.

Террористические акты случались и, увы, будут случаться. Это данность. Как данность то, что, несмотря на все усилия правоохранителей, медиков, МЧС, пожарных, в первые мгновения почти любого ЧП гражданин оказывается с бедой один на один. Тут не помогут ни школьные уроки основ безопасности жизнедеятельности, ни теоретические познания, почерпнутые из интернета или самоучителей. Тут нужно нечто большее.

В поисках этого «нечто» корреспондент Федерального агентства новостей решил посетить один из многочисленных тренингов, обещающих научить своих слушателей поведению в кризисных ситуациях.

«Нет, вы спросите…»

Мой выбор пал на т. н. «Defensive Course» одной из профильных организации, название которой указывать я не буду, дабы воздержаться от рекламы. Скажу только, что «купился» на иностранное название тренинга и на то, что меня не пообещали сразу сделать асом-выживальщиком. Ну и, конечно, на слоган «Стамбул, Париж, Брюссель, Мюнхен…». Правда, дополненный фразой «Современный мир перестал быть безопасным».

В качестве места проведения занятий используется один из московских стрелковых клубов. Время занятий — с 21:00, чтобы записавшиеся на курс успели приехать с работы или учебы. Пока занятия еще не начались, есть время пообщаться с инструкторами.

— Представьтесь, пожалуйста.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

Вухрер Константин Николаевич. За спиной — МВД, рота специального назначения, ОМОН, отделение специального назначения при службе криминальной милиции, на сегодняшний день — шеф-инструктор PBTD (Protection bodyguard training division), секьюрити-менеджер одной из израильских компаний, занимающейся проблематикой обеспечения личной безопасности.

Винк Андрей Витальевич. Сперва — тоже МВД, РУБОП, потом служба в Израиле в одном ммм… интересном подразделении. Сейчас работаю снова в России. Частный детектив, кандидат юридических наук, сертифицированный судья и инструктор Федерации практической стрельбы России.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

— После такого представления спрашивать про наличие личного опыта по выходу из каких-то кризисных ситуаций будет, видимо, глупо.

— Нет, вы спросите, — улыбается Константин, — А мы похвастаемся! Вон, Андрей два года назад у себя во дворе вооруженного злоумышленника повязал… его же собственным ремнем.

— Если б я заранее знал, что у гражданина в наличии имеется нож с клинком в 28 сантиметров, я бы тактически правильно сбежал, — добродушно парирует второй инструктор.

Цели курса

— Что является целями вашего тренинга?

— Какой предмет на свете самый жесткий? — тут же отвечает вопросом на вопрос Константин.

— Алмаз?

— Нет, статистика. И вот она неумолимо свидетельствует, что в более чем 80% случаев в разнообразных ЧП выживают те, кто имеет навыки реагирования на различные угрозы, владеет способами обеспечения личной безопасности и первой медицинской помощи. Де-факто в современном мире человек в первую очередь должен уметь защитить себя сам, а лишь во вторую — рассчитывать на помощь государства. Поэтому наш курс включает в себя четыре соответствующие актуальные темы.

— Какие же?

— Первое: освоение основных приемы владения пистолетом, карабином и ружьем . Речь о приемах и способах скоростной практической стрельбы, о стрельбе в динамике на различной местности, на машине, в ограниченных пространствах и т.д. Второе: способы обеспечения личной безопасности и защиты третьих лиц при различных угрозах, таких как теракт, нападение, попытка захвата и т.д. Третье: первая медицинская помощь в экстремальных условиях. Четвертое: правовая подготовка — требования законодательства в части личной самообороны, оборота оружия и взаимодействия с силовыми ведомствами.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

— Да, действительно актуально. Когда появился ваш тренинг? — спрашиваю я Константина.

— За границей этот курс отработан, систематизирован и функционирует уже не один год. Если говорить про Россию, то здесь мы его проводим недавно. Начали, как только осознали, что тут ничего похожего на наш курс нет. Ситуация выглядит на самом деле парадоксально. Вопреки мнению многих граждан, российский закон «Об оружии» достаточно, скажем так, дружелюбен, и получить согласно ему огнестрельное оружие — это не такая уж большая проблема. А вот научиться правильно владеть этим оружием, правильно использовать его в целях самообороны — куда большая проблема. Причем, это проблема, которой толком в России никто не занимается.

— Как это «никто не занимается»? А как же лицензионно-разрешительные отделы?

— Давайте, я поделюсь своим опытом, — предлагает Константин. — Пошел я где-то год назад оформлять лицензию на огнестрельное оружие ограниченного поражения, проще говоря — на травматический пистолет. Пришел в ЛРО и спрашиваю: «Как мне научиться правильно применять свой «Макарыч»? Какой курс пройти, чтобы разбираться в тактических и юридических особенностях применения?» А мне и отвечают: «Ты ж наш, ты ж ветеран МВД. Зачем тебе вся эта ерунда? Вот тебе книжечка. Прочитаешь, сдашь зачеты, 20 патронов отстреляешь, и все». А я тогда только из Польши с Rescue-курсов приехал. Мы там при наработке навыков из боевых стволов патронов столько навысаживали, что норма в 20 штук на этом фоне терялась как иголка в стоге сена. В общем, стало понятно, что разбираться с применением гражданского оружия придется самому. Потом стало ясно, что не у одного меня в России такая проблема. Далее на базе Общественного объединения «Самооборона» сформировалась идея дополнить стрелковую подготовку блоками занятий по первой помощи, правовой подготовке и т. д. Вот так в итоге и появилась концепция нашего тренинга Defensive Course. В его рамках мы стараемся исправить сложившиеся в нашей стране ошибочные представления о том, что в России с огнестрельным оружием делать можно, а чего нельзя. Многие, приобретая оружие, настолько боятся его применять, что этого не делают даже тогда, когда на кон действительно ставится жизнь их и их близких.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

Три секунды на все

— Я понимаю, что заблуждений в области владения и применения гражданского оружия масса. Перечислите самые распространенные, — прошу я Константина.

— Например, необходимость предупредительного выстрела или, якобы, требование носить оружие без магазина. В общем, знание законодательной базы сплошь и рядом подменяется мифотворчеством, цена которого иногда — жизнь.

— Поясните.

— Дистанция, на которой происходит конфликта в городе, это 7 метров и меньше. За сколько времени злоумышленник преодолеет эту дистанцию, чтобы добраться до вас? Секунды за 3 максимум. Если вместе четкого понимания «да, я могу применить оружие» вы начнете сами с собой вопрос применения обсуждать… Если вы неправильно носите оружие и потратите полдня на его извлечение… Если вы не сможете точно и быстро отстреляться, — то вы с высокой степенью вероятности вы: а) лишаетесь своего оружия; б) инвалид; в) в худшем случае — труп.

— Программа курса жестко скомпонована?

— Нет, мы ее регулярно адаптируем под меняющиеся реалии, под индивидуальные запросы. В случае необходимости привлекаем к занятиям других инструкторов.

— Сколько занятий включает ваш курс?

— Столько, сколько слушатель готов посещать. Мы — негосударственное образовательное учреждение. И мы не выдаем лицензии на частную охранную деятельность или на огнестрельное оружие. Мы не устанавливаем каких-то официальных пороговых значений из серии «Отбудешь 20 учебных часов, и отлично». Вместо этого мы даем человеку базовые навыки, знания и умения. Потом отрабатываем то, что ему нужно индивидуально. В какой-то момент слушатель выходит на уровень, который удовлетворяет не только его, слушателя, но и инструктора. Тогда, если запросов на большее нет, мы говорим слушателю: «Молодец!», — и… продолжаем с ним работать. Но теперь уже по поддержанию достигнутого уровня. В идеале для этого желательно посещать одно занятие в неделю, самый нижний порог допустимого — одно занятие в месяц.

Читайте также: Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

— Надо понимать, что мы работаем не только в формате тренинга, — снова вступает в разговор Андрей. — Например, после факта применения огнестрельного оружия у его владельца есть сутки на написание заявления о случившемся. Не все про это помнят, а зря. Потому что у нас есть юристы, есть адвокаты, которые могут приехать на точку применения оружия и провести грамотную консультацию. При этом владельцу оружия не надо идти на какой-то конфликт с правоохранителями. Ему следует делать то, на что он имеет полное право по закону. То есть ничего не подписывать и ничего не сообщать о произошедшем до момента появления нашего юриста. Разумеется, выпускники нашего курса обо всем этом знают, как знают о том, что в любой момент могут обратиться к нам за любой консультацией, связанной с вопросами владения, хранения, транспортировки и применения гражданского оружия. На постоянном дежурстве, на «горячей линии» будут два адвоката, два детектива и специалист по личной безопасности. Рабочее название программы — «Оружейные ангелы».

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

Про мешок сухарей, и не только

— Я понимаю, как можно организовать стрелковые упражнения. Но как вы отрабатываете со слушателями вашего курса практику владения юридическими знаниями?

— Элементарно, — отвечает Константин. — Например, сперва человек слушает лекцию по правовому блоку. Потом в стрелковой галерее отрабатывает специальные упражнения. Иногда я их прерываю и даю вводную. Мол, в таких-то обстоятельствах ты применил вот это конкретное оружие с такими-то результатами. Дальше слушатель идет в безопасную зону галереи, где его, еще не остывшего от стрельбы, принимает инструктор, играющий роль следователя. Все, пошел допрос!.. Слушатель обязан продемонстрировать, как в такой ситуации ему следует себя вести. Ошибся? «Разбор полетов», повторение не усвоенного материала и, через определенное время, — новая неожиданная проверка.

— Значит, вы еще и стресс-тест устраиваете.

— Конечно. Все правильно сделал? — вот тебе половинка сухарика, потому что часа два—три ты в УВД проведешь. Ну, а ты, мужик, держи мешок сухарей — потому что следующие пять лет ты проведешь в Хабаровске.

— На кого рассчитан ваш тренинг? Только ли на владельцев оружия?

— Аудитория максимально широка, так как приобретаемые знания могут пригодиться в наше неспокойное время любому человеку. Тренинг рассчитан на любого совершеннолетнего гражданина, желающего стать компетентными в защите своей жизни в условиях крайне неспокойного современного мира. Многие приходят, допустим, на ознакомительное занятие просто пострелять. На следующее занятие они приходят, чтобы научиться уже не просто стрелять, а стрелять хорошо. Через какое-то время глазом моргнуть не успеешь, а они уже неплохо разбираются в правовых вопросах, связанных с оружием. Знают, как вести себя в толпе. Знают, что следует делать при взрыве или пожаре. В итоге обретают уверенность в своих силах и способность правильно действовать в опасных ситуациях.

— Как чаще всего аргументируют люди свое первое появление у нас?

— «Я не хочу иметь оружие, но я хочу уметь с ним обращаться». Второй вариант: «Хочу быть уверенным, что смогу защитить себя и своих близких в случае опасности».

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

— Много ли женщин среди желающих обучаться? — я продолжаю терзать Константина.

— Много. Мы и обучаем, и консультируем. В том числе и тому, какое оружие им лучше всего подойдет в качестве средства самообороны. Параллельно подбираем способ ношения оружия. А то ведь, знаете, как на первых порах думает большинство? «Положу-ка я свой пистолет в сумочку! — Ни один грабитель ко мне и близко не подойдет». А что грабитель, по той же статистике, позаимствует в первую очередь? Вот именно — женскую сумочку. Или другой пример. Девушка попала в ДТП. Звонит: «Я врезалась в другую машину, там три бугая. Я боюсь выходить к ним!» Так ты и не выходи. Блокируй двери/стекла, вызывай по мобильнику полицию и жди. Зачем менять «танк» в виде своего авто на потенциально опасную неизвестность?..

Красотки с пистолетиками и пукающие мальчики

— Тому, как не превысить пределы необходимой обороны, тоже обучаете?

— Обязательно.

— Обычно такое спрашивают у актеров, певцов, писателей и сценаристов, но я спрошу у вас. Ваши творческие планы?

— Хотим дополнить курс блоком «Мой дом — моя крепость». То есть тем, как обезопасить себя в помещении без оружия. Вернее — без того, что обычно считается оружием.

— Это намек на кухонные ножи и сковородку?

— Чем вам не нравится сковородка? — удивляется Константин. — Мне, например, как КМС по рукопашному бою сковородка очень нравится. В наш курс включаются элементы израильской системы рукопашного боя, которая называется крав-мага.

— В переводе с иврита это означает «ближний бой», — поясняет Андрей. — Система эта хороша тем, что очень адаптивна и легко подгоняется под запросы не только военных, полицейских и гражданских пользователей, но даже детей.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

— Андрей, я слабо представляю, как ребенок может уложить напавшего на него взрослого.

— Двенадцатилетнего ребенка можно научить двум-трем движениям, которые позволят ему вырваться и убежать. Понятно, что все заимствовать из крав-мага нельзя. У нас другая юридическая база и другой климат. Прием, который в Израиле угодит в болевую точку, в России зимой «увязнет» в какой-нибудь дубленке. Мы это учитываем и заимствование будем делать избирательным. Опять же, надо понимать, что каким бы ты ни был сильным и стремительным — пуля все равно быстрее. Поэтому приоритет мы все же отдаем не обороне без оружия, а обороне с оружием. Знаете, был в моей практике такой забавный случай. Приехал в конце 90-х в Израиль министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов. Меня к нему переводчиком прикрепили. Как-то заходит Куликов на вокзал… А надо сказать, что в Израиле есть такая концепция — на всех местах, где есть туристы, стоят девочки из пограничной жандармерии с внешностью моделей и пистолетиками. Нет, понятно, что за углом на всякий пожарный сидит взвод спецназа. Но у самой девочки при себе из оружия — только пистолет. У нее работа — улыбаться, шутить и проверять документы. В общем — не напрягать людей. Куликов увидел такую улыбчивую красотку, удивился и спрашивает: «А она повязать террориста-то сможет?» Тут удивился уже начальник пограничной жандармерии: «Зачем?! Зачем девочке кого-то вязать, если она делает первый выстрел за 0,9 секунды после сигнала?..»

Читайте также: Устроить путч, сберечь пару месторождений и разработать танк: что умеют ЧВК

Поскольку к этому моменту уже собралась группа слушателей, спонтанное интервью закончилось и, после инструктажа по технике безопасности, начался, собственно, сам тренинг. Подробно его пересказывать смысла нет, ибо для меня это было лишь первое ознакомительное занятие.

Курсы по выживанию: как обезопасить себя, если мир перестал быть безопасным

Было ли оно интересным? Несомненно. Было ли оно полезным? Честно говоря, не знаю, ведь это было лишь первое занятие. Пойду ли я на следующее? Скорее «да», чем «нет». Что запомнилось больше всего из первого занятия? То, что восемь слушателей за неполный час могут, оказывается, влегкую расстрелять 1200 патронов. И то, как Константин, давая основы скоростной стрельбы и обращения с оружием, комментировал этот процесс отсылками к искусствоведению: «Помните статую бельгийского писающего мальчика? Вот так вы сейчас выглядите. Срочно подаемся чуть вперед и меняем писающего мальчика на пукающего… Огонь! Ну, вот вы и начали попадать».

К окончанию занятия приходит общее ощущение уверенности в своих силах и хорошая «рабочая» усталость. Впрочем, последняя скрашивается удовлетворением от прикосновения к области, где работают не диванные «эксперты», а настоящие профессионалы. Судя по тому, что желание заниматься после этого у меня не иссякло, продолжение данного текста в какой-то момент скорее всего воспоследует.  

Андрей Союстов
Жертвами мощного взрыва на пакистанском рынке стали не менее 18 человек
Закрыть