Укрощение строптивой: Эрдоган едет засвидетельствовать Путину любовь Турции

Укрощение строптивой: Эрдоган едет засвидетельствовать Путину любовь Турции

28.07.2016 14:47
558

Укрощение строптивой: Эрдоган едет засвидетельствовать Путину любовь Турции

Излишняя драматизация неожиданных событий на геополитических фронтах, как правило, является уделом диванных аналитиков, стремящихся удивить город и мир своим пророческим даром, граничащим с кликушеством. Впрочем, пророчат они, зачастую, вещи настолько очевидные и демонстративно удивляются таким банальным событиям, что у людей, в общих чертах представляющих траекторию мировой истории последних двух-трех веков, все эти мудрые эскапады и демонстративные всплески руками вызывают лишь сочувственную улыбку и последующую зевоту.

Отличным примером таких пророческих истерик является «внезапное» грядущее примирение России и Турции. «Путин посочувствовал Эрдогану!», «Эрдоган поблагодарил Россию!», «Эрдоган встретится с Путиным 9 августа!»

Война с турком откладывается

Боже, Боже! — демонстративно вопят Кассандры из зарослей ура-патриотических джунглей. «А как же память о подполковнике Пешкове! А как же поддержка сирийских исламистских группировок турками! А что же с курдско-турецким конфликтом?! И вообще! Мы же полгода готовились воевать турка, старательно поливая вербальными экскрементами неоосманистский истеблишмент, зловещий пантуранизм и средиземноморский all inclusive, поклявшись на обломках Су-24 больше никогда не заливать в сжатое ненавистью горло дешевую ракию в ресторане «элитного» пятизвездочного отеля.

Странное дело… Люди мечутся и обвиняют Путина в очередном «сливе» потому лишь, что не хотят осознать два простых факта, неразрывно связанных друг с другом:
1) политика как таковая — это тонкое искусство своевременного оправдания ранее совершенных ошибок, мгновенного поиска виноватых, а также демонстративная обструкция последних, вне зависимости от того, виноваты ли они в действительности;
2) взаимоотношения больших государств всегда строились на своевременном обосновании переходов от войны к дружбе и обратно.

Турция, сумевшая за прошедшие полтора года увязнуть во всем, так или иначе подрывающем авторитет некогда «самого евроориентированного восточного государства», неделю назад пережила странный путч, поднявший на поверхность не очевидные многим внутриполитические проблемы, оттеняемые до этого проблемами в области внешней политики. Следом за путчем последовали масштабные репрессии в отношении элит армии, полиции, жандармерии, гражданских чиновников, учителей и сотрудников университетов. Даже сбившие наш штурмовик пилоты, награжденные ранее турецким правительством за бдительность, вдруг оказались соучастниками бунта. Всему виной, конечно, кемалисты, американцы и господин Гюлен, плетущий сеть тайных реформ иезуитскими методами.

Словом, грядущий приезд Эрдогана в Россию не нуждается даже в проведении каких-либо исторический параллелей, ибо параллелей этих — сотни. Ну а чтобы температура по палате немножко понизилась, постараюсь объяснить, что же значит это внезапное потепление на геополитическом полюсе после неудачного переворота.

Укрощение строптивой: Эрдоган едет засвидетельствовать Путину любовь Турции

Петручио+Катарина

Турция, переживая неудачный переворот, более всего напоминает Катарину из Шекспировского «Укрощения строптивой». До поры неприступна, горда, и характер у нее паршивый. Америке отказала, кемалистам отказала и даже исламоориентированным просветителям в лице Гюлена дала от ворот поворот. С Евросоюзом, еще недавно симпатичным, разругалась вдрызг после выкрутасов с геноцидом армян и тремя миллиардами, которые ЕС задолжал за опеку на беженцами. Первым, неудачным сватовством русского Петручио можно считать сбитый самолет. Отвергла, в ответ на санкции только ухмыльнулась.

Если принять во внимание исключительную драматичность большинства геополитических сюжетов, то я рекомендовал бы Владимиру Владимировичу, уважаемому, подобно Петручио, явиться на встречу с Эрдоганом с утренней пробежки по подмосковному лесу: в шортах, футболке и кроссовках, испачканных в мокрой земле. Внезапная поломка автомобиля, везущего Эрдогана к месту встречи с президентом России, также приветствуется: резкое торможение, пробитое колесо, загнувшиеся клапаны двигателя, подушка безопасности, — вот это вот все:

Петручио едет сюда в новой шляпе и в старой куртке; на нем штаны, перелицованные раза три; сапоги, служившие свечными ящиками, один застегнут, другой зашнурован; старый, ржавый меч, взятый из городского арсенала, со сломанной рукояткой и без ножен.

Полагаю, список виновных в усложнении отношений между Турцией и Россией будет пополнен в ходе встречи двух президентов. Из складок переднеазиатского политического ландшафта будут подняты за шкирку не только кемалисты и турецкие националисты, но и исламистские группировки. «Сбылы рюсский летчик, бунт устроилы, пирэзидэнт убыть хатэлы, на задний двор рюсский пасолства сартыр строить собиралыс! Исламыстов паддэржалы, а я ничего нэ знал, мамой клянус!»

Читайте также: Политический вектор «жесть»: как взрастить авторитет на крови. Заметки военкора Кирилла Оттера

Турки продемонстрируют, что исламизация страны была не более чем апелляцией к вековым традициям (не ориентироваться же на Ататюрка, чьи бюсты начали было сносить бородатые лоялисты), а внезапное появление кучи бородатых на юге страны) — это издержки производства, и в ближайшее время там не останется ни одного «сирийского оппозиционера». Последние были, вне всякого сомнения, прикормлены ни кем иным, как собаками из «фашиствующей военной элиты», чьи представители нынче уже коротают свой век в тюрьмах, ежедневно по несколько часов просиживая со связанными руками и ногами перед благостным образом Реджепа Тайипыча:

Вот, батюшка, в чем дело: вы и все,
Болтавшие о ней, болтали зря.
Она упряма для отвода глаз,
На деле ж незлобива, как голубка,
Не горяча, прохладна, словно утро.
Терпением она равна Гризельде,
А чистотой Лукреции подобна.
В конце концов, мы так сошлись друг с другом,
Что в воскресенье уж сыграем свадьбу.

Укрощение строптивой: Эрдоган едет засвидетельствовать Путину любовь Турции

«Другая жизнь — приданое другое»

И если в рамках своих отношений с Россией Турция — несомненно, традиционная Катарина, а Россия в который раз примеряет костюм Петручио, то в своих отношениях с США в этот же период времени Турция — это Бьянка, тогда как в отношениях Европа—Турция первая выступает в качестве Гортензио, а вторая, разумеется, — ну чисто его жена. У азиатских стран обычно много ипостасей. Одна для «друзей», другая для тайных сборищ, третья — для туристов и т. д. Подозреваю, что в связи с последствиями несостоявшегося государственного переворота Россия, Европа и США, подобно персонажам пьесы Шекспира, поспорившим, чья жена более послушна мужу, решили призвать Турцию к разговору.

В итоге первой, вопреки ожиданиям, к мужу приходит Катарина:

Да, добротой такой убить недолго;
Я этим укрощу строптивый нрав.
Кто знает лучший способ укрощенья,
Пускай откроет всем на поученье.

Президент Турции первым делом приезжает к Путину, прекрасно понимая, что к этому его обязывает строптивое поведение, демонстрируемое в течение всего прошлого года. Полагаю, что Путин, подобно Петручио, вынудит две другие ипостаси Турции встретиться и с США, и с Европой, впрочем, это не факт.

Читайте также: Информпушка Эрдогана: в Турции за оскорбление президента можно сесть на 4 года

По результатам встречи министра минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева со своим турецким коллегой Ихатом Зекбейчи можно предполагать, что российское продовольственное эмбарго в отношении Турции по результатам встречи президентов будет снято. Надо думать, что ситуация с присутствием российских туристов на курортах Турции также улучшится…

Гортензио

Но что же это чудо предвещает?

Петручио

Мир предвещает, тишину, любовь,
Почтение к законной высшей власти, —
Короче — все, что счастьем мы зовем.

В конечном итоге диалог с Турцией был возобновлен Россией не из симпатии, а из сугубо политических интересов. Возобновлен своевременно и хитро. Турция прекрасно понимает, что за сочувствием Эрдогану в связи с бунтом и готовностью России принять его нет даже грамма дружественного отношения и альтруизма. Сугубо геополитика. Любовь Катарины Петручио завоевал последовательной хитростью. «Любовь Турции», которая с 99% вероятностью будет засвидетельствована Эрдоганом в ходе встречи с Путиным, будет завоевана той же хитростью.

Как и Петручио, Владимир Владимирович, переигравший на этом малом тактическом участке дипломатии даже вездесущих американцев, имеет право закончить встречу с турецкой Катариной финальной репликой пьесы Шекспира:

Хоть мне никто удачи не пророчил — я взял заклад. Желаю всем спокойной ночи!

Кирилл Оттер
Шампанское или железный занавес: что ждет Россию после инаугурации Трампа
Закрыть