Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

16:38  25 Июля 2016
3804

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Террор исламистов, развязанный против Европы, — существует ли он на самом деле, или это всего лишь вымысел СМИ? Чтобы получить ответ на данный вопрос, достаточно познакомиться с ближневосточными и европейскими — прежде всего немецкими — новостями за минувшие сутки.

Чем может обернуться для Старого Света пассивность властей в отношении миграционного кризиса и нарастающей угрозы со стороны исламистских террористов? В чем тут кроются преимущества России перед Европой? Ответы на эти вопросы постарался найти корреспондент Федерального агентства новостей.

Суточная хроника террора

Итак, возьмем самую свежую дату 24 июля. Перед нами — сухая двадцатичетырехчасовая хроника.

Лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири призывает боевиков похищать европейцев, чтобы обменивать их на джихадистов, которые находятся под стражей.

В тот же день утром самоподрыв террориста-смертника в шиитском квартале Багдада уносит жизни 21 человека.

Одновременно в сирийской провинции Хама смертники из числа сторонников террористического Исламского государства* взрывают два «шахид-мобиля» рядом с позициями правительственных войск — 15 погибших и раненых военнослужащих сирийской армии.

К вечеру воскресенья появляются сведения о ЧП в германском Ройтлингене, где беженец из Сирии ударом мачете зарубил немку. Схватившая убийцу немецкая полиция объявила, что не усматривает в случившемся признаков террористического акта. Однако это не помешало представителям «Исламского государства» взять ответственность за произошедшее на себя.

И уже глубокой ночью все тех же злосчастных суток в германском городе Ансбах рядом с рестораном срабатывает самодельное взрывное устройство. Ранено 14 человек. Подозреваемый полицией в причастности к взрыву 27-летний беженец из Сирии гибнет. Утром 25 июля на интернет-площадках, принадлежащих джихадистам, появляются утверждения, что взрыв в Ансбахе — также дело рук ИГ*.

Ну, так есть ли исламистский терроризм? Думается, что по крайней мере у жителей Багдада, Хамы, Ройтлингена и Ансбаха проблем с ответом на этот вопрос не возникло бы.

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Как много в этом звуке…

«Терроризм» — как много в этом звуке… Крови, страданий, искалеченных судеб и денег. Несмотря на общеизвестный тезис, что терроризм не имеет национальности и религиозной принадлежности, события последних десятилетий все чаще заставляют использовать термин «терроризм» с прилагательным «арабский», а еще чаще — «исламистский». В немалой степени этому поспособствовала деятельность таких известных террористических организаций, запрещенных в России, как «Бригады мучеников аль-Аксы», «Аль-Каида», «Имарат Кавказ», «Братья-мусульмане», «Хизб ут-Тахрир аль-Исламии», «Джебхат-ан-Нусра» и, наконец, «Исламское государства Ирака и Леванта», оно же ИГИЛ*, оно же ИГ, оно же ДАИШ.

В минувшие годы исламистский терроризм постоянно менялся и эволюционировал, с одной стороны материализовавшись в целое террористическое квазигосударство на территории Ирака и Сирии, с другой — персонифицируясь в доселе ничем не примечательном юном афганце, в один далеко не прекрасный для окружающих момент вдруг хватающемся за топор в вагоне германского поезда. Если для борьбы с нашествием ИГ «нормальным» государствам приходится использовать всю номенклатуру имеющегося в их арсеналах конвенционного вооружения — от штурмовых винтовок до стратегических бомбардировщиков, — то противостоять террористам-одиночкам, орудующим на улицах европейских городов, оказывается куда сложнее.

Судите сами. Очень часто одиночки решаются на теракт спонтанно, под воздействием целого комплекса причин, представляющих собой «салат» из психологического расстройства, бытовых неурядиц и пропагандистской информации джихадистского толка, обильно транслируемой через интернет. Часто такой террорист является имитатором, не состоящим в террористической организации, но крайне восприимчивым к лозунгам, призывам и прочим установкам террористической франшизы. Не менее часто такой одиночка, идя на теракт, осуществляет его с помощью ножа, топора, автомобиля и тому подобного предмета или технического устройства, находящегося в свободном доступе.

Что все это означает для правоохранителей? То, что одиночку очень трудно остановить на стадии подготовки теракта, потому что до того момента, пока человек не решится на злодеяние, он является совершенно лояльным и законопослушным гражданином. При этом на то, чтобы такой гражданин превратился в террориста, ему потребуется ровно столько времени, сколько уйдет на выхватывание ножа. Иными словами — одна-две секунды. Какая уж тут профилактика…

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Здесь не поможет агентура, потому что ее некуда внедрять. Спасует и контроль за оборотом оружия и взрывчатого вещества — наш одиночка не будет пользоваться ни первым, ни вторым. Короче, террорист-одиночка для правоохранителей — это сущий кошмар, который нельзя остановить на стадии подготовки. Остается лишь как можно быстрее «застопить» этот кошмар меткой пулей сразу после начала осуществления теракта.

Увы, рядом с каждым гражданином полицейского не поставишь. Так что же, вооружать население? «Да!» — говорят многочисленные сторонники легализации короткоствола. «Ни за что!» — отвечает им государство, живо представляя, насколько будет облегчен в такой ситуации доступ потенциальных террористов к оружию и что может натворить на улице перебравший алкоголя гражданин с пистолетом.

Суконным языком

Таким образом, наибольшую эффективность все же обещает не борьба с террористами непосредственно в момент совершения ими теракта, а мероприятия, направленные на предупреждение терроризма как социального явления. Что же это за мероприятия? Говоря «суконным» ведомственным языком, к ним можно отнести следующие действия:

1. Выявление факторов, способствующих возникновению, развитию и реализации террористических посягательств.
2. Анализ, обобщение, систематизация информации о причинах терроризма и определение путей их устранения.
3. Оказание информационного и воспитательного влияния на население, отдельные его группы, являющиеся объектом экстремистской пропаганды террористических и иных экстремистских структур.
4. Выявление и нейтрализация пропагандистской деятельности субъектов терроризма — в частности, распространяемой в открытых телекоммуникационных сетях.
5. Изоляция террористических структур от населения, лишение их социальной базы поддержки.

И так далее, и тому подобное.

Читайте также: Песня о машине: Роман Носиков о теракте в Ницце

Звучит все это «умно», не правда ли? Другое дело, насколько это все сейчас эффективно в отношении исламистского терроризма? Судя по сводкам СМИ, успех тут, мягко говоря, под вопросом…

Взгляд из окопа

За комментариями мы обратились к человеку, в свое время принимавшему непосредственное участие в антитеррористических операциях. Слово — Александру Попову, в прошлом — саперу с боевым опытом, а ныне исполнительному директору Федерации практической стрельбы Московской области.

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

— Александр Александрович, как бы вы охарактеризовали современное наступление исламистского терроризма на Западную Европу?

— Давайте сразу обозначим два момента. Первое — я не теоретик, не политолог, не социолог, не культуролог. Я, скажем так, практик борьбы с террористической угрозой, занимавшийся этим вопросом в Чечне, а позже и в Центральной России. Мои суждения могут показаться банальными или излишне резкими и прямолинейными. Но они основаны не на книжных выкладках, а на моем личном опыте. Это, так сказать, мой взгляд из окопа. Второе — сам терроризм возник не сегодня, не в XX веке, а в глубокой древности. То, что это явление дожило до XXI века, свидетельствует о том, что полностью терроризм искоренить невозможно. Можно лишь по мере сил снизить его угрозу. Теперь перейдем к исламистскому терроризму, являющемуся одним из вариантов религиозного терроризма. Он возник после Первой мировой войны, но особый размах приобрел к концу XX века.

— Ну да, этому способствовало множество факторов…

— Число терактов не просто множилось, но и все дальше выходило за границы регионов традиционного проживания исламского населения. При этом динамика развития процесса постоянно нарастала. Благодаря этому мусульманским фундаменталистам к настоящему времени удалось вырастить целое поколение людей, воспитанных не просто враждебно по отношению к европейским ценностям и культуре, но готовое к самопожертвованию ради собственных идеалов буквально по щелчку. Их готовили не к полноценной жизни в обществе, к труду, созиданию — нет! Буквально с самого рождения их натаскивали совсем на другое. На то, что ты — избранный. Ты обязан своим братьям-мусульманам, шариату и т. д. Жизнь на земле — ничто, зато впереди, после смерти за веру — награда. Раньше дети были еще вне этой дикой «игры» и на то, чтобы довести мусульманина, допустим, посещающего медресе, до фанатичного состояния, требовались месяцы, а то и годы. Сейчас, когда соответствующая обработка и накачка мусульманских детей в отдельных странах поставлена буквально на поток и идет чуть ли не с рождения, готовый смертник получается уже к годам 12-ти. После этого его уже не нужно ни в чем убеждать, достаточно просто отдать приказ.

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

— Но многие террористы-исламисты в Европе действуют без прямой связи с тем же ИГ…

— Обработка, повторюсь, идет массовая, потому прямой приказ на исполнение теракта получают не все. Многие, так и не дождавшись приказа, вырастают и перемещаются в Европу. Но полученные ранее религиозно-идеологические установки у людей при этом остаются. В какой-то момент под воздействием внешнего раздражителя у такого человека срывает в голове «предохранительную чеку», и он хватается за топор… Радикалы убеждают мусульман в том, что западный мир идет на них в новый крестовый поход и надо защищаться любой ценой. В том числе — с помощью терактов. А теперь вспомним, сколько мигрантов-мусульман из Африки, из стран Ближнего Востока приняла за последнее время Европа, и обнаружим, что европейцы сами посадили себя буквально на пороховую бочку.

— Какие вы видите пути выхода из ситуации, складывающейся в Западной Европе?

— Снижение европейскими государствами уровня толерантности и открытости. Закрытие государственных границ как по периметру ЕС, так и внутри Евросоюза. Срочное принятие масштабных государственных программ по социальной адаптации мигрантов, интеграции их в европейское общество и, параллельно, резкое ужесточение законов, касающихся вопросов миграции. А также введение законодательного ограничения на размер семьи среди мигрантов. Помните, как в Китае было? «Одна семья — один ребенок». Нарушаете этот закон? Вон из страны! Не выучили язык, не трудоустроились за отведенный срок? В таком случае, вы не получите дотаций, а еще лучше — тоже пинок под зад. И это не все. В Северной Африке, да и в Сирии с Ираком необходимо в кратчайший срок восстановить порядок и государственность, которые позволят создать барьер, своеобразный «санитарный кордон» на пути мусульманских беженцев. Критическая ситуация требует критических решений. Чем дольше европейцы будут медлить с действиями, тем более критические решения им придется впоследствии принимать. Иначе кризис не преодолеть.

— Массовое, буквально поголовное выселение мигрантов из европейских государств в страны их изначального проживания — это не выход?

— Вы представляете, каких колоссальных затрат и ресурсов потребует осуществление этого варианта? Я уж не говорю о том, что только намек на нечто подобное немедленно приведет к кратному увеличению терактов и настоящему социальному взрыву в самом сердце Европы. На фоне этого гражданская война в Сирии покажется детскими разборками в песочнице.

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Как дела в России?

— А что вы скажете про исламистский терроризм в России?

— По сравнению с тем, что сейчас происходит в Западной Европе, нам повезло. С одной стороны, у нас нет большого количества мусульман-мигрантов из Сирии, Афганистана, Туниса, Ливии и т. д., привозящих с собой в Европу собственные точки привязки идентичности, не имеющие ничего общего с общеевропейскими. С другой стороны, у нас имеется еще очень много мусульман, родившихся, выросших, воспитанных в СССР. Это означает, что у них есть приличный опыт нормальных, добрососедских отношений в рамках большого многонационального государства. То есть «раскачать» наших мусульман куда труднее, чем проживающих во Франции, Германии, Бельгии. Это не значит, что у нас исламисты-фанатики не могут устраивать теракты, — могут. Но это не будет носить столь же массового и неконтролируемого характера, как то, что мы наблюдает сейчас в Западной Европе.  

— Минуточку, вы говорите «не будет носить столь массового характера», а как же две Чеченские кампании? Разве это не свидетельство массового исламистского терроризма в РФ?

— Мы говорим о том, что было, или о том, что есть сейчас?

— Мы говорим о современной ситуации.

— Тогда при чем тут две Чеченские кампании, если сейчас в Чечне все достаточно тихо и спокойно? Кстати, знаете, почему там так? Потому что пока в Африке и на Ближнем Востоке массово растили исламистских фанатиков, чеченцам-мусульманам было не до того. Они были заняты совсем другим.

— Чем же?

— Выживанием во время упомянутых вами военных кампаний. А потом у Москвы появилось понимание, что умиротворить Кавказ лишь снарядами и бомбами не получится. Мы сделали ставку на Ахмат-Хаджи Абдулхамидовича и Рамзана Ахматовича Кадыровых, мы стали закачивать в Чечню деньги. В итоге за короткое время мы Чечню просто переформатировали. Легко быть непримиримым фанатиком, когда тебе нечего терять. Когда же у тебя есть налаженная жизнь, хороший дом с видом на красивую мечеть, есть хорошая школа, в которую ходят твои дети, то у тебя просто нет причин, чтобы убегать партизанить в горы. Если бы Москва пошла на поводу у кричавших «Хватит кормить Кавказ!», сейчас Рамзан Кадыров не называл бы себя «пехотинцем Путина», а чеченцы не умирали бы за Россию, воюя с игиловцами в Сирии.

Читайте также: Теракт в Мюнхене: еще одна «черная метка» сторонникам сближения с Россией

— Стало быть, у себя дома мы победили исламистский терроризм исключительно деньгами?

— Неправильно. Мы его не победили: я уже говорил — это сделать невозможно. Мы его прижали, мы снизили его опасность до приемлемого уровня. И не только деньгами, но правильной стратегией, включающей, помимо крупных финансовых инвестиций, еще и ставку на правильно выбранные ключевые фигуры, а также на поддержку в регионе традиционного ислама. Понимаете, с идеями, — а радикальный исламизм это идея, — можно бороться только более привлекательными идеями. Альтернатива этому — лишь полное физическое уничтожение всех носителей враждебной идеологии, но этот вариант, скажем так, далек от конструктива.

— Понятно, что государство у нас борется с террористической угрозой всеми доступными способами. Но когда какое-то ЧП все же происходит, то человек в первые мгновения оказывается с ним один на один. Достаточно ли для правильного поведения в этом случае тех знаний, которые российский гражданин получает в школе на уроках основ безопасности жизнедеятельности?

— Конечно, недостаточно. К тому же, ОБЖ, как и дисциплина под названием «основы противодействия терроризму», преподаются не везде или не в полном объеме. Меж тем современные реалии нашей жизни насущно требуют того, чтобы ОБЖ и ОПТ стали обязательными дисциплинами. Если не в школе, то хотя бы в вузах.

— Как же поступать простым гражданам, желающим научиться вести себя в… нештатных ситуациях? Покупать какие-то самоучители, искать нужные знания в интернете?

— Знания без практики — ничто. Функции подобной подготовки, по логике, должны быть возложены на ДОСААФ или организации Гражданской обороны. Но на данный момент ни ДОСААФ, ни ГО подобной деятельностью, насколько я знаю, не занимаются. Так что единственный доступный путь для рядового гражданина получить нужные знания и умения — это следовать иностранной практике. То есть пройти какие-то негосударственные курсы подготовки соответствующей направленности.

Террор исламистов в Европе: Старый Свет ждут этнические ОПГ и «эскадроны смерти»

Европу ждут «эскадроны смерти»

— Давайте вернемся к Европе. Почему бы ей не действовать в отношении радикальных исламистов так, как действовала Россия по отношению к чеченцам после окончания Чеченских кампаний?

— Ничего не получится. У Чечни и Ближнего Востока/Северной Африки совершенно разная специфика. Опять же, в отличие от России, в ЕС нет единой вертикали власти, способной действовать в рамках одной выбранной схемы. В ЕС нет единоначалия. Вернее, оно есть, но в лице США, способности которых контролировать каждый чих в Европе сильно преувеличены. Ну и, конечно, у европейцев и, например, их «гостей» из знойного Афганистана нет общих реперных точек, нет единых точек привязки идентичности, аналогичных тем, которые формировались у граждан СССР.

— Вы перечислили определенный ряд мер, которые страны ЕС должны предпринять ради упорядочения положения с мигрантами-мусульманами и снижения опасности исламистского терроризма. Но что будет, если европейцы на упомянутые вами меры не решатся? Появится «европейский халифат»?

— Не факт. Вообще, на мой взгляд, вероятен другой сценарий… Давайте вспомним, что произошло на постсоветском пространстве сразу после развала СССР. В условиях деградации и распада государственных институтов резко возросло влияние ОПГ. Причем, в первую очередь, — этнических ОПГ. Как они рванулись во властные, в силовые структуры, помните? Подобные этнические ОПГ есть и в Западной Европе, это данность. Пока они особо не «высовываются». Но как только европейские госструктуры затрещат по швам под продолжающимся натиском мигрантов, они тут же покажут, на что способны. Это тем более вероятно, что европейские правительства в своей массе пока демонстрируют откровенную пассивность в условиях нарастающего кризиса. Дальше европейцы в какой-то момент обнаружат, что турецкие, афганские, сирийские, ливийские, какие-нибудь тунисские ОПГ держат под своим контролем уже не только отдельные подворотни и притоны, а целые отрасли госсектора, министерства и регионы.

— Чем на это ответят европейцы?

— Как вариант — лютым национализмом. Так что лет через 15 при сохранении существующих ныне тенденций ЕС вместо нового халифата рискует превратиться в совершенно парализованное коррупцией и криминалом образование, «развлекающееся» турецко-арабскими погромами и действиями «эскадронов смерти», возглавляемых нациками.

— Как-то это безрадостно…

— Зато — честно.

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Союстов
Новости партнеров
mediametrics