Лента новостей
Поиск
loop
Новороссия
Разлагающиеся трупы в аэропорту Донецка: впечатления сотрудника Музея Новороссии. ФАН-ТВ

Разлагающиеся трупы в аэропорту Донецка: впечатления сотрудника Музея Новороссии. ФАН-ТВ

14:26  25 Июля 2016
7501

Руководитель службы безопасности петербургского музея «Мир войны» Константин Вьюнков в эксклюзивном интервью ФАН-ТВ поделился личными впечатлениями от поездки в Донецкий аэропорт и рассказал, как он и его коллеги собирали там артефакты для проекта «Музей Новороссии».

– Рядом со мной находится руководитель службы безопасности Музея Новороссии Константин. Добрый день. Я знаю, что несколько дней вы прибыли из Донбасса, где участвовали в поиске данным предметов. Расскажите, как сейчас выглядит Донецкий аэропорт, и при каких обстоятельствах найдены все эти предметы.

– Донецкий аэропорт представляет из себя, скажем так, разрушенную железобетонную коробку без окон, без дверей. Руины, нашпигованные патронами, снарядами, минами, в том числе есть и неразорвавшиеся. Брошенная и сгоревшая техника украинских ВСУ и национальных батальонов. На первом этаже, на подвальном этаже под упавшим потолком находятся, я так подозреваю, трупы украинских военных, которых они (ВСУ – прим. ред.) бросили. До сих пор. И когда очень сильная жара, прошел дождик и потом опять жара, доносится даже запах их. Это очень печальное зрелище, так как тот, кто воевал, знает, что нельзя бросать своих бойцов, в любом случае.

Вообще, на самом деле, я бы Донецкий аэропорт оставил в таком виде, в каком он сейчас есть: то есть, вот эти разрушенные стены, разрушенная коробка из  железобетона…  А сам аэропорт построил где-то вдали, чтобы люди могли прийти туда и посмотреть, что творилось в 2014-2015 годах, чтобы это было неким напоминанием будущим поколениям о том, что нужно жить в мире. Проходя по аэропорту, ты натыкаешься постоянно на патроны, боевые патроны, на стреляные гильзы, валяются стабилизаторы от мин разнообразного калибра, неразорвавшиеся снаряды. И, скажем так, со стороны взлетного поля, за взлетным полем – туда, далеко-далеко, в «зелёнке», – находятся уже позиции ВСУ, и оттуда работают снайпера. Причем, по уточненным данным, работают европейские снайпера, профессионалы. Работают крупным калибром, то есть, особо высовываться нельзя.

И было так, что, когда мы походили, посмотрели всё это, зафиксировали, скажем так, набрали для музея каких-то артефактов – то есть, стреляные гильзы, осколки, части каких-то механизмов из аэропорта, каски сдавленные, разбитые – и когда мы уже отъехали буквально метров на десять от аэропорта, началась стрельба. То есть, украинские снайпера начали обстреливать наших ребят, которые там сейчас стоят на позициях. То есть, война как шла, так и идет.

Смотрите также: Обстрелян и сожжен: Музей Новороссии привез костюм «беркутовца» и флаг ИГ*. ФАН-ТВ

Разлагающиеся трупы в аэропорту Донецка: впечатления сотрудника Музея Новороссии. ФАН-ТВ

– Скажите, пожалуйста, говоря о предметах, по какому принципу вы их отсеивали для того, чтобы привезти сюда, в этот музей?

– На самом деле, принципа никакого нет. Хотелось бы, конечно, найти какие-то доказательства (и они и есть, и были) присутствия западных наемников с той стороны. Что попадалось, то, в принципе, и брали, потому что для музея это всё важно. Любая деталь, любой осколок. В частности, игольчатые дротики – это запрещенная начинка. Это тоже является неким доказательством того, что используются запрещенные боеприпасы и т.д. и т.п. То есть, особой системы отбора не было, потому что для музея всё интересно. Любой артефакт оттуда превращается в экспонат, и людям, которые приходят сюда, это всё интересно, потому что многие не знают, что там происходит.

– Я смотрю, там какая-то пачка Lucky Strike с какими-то иностранными надписями, это польский язык?

– Да, это поставляют ребята. Или наемники приезжают, или ведут такие поставки ВСУшникам. Это, конечно, не является доказательством каким-то чего-то нехорошего, я имею в виду, поставки сигарет оттуда или поставки тех же сухпайков, медпакетов… Но есть такие нюансы, как американские автоматические винтовки М-16, которые там присутствуют и которые мы видели, израильское оружие... Это нельзя вывозить и мы, соответственно, это никогда бы сюда не привезли, но это всё там есть. А это уже доказывает то, что поставляется летальное оружие с той стороны. Хотя они никогда не подтвердят этого и пытаются этот вопрос объехать, когда им его задают.

– Скажите, не было никаких сложностей с перевозкой, транспортировкой данных предметов?

– Сложности всегда есть, потому что спецслужбы всегда должны знать, что не везется ничего боевого. То есть, если это гильза – значит, чтобы она была стреляная. Потому что, в основном, в 2014 году было много прецедентов, когда люди «по незнанке» пытались что-то провести. Просто гражданские – набирали что-то себе там: увидели патрончик – о, в карман положили и поехали. А патрончик оказался боевым. А ведь есть же законы, по которым перемещение боеприпасов, вооружений через границу запрещено. Поэтому мы изначально ездили, консультировались с пограничной службой, с таможенной службой – что можно, что нельзя.  То есть, всё, что можно, мы провезли.

Смотрите также: Глава СПЧ: Давайте обсуждать права людей, на которых бросают бомбы в Донбассе. ФАН-ТВ

Разлагающиеся трупы в аэропорту Донецка: впечатления сотрудника Музея Новороссии. ФАН-ТВ

– А что было нельзя провозить? Что так и не привезли?

– Нельзя – у нас было несколько туб от РПО, это ручной противотанковый огнемет; РШГ – ручная штурмовая граната… То есть, большие такие тубы, они одноразовые, но всё равно, чтобы их провезти – нужно провести экспертизу, соответственно, которая будет идти не один месяц. Или месяц, например. Но мы не можем сидеть и ждать, пока экспертиза пройдет.

Гильзы от снарядов 30-го калибра, это пушка БМП. У нас было набрано, их тоже нельзя. Стабилизаторы от мин – то есть, хвостовики – тоже под вопросом. Мы не стали рисковать, всё это оставили.

Нам нужно хорошее взаимодействие со спецслужбами, чтобы они проверяли нас, например, смотрели, что это не представляет никакой опасности, и, как минимум, давали нам, может быть, какое-то письменное разрешение на провоз этого. Потому что музей не может пополняться одними картинками. Когда люди приходят, им интересно посмотреть на что-то более серьезное. Деактивированное, стреляное – но серьезное.

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

* Организация запрещена на территории РФ.

Евгения Швецова; Владислав Куликов
Новости партнеров
mediametrics