Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Жизнь после путча: какими теперь будут отношения Турции с Россией и США. ФАН-ТВ

Жизнь после путча: какими теперь будут отношения Турции с Россией и США. ФАН-ТВ

12:54  20 Июля 2016
1771

Какими будут отношения Турции с Россией и США после июльского путча? Об этом в эксклюзивном интервью ФАН-ТВ рассказал эксперт Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Андрей Арешев.

В российской столице обсуждают политическую ситуацию в Турции. В ночь с 15 на 16 июля в стране произошла попытка военного переворота. В результате столкновений погибли 265 человек. Власти смогли подавить мятеж и заявили о том, что ситуация в стране стабилизировалась. Однако до сих пор из Турции приходит противоречивая информация. Известно, что инициаторами путча были военные, многие из них уже задержаны. В Минобороны страны говорят о том, что угроза безопасности действующему правительству Турции всё еще существует. Президент Турции отдал приказ о патрулировании боевыми самолетами военно-воздушных сил воздушного пространства страны. Андрей Арешев в эфире ФАН-ТВ рассуждает о том, какие последствия для страны и ближневосточного региона будет иметь неудавшийся путч, какие проблемы турецкого общества обнажились во время противостояния и каким станет турецкое государство в будущем.

– Андрей Григорьевич, приветствую вас.

 – Здравствуйте.

– Скажите, какие проблемы обнажил неудавшийся государственный переворот в Турции внутри страны?

– Мне кажется, что те проблемы, которые высветила эта попытка «недопереворота», так скажем, – они копились в Турции достаточно долго, и в известной степени они порождены политикой президента и «Партией справедливости и развития», которая, конечно же, с одной стороны, может записать в свой актив значительные экономические успехи и определенный рост (особенно в предшествующий, в первый период своего правления) влияния Турции на различные международные процессы. Но в последние годы начали обнажаться действительно серьезные проблемы, которые имеют экономический, политический, идеологический характер, потому что далеко не все граждане Турции в восторге от последовательного курса на исламизацию всех сфер жизни общества. Это порождает определенный раскол в обществе, который не может не отражаться и на состоянии элит, и в определенной степени провоцирует внутреннюю гражданскую конфликтность. Мне кажется, что всё это, так или иначе, должно было выплеснуться, и те эксцессы, которые мы видели в попытке переворота (я сейчас не рассматриваю вопрос о том, насколько он имел серьёзный характер, а насколько он был режиссирован – здесь мы пока не имеем достаточных доказательств), но, по крайней мере, некоторые детали внушают определенную тревогу.

Мне кажется, это очень важно для всех соседей Турции, в том числе и для России, которая является, несмотря на все существующие проблемы, важным торгово-экономическим партнером, и есть у наших стран общие пересечения в различных регионах, интересы порой конкурируют…  Очень важно, что российское руководство изначально выступило за решение всех существующих проблем мирным и демократическим конституционным путем, выразило категорическое неприятие каких-либо насильственных действий – в то время как некоторые другие выжидали немножко, насколько мы можем судить. Я думаю, что всё это создает достаточно позитивные условия для возобновления российско-турецкого диалога, хотя, конечно, он вряд ли будет на том же уровне, на котором он находился до трагических событий 24 ноября 2015 года, когда турецкими ВВС над Сирией был сбит российский самолет.

– Интересно, как связан раскол в турецком обществе, например, с тем, что турецкие власти поставляют террористам в Сирии оружие?

– Я думаю, что здесь есть проблема. В том числе, связанная и с тем, что далеко не все, на мой взгляд, представители турецкого военного истеблишмента могли бы одобрять тот курс на поддержку радикальных вооруженный формирований, который осуществлялся Турцией в отношении сирийской арабской республики на протяжении последних нескольких лет. Ну, и до сегодняшнего дня продолжает осуществляться. Мне кажется, что такая излишняя активность по периметру национальных границ, этот курс на исламизацию, на воссоздание некого образа Османской империи, на интеграцию территорий, соседних с нынешней турецкой территорией, которые ранее входили в состав Турции, – всё это могло, конечно, стать одной из причин этого внутриэлитного раскола и, в том числе, дать импульс нынешним драматическим событиям.

Я думаю, из этого должны быть извлечены уроки. Уроки, связанные с тем, что внешняя политика любого государства по отношению к соседям должна иметь конструктивный характер и, прежде всего, основываться на политике невмешательства во внутренние дела этого соседа.

Смотрите также: Гриняев: Эпоха НАТО заканчивается, грядёт эра частных военных компаний. ФАН-ТВ

– Андрей Григорьевич, если говорить конкретно о путче, о том, как он происходил: многие журналисты, которые оказались внутри событий, говорят, что люди слишком быстро вышли на улицы, что буквально в течение часа появилась мощная поддержка Эрдогана… Какие лично у вас возникают вопросы, несостыковки, которые говорят о том, что, по сути, этот мятеж — это дело нечистое?

– Вопросов таких действительно возникает достаточно много, но ответы на них пока еще не получены, и я думаю, что делать предварительные выводы сложно. Думаю, жизнь всё расставит по своим местам. Мне показался весьма примечательным тот факт, что не были пресечены каналы коммуникаций между «Партией справедливости и развития» и ее сторонниками. И действительно, вы правильно заметили, что люди оказались быстро на улицах городов, потому что они получили, как мы теперь знаем, извещения по смс с соответствующим призывом. Отмечалось, что не были блокированы в должной мере основные ключевые объекты, которые обычно блокируются в случае такого рода мероприятий. Было отмечено недостаточное количество сил так называемых мятежников и бессмысленность некоторых их действий. Ну, например, бомбардировки с воздуха и обстрелы пустых зданий парламента, некоторых других структур, странная пальба из вертолетов по улицам… Всё это, конечно, наводит на определенные вопросы. Но, как я уже говорил, я бы воздержался от каких-либо категорических выводов. Так или иначе, детали происходящего будут раскрываться, и мы получим дополнительную информацию, которая позволит нам сделать более определенные выводы.

Жизнь после путча: какими теперь будут отношения Турции с Россией и США. ФАН-ТВ

– Андрей Григорьевич, по-вашему, кто эти люди – идеологи, которые руководили этим мятежом? Чего они добивались, и почему в итоге всё не получилось? Только ли потому, что они как-то неорганизованно действовали?

– Я не могу сказать о том, что там были какие-то идеологи. Мне, например, они не известны. Там было некое заявление о создании Комитета мира, заявления которого носило неопределенный характер. Ни одна из политических партий, включая оппозиционных народных республиканцев, не поддержала этих путчистов, среди которых первоначально назывались имена людей на уровне полковников, подполковников, которых совершенно никто не знал. Например, некий Мухаррем Кёсе (бывший офицер Вооруженных сил Турции, полковник в отставке, по некоторым данным – лидер инициаторов переворота, – прим. ред.), о котором вообще даже не все в Турции знали, кто он такой. Это, кстати говоря, еще такие интересные вопросы, на которые неплохо было бы получить ответ. И, конечно же, отсутствие какой-либо внятно идеологической, идейной или даже внешнеполитической платформы — мы об этом ничего не слышали — сыграло свою роль в том, что путч, если это был действительно путч, был подавлен так оперативно и с такой скоростью.

– Андрей Григорьевич, такой вопрос: как вы оцениваете сейчас отношения Турции и России, как они будут складываться?

– Отношения Турции и России определенно будут претерпевать определенную динамику. Я думаю, что частично будут восстановлены, они уже восстанавливаются, экономические, торговые связи между нашими странами. Сейчас речь идет о том, что необходимо активировать проект Аккую – проект строительства атомной электростанции на территории Турции. Однако, прежняя линия, при которой стороны стремились нивелировать политические разногласия развитием торгово-экономических связей, – она, очевидно, уже не может проводиться столь же последовательно, как это было раньше. Потому что мы видим, что политические разногласия имеют достаточно серьезный характер, и мне кажется, что они в обозримом будущем они не исчезнут. В частности, в том, что касается Сирии. Я хотел бы очень ошибиться в этом, потому что, действительно, совместные действия – политико-дипломатические и иные – России и Турции на территории Сирии способны были бы стабилизировать ситуацию в этой стране. Но, к сожалению, мне кажется, здесь поводов для оптимизма пока не достаточно.

– Какова, по-вашему, роль США в этом всем неудавшемся госперевороте?

– У США достаточно сложные отношения с Турцией и персонально с Эрдоганом на разных уровнях. Мы знаем, что здесь было много заявлений, в том числе и эмоциональных… Но мне кажется, что все-таки фактор членства Турции в НАТО и то, что эта страна объективно важна для США в качестве важного союзника на Ближнем Востоке (кстати говоря, западная пресса, американская, английская, высказывается в том числе и в этих категориях) – всё это позволит нормализовать отношения между двумя странами и, так или иначе, продолжить их без каких-либо шараханий, крупных ссор, которые, на мой взгляд, все-таки маловероятны сейчас.

– По-вашему, не было такого заказа от США на этот путч? По-вашему, это маловероятно?

– Имело место недовольство. Оно все-таки публично проявлялось – со стороны отдельных экспертов, со стороны отдельных, может быть, политиков американских, со стороны прессы было много критических наездов на Реджепа Тайипа Эрдогана и проводимую им политику. Его обвиняют в недемократичности, в авторитаризме. Кстати говоря, во многом эти заявления имеют под собой определенную почву. Но мы знаем, какая может быть природа этих заявлений. Это может быть запрос на более его артикулируемую позицию по тем или иным вопросам, которая устраивала бы Соединенные Штаты. Поэтому здесь мы видим хоть порой напряженный и эмоциональный, но всё-таки диалог между партнерами, которые скреплены общими интересами.

– Спасибо вам за этот диалог.

Напомним, ранее Андрей Арешев провел для ФАН-ТВ глубокий анализ роли России в судьбе ШОС, Армении и Карабаха.

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Анастасия Алексеева; Герман Парло
Закрыть