Общество
Это что за покемон? Как мир поглотил феномен карманных монстров
Весь мир
Сирия: российские военные раздали 650 продовольственных наборов в сирийской Кум-эль-Висии
Следующая новость
Загрузка...

    Это что за покемон? Как мир поглотил феномен карманных монстров

    Это что за покемон? Как мир поглотил феномен карманных монстров

    Новоявленная игра Pokemon Go на тему ловли мультяшных существ еще не успела официально появиться в России, но уже стала камнем преткновения для власти и общества. Вот уже Сбербанк сообщает о том, что предложит игроку компенсацию в случае получения травм. Кроме того, с 17 июля возле отделения банков были установлены специальные модули, которые привлекают покемонов, что позволит ловить монстров всем участникам игры. В чем реальная опасность этой, казалось бы, безобидной забавы?

    Старые песни о главном

    В начале июля для мобильных гаджетов на iOS и Android была выпущена массовая многопользовательская ролевая онлайн-игра (MMORPG) Pokemon Go. Феномен популярности таких игр уже давно никого не удивляет — сражаться с живыми противниками в связке с друзьями-однополчанами куда веселее отстрела туповатых ботов.

    У этой же игры идея и вовсе затрапезная: выбираешь персонажа по душе, тот бегает по довольно примитивной игровой карте, ищет неведомых зверюшек из гиперпопулярной японской медиафраншизы, приручает их, натаскивает и стравливает с сородичами, принадлежащими другим человекам.

    Но есть нюанс. Это первая серьезная игра, в основу которой положен принцип дополненной реальности. Кто не в курсе, это когда ты наводишь смартфоном с включенной камерой на вон то симпатичное зелененькое здание и видишь, что на экране сама собой всплывает надпись «Государственный Эрмитаж» вместе с короткой справкой. Здесь такая же история: игровая карта является копией реальной карты города, местоположение персонажа совпадает с таковым у игрока, которого отследил спутник, а движется виртуальный ловец покемонов в том же направлении и темпе, что и реальный.

    Это что за покемон? Как мир поглотил феномен карманных монстров

    И вот сходящие с ума хикки, как в Японии называют юных социофобов, подстегиваемые детской тягой к поискам сокровищ, рыщут по окрестностям в поисках добычи – уже успевших стать знакомыми по мультикам «карманных монстров» (как переводится с английского их полное обозначение). Попадая при этом в ситуации, которые варьируются от курьезных до криминальных.

    В качестве примера первой можно привести фривольное поведение геймеров в музее Холокоста в Вашингтоне, второй – недавнюю поучительную историю из штата Миссури, когда злоумышленники поставили «маячки» покемонов в каком-то темном переулке, заманили туда наивных покеманов и натурально их ограбили.

    И это только начало – люди вторгаются в чужие дома, падают со скал, бросаются под машины в игровом угаре и бог знает что еще делают. Пока хоть не убивают друг друга за какое-нибудь редкое мультяшное чудовище.

    Изгнание из храма

    Эта волна докатилась и до России. Хотя у нас игра официально еще не вышла, умельцы наловчились скачивать ее под видом резидента того государства, где она уже есть.

    Появились и первые недовольные – например, ультраправославный блогер Энтео, призвавший уберечь храмы, кладбища и другие вместилища духовных скреп от «японских бесов». Парламентарий Клинцевич испытал «ощущение, что дьявол пришел через этот механизм, и пытается просто развалить нас изнутри духовно». Им вторят петербургские казаки, высказавшиеся примерно в том же духе. Конечно, «петербургский казак» – понятие почти столь же мифическое, что и «карманный монстр», а если б у них были свои монстры (какой-нибудь Казачу или Есаулопок), они бы, может, не так усердствовали, но по сути все они правы. Не в том, что покемоны – бесовская напасть (это спорный вопрос), а в том, что с этим надо что-то делать.

    Государство в лице одного из федеральных телеканалов уже напомнило про штрафы и даже тюремные сроки за «ловлю покемонов» – не за нее саму, разумеется, а если она будет в неположенном месте. Эстафету подхватили законодатели – как из Совфеда, так и из Госдумы. Можно обвинять чиновников в стремлении «запрещать и не пущать», но дело тут не только в ретроградстве и патернализме.

    Во-первых, есть вопрос безопасности, когда ловцы пробираются на секретные объекты (с включенной камерой на смартфоне зарубежного производства, на минуточку). Конспирологическую версию о том, что масоны из мирового правительства хотят таким образом заснять все секретные объекты во всех странах, оставим за скобками, но резон в этом есть. Как говорится, если у вас нет паранойи, это еще не значит, что за вами никто не следит.

    Это что за покемон? Как мир поглотил феномен карманных монстров

    Во-вторых, налицо проблема из области этики, с которой у нас в условиях нынешнего идеологического дефицита частенько бывают трудности. К примеру, чем принципиально отличается кривляние в балаклавах на амвоне от бегания по амвону как оглашенный с отнюдь не благочестивыми целями?

    «Зомби с айфонами» – ласково окрестил их упомянутый Энтео. И тут он недалек от истины, потому что, скажем, недавняя видеозапись нашествия игроков Pokemon Go в один из американских парков напоминает именно зомби-апокалипсис, как его живописуют американские же фильмы и сериалы.

    Проблема ведь не в самой игре – это только первая ласточка и крохотный примерчик. А в том, что сам принцип дополненной реальности, который, как и Интернет, хотели сделать инструментом познания, превратился в инструмент влияния на сознание. Инструмент манипулирования сознанием. Инструмент трансформации сознания. Кстати, помните, в Японии в 90-х был скандал с эпилептическими припадками у детей после просмотра одного из эпизодов аниме-сериала? А как сам мультсериал назывался, помните? «Покемон».

    Это зловещее совпадение подчеркивает опасность новой сверхтехнологии. Ни одной секте и близко не удалось добиться такой степени и скорости вовлечения адептов. Ни одна программа спецслужб по управлению чужим поведением и близко не смогла добиться такой массовости. Так что лучше перестраховаться (пусть и с перегибами на местах) и сразу ограничить смотрение в эту виртуально-реальную бездну, пока бездна не посмотрела в нас.

    Автор: Михаил Афанасьев