Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Мощное землетрясение произошло у берегов Новой Зеландии
Весь мир
Сменить хиджаб на джинсы: как Германия внедряет сирийцев в свое общество
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Сменить хиджаб на джинсы: как Германия внедряет сирийцев в свое общество

    21:19  16 Июля 2016
    631

    Сменить хиджаб на джинсы: как Германия внедряет сирийцев в свое общество

    Наводненная беженцами Германия ищет способы интеграции новых жителей в свое общество и находит для этого весьма интересные и изящные ходы. Директор музея исламского искусства в Пергамском музее, член Фонда Прусского культурного наследия Штефан Вебер рассказал Федеральному агентству новостей о культурном проекте Multaka, который привел в немецкие музеи уже 4000 беженцев и помог им почувствовать себя не отбросами общества, а значимыми для своих новых соседей.

    - Штефан, что такое Multaka?

    - Multaka переводится с арабского как «место встречи».

    - «Место культурной встречи» имеется в виду?

    - Безусловно. Мы много думали о том, что же делать с сирийцами, которые потеряли связи, друзей, содержимое своей жизни и депрессивно думают о своей действительности на новой родине. Мы придумали привести их в музеи, показать им их же национальные символы, которые хранятся в наших фондах, и дать им возможность на своем языке рассказать об этом своим же соотечественникам. Мы обучили 19 гидов – это, разумеется, не профессиональные экскурсоводы, они знают только ограниченное число музейных объектов, но и это уже сработало.

    - Многим ли беженцам это оказалось интересно?

    - С момента старта проекта уже 4000 беженцев пришли в музей из общества, в котором принципиально нет музеев для публики. Только в Дамаске и Алеппо есть музеи, куда ходят либо школьники, либо пары на тайные свидания. Здесь же сирийцы учатся, участвуют в образовательных музейных программах, ведут дискуссии. В арабском языке есть термин «это возвышает нашу голову». Так вот общество, которое принимает в себя новых людей, как наше сейчас, должно позаботиться о том, чтобы это были люди с высоко поднятой головой. Мы понимаем, что просто привести несколько тысяч беженцев в музейные залы недостаточно, поэтому мы также работаем с мечетями и школами: у нас уже есть пул из 13 мечетей и 600 школ, где мы распространяем свои материалы. Работа с историческим наследием здесь похожа на супермаркет: каждый берет материал для себя.

    - Как именно знакомство с музейными экспонатами помогает беженцам интегрироваться в немецкое общество?

    - Первое, что мы делаем с помощью этого проекта – мы вводим их в публичную сферу нашего общества. В свободное время и совершенно бесплатно они приходят в музей, который является общественным институтом. Они видят здесь, на территории Германии, вещи из своего прошлого, со своей земли. Это создает связь между их историей и их новым домом, куда они приехали. Обычно первый вопрос со стороны переселенцев: «Как эти вещи сюда попали?». Они изумляются тому, что их история оказалась нам интересна, они расспрашивают нас об истории этих предметов, которые они не могли увидеть у себя в Сирии или Ираке. Беженцы благодарят нас за то, что мы сохранили их наследие, отреставрировали его и теперь так бережно храним. Это большой шаг, потому что эти люди чувствуют себя значимыми и важными для нас, раз их культуру берегут здесь. А если ты чувствуешь себя значимым, ты уже по-другому относишься к людям, среди которых ты оказался. Ты чувствуешь себя внутри общества, а не его аутсайдером.

    Мы опрашиваем людей, просим их дать комментарии и обратную связь, и все, что я вам рассказываю – основано на их ответах.

    - Вы наблюдаете какой-то очевидный прогресс в интеграции с помощью вашего проекта?

    Мы, в том числе, наблюдаем, как этот проект помогает сократить пропасть между исламской и христианской культурами. Мы много говорим с беженцами о том, что ислам – не строгая застывшая религия, а гибкая и изменяющаяся. Многие удивляются и говорят: «Мы даже не знали об этом и об этом». Они начинают задавать вопросы, интересоваться. Это касается и немцев – мы тоже начинаем изучать эти темы. Когда в музеях мы переходим к европейскому искусству, в нем оказывается множество сюрпризов для сирийцев – например, они не знают, что в христианских течениях священнослужителям можно иметь семьи. В дискуссиях, в общении что-то начинает меняться в головах, в сознаниях, мы немного, но становимся ближе. И если сравнивать интеграцию с одеждой, то задача не в том, чтобы сразу сменить наряд с восточного на европейский – это невозможно, а постепенно, с каждым новым аспектом знания по одной детали гардероба менять его. Мы вместе приходим к новому понимаю того, что такое идентичность человека. Это не что-то устоявшееся, это гибкое понятие. Если человек говорит: «Я и немец, и я сириец. Я знаю и арабский, и немецкий» – это же отлично! Речь не о том, чтобы ты забыл, кто ты и стал нами, тогда мы тебя примем. Речь о том, чтобы шаг за шагом принять на какой-то процент нашу культуру и, оставшись сирийцем, стать немного немцем.

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Евгения Авраменко
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях