Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Это не переворот, а имитация: что на самом деле случилось в Турции

Это не переворот, а имитация: что на самом деле случилось в Турции

14:44  16 Июля 2016
3899

Это не переворот, а имитация: что на самом деле случилось в Турции

«Мятеж не может кончиться удачей — в противном случае его зовут иначе», — однажды написал Самуил Маршак. Являлось ли выступление турецких военных в ночь на 16 июля реальной попыткой государственного переворота? На первый взгляд, несомненно: ведь и стрельба, и жертвы были самыми что ни на есть настоящими.

Но нынешняя Турция, нравится кому-то или нет, все-таки является Турцией Реджепа Эрдогана, более 13 лет так или иначе правящего этой страной. Выступать с публичным заявлением о смене власти (без всякой идеологической программы), выводить на улицы Стамбула и Анкары тяжелую боевую технику, поднимать в воздух самолеты и вертолеты, оцеплять и обстреливать здание парламента (ранним утром?!), не озаботившись при этом нейтрализацией самого первого лица (бомбардировка отеля в Мармарисе, откуда Эрдогана эвакуировали сразу же после информации о начале «переворота» — явный фарс), — такой алгоритм действий в нынешних турецких условиях является политическим самоубийством.

Что, собственно, и было доказано в течение утра 16 июля.

Вектор провала

То есть, при всей заявленной серьезности намерений мятежников, их активность шла по «вектору провала», а следовательно — являлась всего лишь имитацией военного переворота.

Кстати, в новейшей турецкой истории было совершено четыре (вернее, три с половиной) успешных военных переворота: в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах. Так что предположения о том, будто представители армии просто «не знают», как брать власть в этой стране, или «не умеют» этого делать, несостоятельны в принципе. Все они знают и умеют, но, похоже, группу генералов, отдавших своим подчиненным приказ о выступлении, просто использовали «втемную», как в СССР 1991 года «втемную» были использованы участники ГКЧП.

Кто мог так «заманить и бросить» достаточно искушенных и осторожных, переживших не одну эрдогановскую чистку высших военных? Видимо, только те люди, которым они доверяли.

Это не переворот, а имитация: что на самом деле случилось в Турции

Интересно, что одним из первых целенаправленных актов нынешнего мятежа стал вертолетный обстрел (в одиннадцать часов вечера?!) здания национальной разведки Турции. Если задаться вопросом, в чем мог заключаться смысл такого обстрела, то вариантов ответа всего два: первый — он был абсолютно бессмысленным, второй — он должен был продемонстрировать антагонизм между мятежниками и спецслужбами Турции. Кстати, уже обещанную Эрдоганом чистку в армии будут проводить как раз верные ему военные, а также офицеры спецслужб (напомним, что турецкие спецслужбы традиционно действуют в тесном контакте с американскими).

Опять же, к слову, об освобождении главы генштаба Турции генерала Хулуси Акара и заодно о провале попытки переворота заявил советник по прессе Национальной разведывательной организации Нух Йылмаз. Так что «жена Цезаря вне подозрений».

Читайте по теме: Багдасаров: Эрдоган зачистит армию так, что от нее ничего не останется

Все только начинается

Теперь Турции предстоит полная консолидация всех силовых структур. Но на «проэрдогановской» ли основе? Вот насчет этого есть очень серьезные сомнения. Скорее, наоборот.

Ведь объективные причины недовольства Эрдоганом и его курсом в Турции достаточно глубоки, более того — они никуда не делись, а кризисные явления, судя по всему, будут только нарастать. Тем более, что спровоцированное мятежом 16 июля падение курса национальной валюты на фоне гигантского (411,5 миллиардов долларов или 57% от ВВП в январе 2016 года, теперь будет намного больше) внешнего долга способно нанести дополнительный удар по турецкой экономике, и без того переживающей далеко не лучшие времена.

Так что на самом деле для Эрдогана, заявившего о наличии «множества врагов» и в очередной раз обвинившего, на этот раз в причастности к организации мятежа, проживающего в США духовного лидера Фетхуллаха Гюлена, по большому счету, все только начинается. Социальная база поддержки действующего президента Турции продолжает сокращаться. И события 16 июля — это, можно сказать, уже «второй звонок» для него. Первый прозвенел на стамбульской площади Таксим три года назад, когда Эрдоган под угрозой «цветной революции» отказался от попыток проведения независимой от США внешней политики и согласился на участие в «проекте ИГ»* (террористическая организация, запрещенная в России).

Это не переворот, а имитация: что на самом деле случилось в Турции

Сейчас на кону с американской стороны, похоже, стоит создание «черноморской эскадры» НАТО и, соответственно, пересмотр Конвенции Монтре 1936 года, а также распространение зоны нестабильности с Ближнего Востока на республики Закавказья, включая реактивацию конфликта вокруг Нагорного Карабаха (предпринятая в апреле 2016 года попытка была нейтрализована благодаря вмешательству России и пассивности Эрдогана, не желавшего еще сильнее обострять отношения с Москвой, что привело к отставке премьер-министра Ахмета Давутоглу в мае 2016 года).

И, разумеется, для «Вашингтонского обкома» предпочтительнее, чтобы все эти шаги предпринял нынешний президент Турции, а не его преемник: «мавр» должен сделать свое дело перед тем, как его «уйдут».

* Организация запрещена на территории РФ.

Владимир Винников
Новости партнеров
mediametrics