Следы преступления. Роман Носиков о том, как русофобия убила людей в Турции

Следы преступления. Роман Носиков о том, как русофобия убила людей в Турции

02.07.2016 10:37
3357

Следы преступления: Роман Носиков о том, как русофобия убила людей в Турции

Любое преступление оставляет следы.

Они бывают самыми разными, следы эти. След от пули, врезавшейся в чье-то тело, пробившей одежду, мясо, кости. Нули и единицы, прошуршавшие со счета на счет. Книга о том, как и за что конкретно надо убивать неверных. Статья про то, как и за что нужно «уничтожать москалей».

Следом может быть что угодно. Главное то, что он — найден. И еще то, что отпечаток, след — всегда отражение того, кто его оставляет. Поэтому естественно, когда люди ищут след, чтобы понять, кто преступник. Чтобы сделать свою жизнь безопасной.

«Русский бомбист»

Это никого, наверное, не удивит, но в истории со взрывом в аэропорту Стамбула первым делом нашли так называемый «русский след».

Информагентство Reuters опубликовало по поводу находки целую колонку, которая называлась «Стамбульский аэропорт взорвали русский, узбек и киргиз — турецкий чиновник». С соответствующим текстом: «Русский бомбист оказался из Дагестана, граничащего с Чечней, где после развала СССР Москва устроила две войны против сепаратистов и религиозных бойцов (militants)…»

Не правда ли, как мило меняется терминология в зависимости от того, по какую сторону от российской границы находятся описываемые ею вещи? По одну сторону это еще благородные ичкерийские повстанцы, а по другую — уже беспощадные русские террористы. Хотя люди — те же самые.

Но есть и другой след. Другого преступления. Мы его сейчас покажем.

Журналист Станислав Куприянов в своем блоге восстановил героическую биографию террориста, участвовавшего в нападении на аэропорт, по публикациям «Радио Свобода»:

«2011 год: «Болгария не выдаст России чеченского беженца Ахмеда Чатаева, которого российские власти обвиняют в терроризме. Статус беженца, который Чатаев получил в 2003 году в Австрии, действует во всех странах, подписавших Женевскую конвенцию».
2012 год: «Чеченский беженец Ахмед Чатаев, который был арестован в ущелье Лопота, был невиновен. МВД Грузии вынудило свидетелей подписать ложные показания».
2016 год: «Нападение на стамбульский аэропорт имени Ататюрка спланировал выходец из Чечни Ахмед Чатаев, который в 2013 году присоединился к «Исламскому государству».

Отличное дополнение к этой биографии обнаружил журналист Владимир Корнилов. Оказалось, в 2010 году Чатаев был задержан на Украине. И за него тогда в резкой форме заступился сам глава СБУ Валентин Наливайченко, потребовавший немедленно освободить «чеченского беженца, имеющего статус в Австрии», и назвавший его арест «необоснованным и скандальным».

Рамзан Кадыров: «Он не воин»

Я напомню, что Наливайченко — это тот самый человек, который оказывается на посту главы СБУ после каждого успешного украинского Майдана. В первый раз попав на этот пост в 2004 году, он приложил руку к возникновению на Украине нынешних ее «хероев» — организации «Правый сектор» (организация запрещена в России решением Верховного суда как экстремистская).

Про Австрию я тоже могу кое-что напомнить. Спецслужбы именно этой страны создали на территории Украины сеть кофеен-читален «Просвита», в которых и складывались ячейки националистов, позднее ставшие «Правым сектором».

Для тех, кто не понимает или делает вид, что не понимает, расшифровываю. Разведки США и Австрии сотрудничали и совместно создавали на Украине бандитское нацистское подполье с целью организации государственного переворота и геноцида русского населения.

Удивительно ли, что Amnesty International в январе 2010 года потребовала освобождения Чатаева? Мол, если его вернут в Россию, «то ему грозит несправедливый суд, а также пытки и другие виды жестокого обращения, которые могут применить, чтобы заставить его «сознаться». За неделю до этого ЕСПЧ также призвал власти Украины «вплоть до дальнейших распоряжений не выдавать России Ахмеда Чатаева». Тогда же украинский «Цензор.НЕТ» назвал Чатаева «чеченским патриотом», а грузинские правозащитники пропели ему дифирамбы:

А вот что не так давно, в апреле 2016-го, говорил о Чатаеве «Одноруком» Рамзан Кадыров: «Его ЦРУшники вели 7–8 лет. Про 6 лет я точно знаю, у меня информация. Он там, в Австрии, находился с оружием. Лучше бы он свою жену привел — будучи замужем за ним, она вышла замуж за другого. Вот такой мужчина… А так, трус он. Где он был? Почему он ушел? Почему уехал? Почему он в Австрии все эти годы, если он воин? Если даже ему что-то поручат, он никто. Он не воин. Таких болтунов у нас много».

«Полезный» человек

Возможно, Рамзан Ахматович просто не любит Однорукого. Но вся биография обсуждаемого лица говорит о том, что Рамзан Ахматович, по крайней мере, весьма близок истине. А это значит, что спецслужбы ЕС (в данном случае — Австрии) и США работали вместе и над созданием исламистского бандитского подполья в Европе.

Если кто-то думает, что статус беженца в Австрии можно получить без проверки австрийскими спецслужбами, то такому знатоку надо лекарства пить. Австрийские спецслужбы отлично знали, с кем имеют дело, кому предоставляют статус, чем этот человек полезен. Все то же самое можно сказать и о грузинской, и о болгарской, и об украинской, и о шведской, и обо всех остальных спецслужбах, с которыми сталкивался Однорукий. Все все понимали, все все знали и — продолжали делать, что делают.

Почему? Зачем?

Потому, что это вредило России. Потому что Украину надо оторвать от России любой ценой. Потому что нужно свергнуть Башара Асада в Сирии — любой ценой. Любой ценой для Сирии и Украины.

Потому что нужно предотвратить сотрудничество России и Европы. Любой ценой для Европы. Любыми моральными, финансовыми, инфраструктурными, идеологическими и человеческими издержками.

Это европейская русофобия. Традиционная европейская русофобия. Преступление, которое Европа совершает против России и против себя уже не одну сотню лет.

Случай с Одноруким — это только частный случай все той же болезни, которая преследует Европу многие века, нанося ей и нам все больший ущерб с каждым приступом — в 1612-м, в 1812-м, в 1941-м…

Следы преступления: Роман Носиков о том, как русофобия убила людей в Турции

Европейский грех

Помните, когда вводились санкции, нам из каждого утюга пели, что Россия от этих мер рухнет и распадется? Помните, когда мы входили в Сирию, нам пророчили «новый Афганистан» и судьбу СССР — распад и развал? «Экономика России порвана в клочья». «Россия — колосс на глиняных ногах». И т. д.

И каков же итог не нами начатого противостояния?

Британия выходит из ЕС. Призрак сепаратизма бродит по Европе. ЕС не выдерживает издержек противостояния с Россией. Грех и преступление русофобии в очередной раз губят ее.

Читайте также: Решение «русского вопроса». Роман Носиков про 22 июня

В христианстве про грех говорят, что это рана, которую грешник наносит сам себе. Я немного продолжу: грех — это предательство человеком самого себя. Предательство своей сути.

То же самое можно сказать и о русофобии. Русофобия — это европейский грех, которым она отрицает собственные принципы, свою гуманистическую суть. Упорствование в этом грехе заставляет Европу и Украину терять человечность как таковую. Все чаще отбрасывать человеческий облик и превращаться в зверей. Все сильнее вредить себе.

И с каждым нашим жестом доброй воли эта ситуация усугубляется.

Русофобия — это каинова печать Запада, разъедающая его лицо. Прямой результат братоубийственной политики по отношению к России, отказ видеть брата в другом человеке.

Так что в Reuters отчасти правы — преступление действительно оставило след, имеющий отношение к России.

Это след русофобии.

Роман Носиков
Угонщик Range Rover за 5 млн приехал в «Пулково» на маршрутке
Закрыть