Юг России варится в донецком котле. Колонка Руслана Мармазова

Юг России варится в донецком котле. Колонка Руслана Мармазова

23.06.2016 15:36
3814

Юг России варится в донецком котле. Колонка Руслана Мармазова

Когда в Донецке начиналась Русская весна, это был невероятный народный порыв. А все потому, что терпение лопнуло. И на поверхность вырвалось ни с чем не сравнимое ощущение нашей русскости. Оно, собственно, и всегда было, испокон веков. Но почему-то, наверное, из-за слишком большой терпимости, смиренности и деликатности людей Донбасса, не афишировалось.

Не хотели обидеть экс-соседей по бывшей стране, к их ереси украинства относились, конечно, с немного недоуменной, но, вместе с тем, доброжелательной улыбкой, снисходительно. А они нас обидеть вообще не побоялись. Когда все это перешло допустимые границы и конвертировалось в жуткое желание тех, с кем мы только что делили кусок хлеба и кров, убивать нас за то, что мы думаем по-русски, последовал яростный ответ. Полыхнул русский бунт, беспощадный, хотя тогда еще и не вполне осмысленный. Стихия вырвалась из квартир и студенческих аудиторий, казарм и офисов, спортзалов и мастерских.

Совсем недавно общался с идейными участниками тех славных событий, которые потом воевали, а нынче превратились в кадровых офицеров ДНР. Вспоминали, под каким знаменами изначально народ вышел на донецкую площадь Ленина, а потом отправился занимать здания областной администрации, СБУ, милиции. Прежде всего, конечно, под российскими триколорами. Но было много и красных флагов Победы. А еще «имперка» и георгиевский стяг. Узнаваемых теперь уже в любом уголке Русского мира знамен ДНР в Донецке были считаные штуки. Они физически существовали пока только в единичных выставочных экземплярах.

Пестрота знамен объяснялась просто: люди русской культуры и образа мыслей брали то полотнище, которое было им ближе и понятней. И это все были русские флаги. Позже, когда мирный протест трансформировался в оборонительную войну, в нарождавшихся подразделениях ДНР тоже ведь, кого только не было: и люди в кожаных фуражках с красными звездами, и вернувшиеся из столетнего забытья белогвардейские ротмистры, и лихие казаки в папахах и кубанках, православные воины с хоругвями, кавказские джигиты… Очень разные индивидуумы, но каждый защищал свою часть наднационального, надматериального и безграничного Русского мира.

Читайте также: Голодные игры доброй воли. Колонка Руслана Мармазова

Разговаривал со своей дочкой, которая во времена баррикад вокруг местного «белого дома» входила в самодеятельный агитпроп — рисовала граффити, плакаты и прочую наглядную агитацию. Она рассказывает, что тогда повстанцы задались вопросом, а где же взять в достаточном количестве знамена Донецкой республики? Решение простое и гениальное подсказал старый шахтер: «Ребята, вы меня удивляете, у нас же угля вокруг море!» И точно, с российскими флагами проблем не было, даже в самые ненормальные украинские времена в Донецке их можно было запросто найти в свободной продаже. Заштриховав белую полосу углем, получали флаг ДНР. Первоначально знамена были такими, российско-антрацитными, это потом их нашили изрядно. Кстати, считаю, это символично: российский флаг, история и традиция плюс донецкий уголь — это и есть Донбасс.

Но, понятное дело, питая всемерное уважение и почитание к черно-сине-красному знамени ДНР, всякий нормальный дончанин ждет и уповает на обратную трансформацию черной полоски в белую. Знаем-знаем, что непросто. Но уверены и в том, что это неотвратимо.

А на минувшей неделе, представьте себе, группа головастых ученых людей, по-модному говоря, интеллектуалов, с обеих сторон нелепой, если уж честно, российско-донецкой границы, занималась оттачиванием мировоззренческих постулатов русского человека. Непосредственно в помощь и для руководства к действию жителям Донбасса. Времена стихийности проходят, пора рассуждать о концепции, четком понимании критериев русского человека, самоидентификации. Проще говоря, жители Донбасса и так на генетическом уровне ощущают себя русскими, но как пояснить, почему именно, параметры каковы-то?

Собрались в Ростове-на-Дону (кстати, в Донецке аналогичные слушания протекали раньше). Состав пестрый и неоднородный, зато народ все больше незаурядный и неравнодушный. Выступали представители академической науки и практики, в том числе, и с окопным опытом. В принципе, на моей памяти, это первая серьезная попытка системно выстроить теоретическую базу для русского Донбасса. Точнее, для всего Юга России. Потому что деление на нас «там» в Донецке, Луганске или Одессе с Харьковом и на них «здесь» в Ростове, Краснодаре, Воронеже — искусственно и неуклюже. Инициатором и вдохновителем процесса стало движение «Юг» во главе с харизматичным Андреем Пургиным. Это он и его соратники начали выстраивать идею Донецкой республики еще в конце прошлого тысячелетия, когда в них мало кто верил, разве что, СБУ, которая охотилась за подвижниками азартно, хотя и слабо результативно. Пургин стал одним из лидеров Русской весны в Донецке.

— Все еще варится, — сказал Андрей Евгеньевич в кратком комментарии для Федерального агентства новостей. — Мы приглашаем к дискуссии представителей различных философских течений, историософских школ, политических теорий, часто полярных. Вот и сегодня на нашей встрече вы могли видеть, например, участников донецкого сопротивления, один из которых ультралевый, а второй — правый. Но они русские люди и соратники. Надо еще немного времени, и мы сможем сформулировать и предложить цельную концепцию.

Варится… Хорошее слово-то какое, вполне донецкое. У нас, когда надо, варится сталь, когда надо — каша. А, если придется — враг, как в дебальцевском котле, например. Но нынешний котел используется исключительно в мирных и благих целях, в нем варится ни много, ни мало, а будущий Юг России.

С большим докладом выступил знатный евразиец и блистательный эрудит, оратор Валерий Коровин. Уместно призвал начинать, во избежание путаницы, с методологии, понятийного аппарата. Привел интересный тезис, мол, надо быть готовыми к тому, что чиновничьи группы России зачастую относятся к истории, как к процессу перераспределения активов. Если мыслить так, то Донбасс — тяжелый актив. На самом деле, следует понимать, что подлинная русская история, которая и создавала российскую цивилизацию, вне границ. А ДНР и ЛНР, Новороссия — промежуточный ее этап, за границей Российской Федерации. Это такое сегментирование украинской государственности, созданной, как вы понимаете, в своей время самой же Россией. Искусственная попытка создать украинский народ, даже насильственно, не сложилась. А путь ДНР и ЛНР заключается в подчеркивании своей русской идентичности, отличной от Украины. Что невозможно без православия, русской консервативной идеи, русской традиции…

Юг России варится в донецком котле. Колонка Руслана Мармазова

Еще в выступлении Коровина неоднократно упоминался столь любимый евразийцами постмодерн. Было сказано, что сейчас идет кропотливое строительство четвертой теории, не вписывающейся в рамки либерализма, коммунизма, фашизма. Выяснилось, что следующая Россия будет гораздо шире, чем Варшавский договор, совпадет с границами Евразии. Это будет такое место, где доминирующими станут ценности Русского мира, русское представление о справедливости в противовес мерзостям Запада… Интересно, конечно, вполне может быть. Хотя, знаете, пока я бы предпочел краткосрочные задачи, типа, разобраться с Донбассом, как раз в формате русских представлений о справедливости.

Известный историк консервативного направления из Воронежа, доктор наук Аркадий Минаков одобрил концепт «юг России» как, пусть и временный, но хорошо работающий. Он видит его как ступень перехода к «Большой России». Понятно, чем скорее случится этот переход, тем лучше, потому что, сейчас наш юг — прифронтовая зона, где все предельно обострено. Господин Минаков констатировал, что впервые представители интеллектуального класса, объединяются снизу для того, чтобы строить русскую идентичность. Чего политики себе позволить не могут, так как, связаны разными ритуалами. «А мы можем быть принципиальными, быть русскими «ястребами». «Ястребы» как раз и нужны, чтобы говорить правду. Мы не люди власти, но от нас зависит формирование дискурса русской идентичности. Тут мы самодержавны», — подчеркнул, и не без удовольствия, Аркадий Юрьевич.

Так же, он призвал внедрять концепт «большого русского народа». Ломать принцип номенклатурной вотчины. Разумеется, ни за что не признавать Беловежский договор и всегда говорить о разделенном русском народе.

Самое же главное, Аркадий Минаков обозначил 4 простых, но важных пункта, которые позволяют русскому человеку себя идентифицировать. Кстати, сейчас сами можете себя проверить. Итак…

1. Язык, русский, разумеется.

2. Признание национальной версии русской истории.

3. Традиционная русская культура.

4. Вера, Православие, как ядро, вокруг которого сформировалась русская самобытность.

Не сложно, верно ведь? И как-то сразу ясно, почему именно с этими позициями так яростно и оголтело борется украинство последнего разлива. Оно ведь шилось, как анти-Россия, антицивилизация. Стало быть, каждый пункт надо оспорить, перекрутить, перекроить. Язык? Так, а следует любое русское слово заменить на какое-угодно, хоть польское, хоть только что выдуманное, только бы отличалось от русского. История у древних укров, сами знаете, уникальная и ни на что не похожая. Традиции, аналогично, никоим образом, даже вопреки очевидному, не должны пересекаться с российскими. Например, вместо георгиевской ленточки непременно цветочек аленький. С верой же вообще ситуация тревожная. Что только не пытаются сделать с Православием на Украине, и расколоть, и переподчинить хоть Риму, хоть Константинополю, хоть шаману африканскому, лишь бы подальше от Москвы, и языческих истуканов наставить, как нацисты из карбата «Азов» в Мариуполе… Все это и есть настырные попытки отломать малороссийскую ветку от общероссийского дерева. А противостоят этому ДНР и ЛНР, пока больше некому.   

Понятно, на встрече в Ростове и еще много чего звучало, порой даже и внезапного. Альбигойцев, скажем, помянули, поговорили об энергетике Донбасса, применительно к Кураховской ТЭС, о Донецко-Криворожской республике и ее уроках, даже о либералах давних времен сказали, которые, в отличие от их современных последователей, были людьми приличными, не считали геев лучшими в мире, не призывали жечь нищебродов в печурках и считали империю максимально свободной формой правления… Но при всем богатстве образов и яркости суждений, собравшиеся сошлись на том, что Большой русский народ должен напрямую сопрягаться с Русской цивилизацией. А дать слабину в Донбассе сегодня никак нельзя, или беда придет в Большую Россию.

Руслан Мармазов
Мошенники пообещали пользователям WhatsApp бесплатный интернет
Закрыть