Кто воевал числом: 22 июня 1941 года

Кто воевал числом: 22 июня 1941 года

22.06.2016 18:11
3717

Ничто не обрастает так быстро и густо мифами и искажениями, как войны. И чем масштабнее война, тем больше заблуждений рождается после ее завершения. Впрочем, это не всегда искренние заблуждения, иногда это вполне намеренная ложь. А уж, безусловно, трагедия начала Великой Отечественной войны, события 22 июня 1941 года, вообще любимая тема фальсификаторов всех мастей.

Как только грянула, не к столу будет сказано, «горбачевская перестройка», так любители «печеных сенсаций» полезли из всех щелей буквально стаями. Тем более, что этот непыльный труд щедро оплачивался всевозможными иностранными фондами. Г. Попов, К. Александров, Б. Соколов, И. Чубайс, Д. Винтер… Одним словом, «имя им легион».

Но наиболее одиозными стали «ледокол в аквариуме» Виктор (Рузун) Суворов и искрометный разоблачитель-правдоруб Марк Солонин. И первым, на что они «открыли» глаза читателю, стало «тотальное численное превосходство РККА над Вермахтом перед войной».

Так родился миф. Тот самый, образца: «пушечным мясом завалили» и «бабы новых нарожают».

Негамбургский счет

Создан это миф был самым замечательным образом: с помощью  манипуляций с цифрами. И с помощью неопытности читателей в военном деле. Способ манипуляций был выбран элементарный: раздельный, как в «черной бухгалтерии», счет.

Подсчитывая части РККА, недобросовестные историки и публицисты, вроде того же Марка Солонина, записывали в действующие части, которые якобы могли дать отпор врагу, все, до чего дотягивались их шаловливые ручки: тыловиков, гарнизонных работников, писарей, начальников клубов, парикмахеров, чуть ли не гражданский персонал военных частей в местах их постоянной дислокации.

То же самое касалось и географии. Или говоря военным языком, диспозиции гарнизонов и частей перед началом боевых действий. В число способных принять первый удар немцев с ходу зачислили чуть ли полную численность личного состава и техники всех округов европейской части СССР. «От моря до моря и от Немана до Дона». От Архангельского до Одесского по фронту, и до Приволжского военных округов в глубину.

Что же касается техники, то тут, например, Резун-Суворов пошел еще дальше и зачислил в противостоящих Гитлеру все 24 тысячи имеющихся в наличии танков. Сюда вошла техника с дальневосточных округов, из военных училищ и учебных частей, устаревшая и законсервированная техника. То же самое касалось и самолетов.

Когда же дело касалось немцев, то из состава действующих (то есть введенных в непосредственные боевые действия с противником) частей исключались даже части третьего эшелона, то есть фактически оперативный резерв. Кроме того, чудесным образом «испарились» армии союзников Гитлера — Италии и Болгарии. О таких мелочах, как Словакия, или испанская «голубая дивизия», или французские и голландские легионеры, я уже и не говорю.

Да что там, целые страны ушли в никуда. Например, Финляндия. Ну в самом деле: в войну-то она вступила «только» 26 июня. А значит… Не было финской армии в начале войны. И видимо, не было необходимости РККА что-либо на этом участке задействовать. Хотя немецкие самолеты наносили удары по балтийскому флоту с финских аэродромов уже 22 июня. Как в песне: «ровно в 4 часа».

А что же на самом деле?

22 июня 1941 года: кто воевал числом

Миф и реальность

Начнем с главного. Как это ни странно, с политики. Впрочем, ничего странного тут как раз нет. По словам прусского военного теоретика Карла фон Клузевица (кстати он служил одно время в русской армии и участвовал в составе корпуса Уварова в Бородинском сражении), «война — это продолжение политики иными средствами».

Иначе говоря, любой войне предшествует некая дипломатическая напряженность. Фактически война начинается гораздо раньше, чем звучит первый выстрел.

Несомненно, советское руководство к войне готовилось и ее неизбежность осознавало. Однако тут есть нюанс: объявление мобилизации равно объявлению войны. Чего собственно и добивался Гитлер, ибо понимал: если СССР нападет на Германию первым, то с Британией тут же удастся заключить мир, если даже не союз, а США вероятно, пусть и негласно, но поддержат Третий Рейх. Советскому Союзу, по крайней мере, они помогать не будут.

А это значит только одно: ни проводить полномасштабную мобилизацию, ни перебрасывать к западной границе энергично и открыто войска из тыловых округов, ни развертывать войска на границе Сталин не имел возможности.

СССР пришлось прибегнуть к скрытной мобилизации и повышению боеготовности войск в местах их постоянной дислокации. Вот как описывает эту ситуацию советский историк А.В. Шубин.

«С Запада на Восток с большой скоростью двигалось плотное тело. С Востока не торопясь выдвигалась более массивная, но более рыхлая глыба, масса которой нарастала, но недостаточно быстрыми темпами», — пишет Александр Владленович.

По мере продвижения части доукомплектовывались недостающей техникой и личным составом до штата военного времени, что еще более замедляло продвижение. Но даже, если бы эти мероприятия удалось завершить, все равно было бы поздно. То, что было начато в конце апреля, завершить полным развертыванием групп прикрытия на границе было запланировано лишь к 15 июля.

А это значит, что готовыми немедленно начать боевые действия против передовых частей немцев, были от 30 до 60% процентов войск на вероятных направлениях ударов.

Например, на главном оперативном направлении по плану «Барбаросса» в полосе группы армий «Центр», которая должна была наносить удар непосредственно на Москву, было сосредоточено 40% всех германских дивизий, в том числе 50% моторизованных и 52,9% танковых дивизий. Там же действовал и крупнейший воздушный флот люфтваффе — 43,8% самолетов от численности всех имевшихся у немцев самолетов.

В первые дни им могло противостоять лишь 15 советских дивизий, находившихся в непосредственной близости от границы. А 14 дивизий располагались в 50-100 км от нее.

Кроме того, на территории округа в районе Полоцка сосредоточивались войска 22-й армии из Уральского военного округа, из состава которой к 22 июня 1941 г. прибыли на место три стрелковые дивизии и 21-й мехкорпус из Московского военного округа.

Но все эти части мало того, что располагались на большой дистанции вглубь фронта, так еще и дислоцировались в отдельных гарнизонах и полевых лагерях, когда батареи и роты отдельных полков зачастую находились в 50-60 километрах друг от друга, иногда даже не успев наладить телефонную связь.

По тревоге все этим частям надо было покинуть лагеря и казармы и начать выстраивать оборонительную линию, расходясь по эшелонам, налаживать коммуникации и снабжение.

Такое положение было почти на всем протяжении будущего советско-германского фронта.

А что было у немцев? Передовым частям РККА противостояли ударные танковые группы и части второго эшелона немцев, уже развернуты в боевые порядки. Причем эта ситуация сложилась задолго до 22 июня. Фактически немцы, после польской, французской и балканской кампаний не имели нужды производить мобилизационных мероприятий. Армия Третьего рейха начала агрессию против СССР едва ли не «с колес»

Дорога ложка к обеду

Таким образом, РККА начав в апреле 1941 года стратегическое сосредоточение и развертывание на западном театре военных действий (ТВД), оказалась 22 июня физически не готова немедленно начать боевые действия. Войска не имели ни наступательной, ни оборонительной группировки, они не были отмобилизованы, не имели развернутых тыловых структур и лишь завершали создание органов управления на ТВД.

На фронте от Балтийского моря до Карпат из 77 дивизий войск прикрытия Красной армии в первые часы войны отпор врагу могли оказать лишь 38 не полностью отмобилизованных дивизий, из которых лишь некоторые успели занять оборудованные позиции на границе. Остальные войска находились либо в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше.

И вот на эти 38 частично боеготовых дивизий и восемь мехкорпусов Вермахт сразу обрушил в наступление 103 дивизии и пять танковых групп. Почти троекратное превосходство. К тому же, силы РККА вынуждены были, так как не занимали боевые порядки, входить в бой частями, поэтапно.

Это напоминает ситуацию в битве при Рымнике в 1789 году, когда русский командующий Александр Васильевич Суворов, имея под своим началом 18 тысяч австрийских и 7 тысяч русских солдат, разбил 100-тысячную армию Коджи Юсуф-паши.

Вынужденный расположить огромную армию отдельными лагерями, османский военачальник сделал ее, практически, неуправляемой. Численное превосходство стало причиной его поражения, как это ни парадоксально.

Собрав свои силы в кулак, Александр Васильевич стремительными маршами от лагеря к лагерю по частям разгромил турок с минимальными потерями.

Конечно, всему этому можно возразить, мол, советское командование должно было предвидеть такую картину заранее, начать создание оборонительных рубежей. Однако для этого надо было точно знать направления оперативных ударов немцев, так как наступали они узкими клиньями. Либо создавать сплошную оборону, «размазав» свою армию по многотысячному фронту от Баренцева до Черного моря.

Первое было невозможно, тем более, что имея подвижную наступательную группировку, немцы легко обходили бы узлы обороны, что часто и происходило. А второе привело бы к тому же самому результату, который уже имелся: на главных направлениях немцы получали значительное численное превосходство.

Так что картинка, когда мощные таковые клинья обрушиваются на отдельные роты и даже взводы РККА, спешащие догнать свои части, когда немцы давят нас именно численным превосходством, не так уж далека от истины.

Немцам удалось сделать главное: достичь решающего численного превосходства на направлении главных ударов, которые к тому же советскому командованию приходилось постоянно угадывать, так как противник владел инициативой безраздельно.

Именно трудности при «ловле немецких танковых линий» стали причиной неудачных контратак 8-го, 9-го, 15-го, 19-го, 22-го мехкорпусов под Дубно и 5-го и 7-го мехкорпусов под Лепелем. Они ударили буквально «в пустоту» и были опрокинуты фланговыми контратаками.

Кстати, сражение под Дубно-Луцком-Ровно стало крупнейшей танковой битвой в истории Второй мировой войны.

Мораль

Конечно же, это простая и очевидная истина: бить надо кулаком, а не расставленными пальцами. Даже маленький детский кулачек может нанести болезненный, чувствительный удар, в то время как ладонь взрослого лишь обозначит удар, легко шлепнув по мягкому месту. Однако на войне, управляя не сотнями даже тысяч, а миллионами солдат и тысячами танков, следовать этому правилу очень сложно.

И факт остается фактом: противодействия стратегии «Блицкрига» так никто из наших союзников в той войне не нашел. А Красная армия нашла, противопоставив стремительно наступающим немцам упорное сопротивления при любой малейшей возможности, переведя войну менее чем за полгода из маневренной фазы в позиционную.

Впрочем, потом было новое повторение почти такой же по драматизму, но гораздо более опасной для нас катастрофы: немецкая операция «Блау», в результате которой Вермахту удалось занять Крым и дойти до Сталинграда. Но кончилось это для немцев чрезвычайно плохо.

Потому что мы всегда умели учиться. Путь и на своих ошибках.

Скачать оригинал: "22 июня 1941 года: кто воевал числом"

 

Олег Денежка
Неделя Памяти жертв Холокоста началась в России
Закрыть