Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

15:22  15 Июня 2016
597

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Вся Москва перерыта. Стучат отбойные молотки, разрезают землю ковши экскаваторов — власти столицы проводят масштабную реконструкцию городских улиц, прячут под землю провода.

Федеральное агентство новостей решило копнуть поглубже и посмотреть, какие тайны скрывают новые и старые коллекторы — электрические и не только. Под землю с диггерами спускался корреспондент ФАН.

Прочь от цивилизации

Пасмурный летний день. В Духовском переулке собрались четверо непохожих друг на друга людей разного пола и возраста. Я — пятый. Сегодня мы — диггеры.

Экскурсию под землю для нас проведет Даниил Давыдов, помощник руководителя Независимого центра подземных исследований «Остроб». Он забрасывает за спину огромный рюкзак со снаряжением, и мы отправляемся в путь.

Рядом размеренно стучат по рельсам трамваи. Слева от нас Третье транспортное кольцо, справа — Даниловское кладбище. Автомагистраль проходит высоко, и здесь, в низине, кажется, будто не было этих сотен лет цивилизации: медленно несет воды река Чура, шумят деревья, падают капли дождя. Парень срывает своей девушке-попутчице маленький цветок.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Подходим к берегу. Здесь Чура выходит из коллектора: нам внутрь. «Портал», как называют его диггеры, слегка пугает неизвестностью.

— На территории Москвы около 150 малых рек, — поясняет экскурсовод. — Большинство из них спрятано в коллекторы. В одном из них мы с вами сегодня побываем,

Даниил выдает нам снаряжение. Каска, резиновый комбинезон до груди и фонарик.

— А зачем нам такие большие фонари? — спрашивает девушка.

— От крыс огромных отбиваться, — смеется экскурсовод.

Предел этого мира

По словам Даниила, название реки Чура означает «конец, край, предел». Место соответствует своему названию. Мы входим в воды реки и движемся к черному зеву «портала». Кажется, что там уже совсем иной мир. Остается довериться стихии и нашему Харону.

Холодная вода плотным потоком облегает комбинезон. Мы у входа. Дальше темно, нужно включить фонари.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Экскурсовод впереди, проверяет путь. Идти приходится по узкому бетонному краю, воды здесь по щиколотку. Держусь за стены, стараюсь не отстать и не упасть в реку. Здесь поток разделяется надвое.

— Это река Кровянка, приток Чуры, — рассказывает наш гид. — Она тоже практически целиком заключена в коллектор.

Становится все темнее, воды по пояс. Перед нами небольшая железная лесенка. По ней мы перейдем в другой тоннель, он выше этого на три метра.

Лестница выглядит очень хлипкой. Проверяю ее ногой. Пять ступенек — и мы в следующем тоннеле. Здесь сухо, воды под ногами почти нет. Фонарики жадно скользят по стенам тоннеля.

— Диггерство возникло еще на рубеже XIX—XX веков, — ведет экскурсию Даниил. — Первые диггеры были археологами, раскапывавшими забытые подземелья…

Кромешный мрак тоннелей

У тоннеля не видно конца, мы идем и идем. Под ногами — грунтовые воды, а в них — разные предметы, которые случайно здесь оказались. Все происходящее похоже на «Сталкер» Тарковского. Замершее место без времени.

С «потолка» коллектора свисают причудливые наросты.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

— Это бетонные сталактиты, — объясняет наш Харон. — Образуются они естественным путем из-за давления грунтовых вод. В некоторых тоннелях сталактиты занимают до половины их объема.

Прикасаюсь к бетонной «сосульке». Она тут же отваливается и разбивается на осколки.

Еще несколько сотен метров — и мы у подземной плотины. Здесь несколько досок удерживают огромный поток воды.

— До верха плотины тут около 10 сантиметров, — поясняет экскурсовод. — Скоро начнется перелив.

Удивительно, как эти тонкие доски выдерживают такой напор!

— Попробуйте выключить фонарики, — предлагает нам Даниил.

Пять щелчков, и наступает кромешная темнота. Только шум воды за плотиной.

— Если оказаться здесь без искусственных источников света, выбраться будет очень-очень сложно, — говорит наш гид.

Здесь нам нужно вернуться назад. Идем к подземному водопаду. Он на Кровянке, чуть выше по течению. По словам Даниила, провести туристов сюда возможно не всегда:

— Здесь сильный поток воды. Во время обильных дождей коллекторы заполняются до потолка.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

И вот перед нами водопад. Высотой он чуть больше метра, но поток воды здесь такой силы, что удержаться на ногах совсем нелегко. Даниил выглядывает в люк.

— Пора возвращаться, — констатирует он. — Скоро здесь будет очень много воды.

Мы, передвигая уставшими ногами, возвращаемся к «порталу».

— Видите? Мы пришли вон оттуда, — указывает он на недавно почти пустой коллектор. Теперь там журчал сильный поток. — Вода перелилась через плотину.

Мы выходим на свет.

Прибежище под землей

Следующее место нашего «паломничества на тот свет» — кабельный коллектор. В него ведет небольшая будка с дверцей прямо на обочине дороги.

— По сути, это линии электропередач, спрятанные под землю, рассказывает экскурсовод. — Этот коллектор еще не сдан, поэтому на него можно проникнуть.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Спускаемся по железной лестнице. Здесь немного пыльно и пахнет бетоном. Открываем скрипучую дверь — перед нами белоснежный тоннель. Кабеля уложены вдоль левой и правой стены. Иногда на пути попадаются забытые строителями тележки или осколки стекла. А вот на полке стоит… банка огурцов. Неплохой погребок получился!

Доходим до небольшой дверцы. Гид приветливо распахивает ее перед нами. Внутри небольшая комната, в ней стол, две лавки и множество щитков.

— Хорошее место, если вдруг негде будет жить, — смеется одна из туристок.

Даниил закуривает.

— Было много интересного, — делится он воспоминаниями. — Помню, ходили с одним мужиком в Неглинку. Снаружи начался сильный ливень, а до выхода добраться мы не успели. Пришлось висеть на лестнице около часа, пока вода не спала. А однажды, в ходе планового обхода коллекторов, мы нашли труп. Кто-то выбросил его в открытый люк. Сразу же из-под земли вызвали полицию. Через трое суток убийца был найден.

Мы ждали чуда

Я спешу поговорить с Давыдовым об особенностях жизни диггера и опасностях, подстерегающих его под землей.

— Что привело вас к диггерству?

— Интерес возник у меня в детстве. Мне кажется, любого мальчишку привлекает прикосновение к тайне, когда есть возможность найти клад или подземный ход. Меня всегда манили подземелья, а в начале 90-х я увидел первые программы о диггерах, о том как они спускаются под землю, — и мне захотелось стать одним из них.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Диггеры тогда позиционировали себя как специальный отряд: говорили, что отбор к ним — как к космонавтам. И я думал, что мне к ним не попасть. Но в мае 1999 года я встретил на улице один такой диггерский отряд. Там были ребята примерно моего возраста. Я попал к известному московскому диггеру Вадиму Михайлову — тому самому, который водил Юрия Лужкова в Неглинку. Так я начал получать опыт в диггерстве, а потом стал заниматься этим самостоятельно.

С 2004 года я провожу экскурсии. В Москве некоторые искусственные подземные сооружения сохранились еще со времен Средневековья. Таких подземелий немного, и если они где и остались, то лишь на территории Кремля или старых монастырей, да и то небольшими фрагментами. Попасть туда невозможно, и документов об исследовании таких сооружений мало, но все-таки что-то можно найти в архивах и библиотеках.

На основании таких материалов я готовлю свои пешеходные наземные экскурсии. На них мы уже никуда не спускаемся, я просто вожу людей по разным местам и рассказываю о том, как зарождалась подземная Москва, как меняла свой характер с оборонного на технический.

— Каким был первый опыт спуска под землю?

— Я живу в районе сталинской застройки 50-х годов. Там есть подвалы с бомбоубежищами. Еще ребенком я нашел внутристенную шахту, которая с чердака выводила в подвал. Под стеной внутри подвала шел проход. В этот вход вел пролом, рядом лежала кирка. Тогда это казалось очень таинственным.

Читайте также: «Трубка мира» для детсада: продолжат ли дети в России курить «электронки»

Первый же мой настоящий спуск с диггерами был в реку Раменка, а второй спуск — в Неглинку. Тогда мы еще мало знали о подземельях, не понимали, зачем многие объекты нужны. Интернета не было: это сейчас никого не удивишь походами под землю, а тогда это был совершенно другой мир. Мы всегда ожидали какого-то чуда! Вот сейчас мы будем идти, а там куда-то ниже можно выйти, а там в метро можно попасть…

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

А потом мы поняли, что далеко не все коммуникации выводят в метро.

Вызов обществу

— Недавно в Москве как раз была задержана группа диггеров, проникших в метро. Почему в одни коммуникации можно заходить спокойно, а вход в другие строго запрещен?

— Не все коммуникации стратегически важны, поэтому и существует такое разделение. Охраняемый объект должен иметь сигнализацию, предупредительные таблички или патрульную группу.

Скажем, коллекторы рек или кабельные коллекторы — это системы, откуда никуда не выйдешь. Там абсолютно иррационален любой террористический акт. Взрывать там что-то бессмысленно, это не причинит особого вреда и никого не напугает.

А вот метро, например, — это система, которая наиболее подвержена террористическому воздействию. Именно поэтому сейчас пытаются принять закон об усилении ответственности за проникновение на спуски в такие объекты. В метро же перевозятся миллионы людей. Если злоумышленник повредит светофорную систему, это приведет к сбою в работе линии. Если испортить стрелочный перевод — это может закончиться людскими жертвами. Поэтому такие сложные объекты как метрополитен или коммуникации, его обслуживающие, должны быть закрыты.

Думаю, вы замечали, что во время праздников возле головного и хвостового вагонов метро дежурят рабочие в оранжевых жилетках. Это сделано для того, чтобы в праздник никто не ушел гулять в тоннель. Те ребята, о которых вы говорите, наплевали на сигнализацию и спрыгнули у хвостового вагона. Они попали в зону действия сигнализации, работники метрополитена сняли напряжение с контактного рельса. Так сотрудники полиции смогли зайти в тоннель и задержать нарушителей.

Раскопанная Москва: диггер-репортаж из столичных подземелий

Но сигнализация реагирует не всегда.

— То есть, бывали случаи, когда люди все-таки попадали в тоннель метро незамеченными?

— Бывали и сейчас бывают. Если поставить цель, можно пробраться куда угодно. Я знаю «специалистов», которые попадали даже на охраняемые военные объекты. Но это целая экспедиция с применением альпинистского снаряжения. И там, где по лестнице спуститься невозможно, — эти люди спускаются на 100 метров по отвесной шахте.

Читайте также: Российские оружейники: надо давать награды за каждый открытый тир!

А некоторые ребята знают, как можно обмануть сигнализацию. Как правило, такие спуски несут в себе элемент варварства. Бывает, люди несут с собой огромные кусачки, которыми можно перекусить дужку замка, или тащат пятитонные домкраты, которыми сворачивают гермодвери. Здесь точно есть мотив правонарушения — это ведь уже проникновение со взломом.

— Но какова цель этих людей?

— Думаю, это такой вызов социуму. Закрыли все, а мы нигилисты, мол, мы все равно пройдем. Это авантюрный склад характера, желание побывать там, где другой человек побывать не может. Но ведь изначально диггерство несло в себе познавательные цели, а вовсе не варварство. Я никогда не бывал в Метро-2 и никогда там не побываю, если только не представится законная возможность. А на незаконных основаниях я не пойду туда. Мне доверяют, меня зовут прочитать лекции, я не хочу делать такие вещи за спиной у общества...

Герман Парло
Новости партнеров