Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

06.06.2016 17:06
978

Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

Совершенно роскошное пиршество для мозга состоялось на минувшей неделе, 3 июня, в Москве. Институт стран СНГ отмечал свое 20-летие. Причем делалось это в формате научных чтений по самым различным актуальным и даже вечным вопросам. Созвучным тематике трудов праведных виновников торжества, разумеется. Общественность собралась продвинутая, головастая, умеющая сказать слово доброе, но и мудрое. В общем, слушать выступления было захватывающе и познавательно. Хотя, знаете, несколько раз пришлось и удивиться, о чем чуть позже.

Еще такие форумы мощны своими кулуарами. Исключительный шанс пообщаться со старыми друзьями, соратниками, которых сегодняшняя специфическая обстановка с исключительной изощренностью разметала по карте. И новых людей посмотреть, разумеется, тоже. Причем и из таких значительных, что не каждый день можно наблюдать на соседнем с собой стуле.

Скажем, мне всегда исключительно интересно слушать руководителя Института стран СНГ Константина Затулина. Причем не столь даже и важно, о чем именно его рассказ, потому как там что ни фраза, то афоризм. А при определенных условиях и тост даже.

На этот раз Константин Федорович выступал ведущим части заседания, смиренно принимал награды от различных партнеров, стран и организаций. А ведь были времена, когда его полезное начинание с Институтом стран СНГ, имеющим, кстати, еще одно название, даже в большей степени, как по мне, отвечающему сути дела, — Институт диаспоры и интеграции. Так вот, его начинание встречало на своем пути суровые препоны. Причем давили не только снаружи (некоторым главам стран СНГ не нравилась активная позиция Затулина), но и внутри страны были противники такого рода деятельности. Но ничего, знаете ли, институт выстоял, выдюжил и сейчас продолжает работу с соотечественниками, куда бы судьба их ни заносила. «Мы сожалеем, что только Крым и Севастополь вернулись в Россию, но и это исторический момент», — констатировал Константин Федорович, и с этим сложно спорить. Хотя, конечно, жалко, есть же еще и Донбасс, да и другие русские земли, которые просто просятся домой… Среди медалей, грамот и статуэток, которые щедро вручались в этот день работникам института, фигурировала и бутылка коньяка от уважаемых людей из Приднестровья. Награды и знаки внимания ведь могут иметь и прикладное значение.

Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

Советник президента России Сергей Глазьев, уроженец Запорожья, был, как всегда, убедителен. Он говорил о либерально-экономическом крыле российского политикума. Точнее, о том, что ничего подобного в природе нет и в помине. А есть просто ретрансляторы, передающие нам сюда непреклонную волю своих хозяев из Вашингтона. Это Кудрин и ему подобные персонажи. Линия, навязываемая извне, настойчива и бесцеремонна, и уж никак не является порождением российской политической мысли. Надо заметить, она до последнего времени доминировала, и надо было постараться, чтобы суметь выровнять ситуацию с учетом национальных интересов.

Занятное наблюдение — не Глазьева, а мое. Взять хотя бы и круглый стол в Институте стран СНГ, о котором сейчас говорится. Специфика мероприятия такова, что участники общения собрались, большей частью, правильного державного образа мыслей, русофильского и славянофильского идейных направлений. Но и тут промелькнула пара-тройка выступавших с откровенно враждебными Русскому миру мыслями, едкими и вредными высказываниями. Либералы, понимаете ли, они такие: просочатся, где угодно. Прошу обратить внимание, что слово «либерал» в данном случае употребляю как печатное, но ругательство. Прошу дам и детей простить мне эту грубость.

Сами понимаете, много говорилось о ситуации на Украине и в Донбассе. Что понятно, больная тема, кровоточащая и дымящаяся. Самая большая проблема России и каждого русского человека, между прочим. Тот же Глазьев давал оценку режиму, существующему нынче в Киеве. Сравнил его с фашистской оккупацией 40-х годов прошлого века. Мало чем отличается! Бутафорские органы местной власти — вроде бургомистров при немцах: фиговый листик, иллюзия демократического управления, так сказать. Тогда при немцах, теперь при американцах, которые беспардонно рулят всеми процессами из своего посольства, назначают и снимают, карают и милуют. И какая, скажите, разница?

Читайте по теме: Россия простилась с самым мужественным дипломатом. Колонка Руслана Мармазова

С удовольствием встретил Владимира Корнилова, автора книги «Расстрелянная мечта» о Донецко-Криворожской республике, старинного моего товарища, сейчас проживающего в Голландии. Общался с Юрием Болдыревым, бывшим донецким стачкомовцем, депутатом Верховной рады Украины, а сегодня видным общественным православным деятелем в Москве. Когда я начинал профессионально работать в журналистике, а случилось это больше 20 лет назад, он был одним из любимых персонажей моих статей. Очень уж красиво и образно формулирует, емко, сочно. Ничего придумывать не надо, в заголовок смело ставь чуть ли не любую его фразу. А еще здорово, когда наблюдаешь яркого человека много лет, а он только опыта набирается, сохраняя свои взгляды и позиции. Как говорил Юрий Александрович всегда и везде, только ампутация злокачественного нароста, которым для Украины является Галичина, может спасти ситуацию. Сегодня предлагает передать эту территорию Польше в знак дружбы и расположения, пусть поляки мучаются.

Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

По-своему занятно было послушать Николая Азарова, к которому отношусь с уважением и считаю где-то и в чем-то трагической фигурой завершающего этапа украинской истории. Но он снова пошел винить во всем исключительно лидера, в смысле Виктора Януковича, и как-то сразу стало поскучнее. С того вины никто не снимает, но тогда все прочие почтенные деятели, придворные-то что делали? Есть вопросы.

Тревожно было слушать выступающих, которые связаны с работой с украинскими политзаключенными и политэмигрантами. В России декларируется всесторонняя помощь и поддержка этим русским людям, оказавшимся в сложнейшей ситуации, но когда доходит до конкретики, то получить вид на жительство, гражданство тем паче крайне сложно. Энтузиазм разбивается о бюрократическую стену и цепляется за всевозможные юридические крючки. Между прочим, считаю, что подобная ситуация есть плод работы наших внутренних врагов. Не интересно им, чтобы в российское общество вливались качественные, крепкие, трудолюбивые и закаленные войной русские люди из Новороссии и Малороссии. Это же укрепит страну, что никак не в интересах западных агентов влияния. Полагаю, этот вопрос еще будет затронут на высшем уровне и справедливость непременно восторжествует. А виновные будут примерно наказаны.

Теперь об удивительном. Помните же, я в начале статьи писал, мол, было там кое-что эдакое? Вот! Я всегда с симпатией, восторгом и уважением отношусь к людям, которые умеют делать нечто мне недоступное. Такие на круглом столе в рамках празднования юбилея Института стран СНГ встречались в великом множестве. Но! Дело в том, что мне крайне сложно сегодня рассуждать о величии византийской традиции, или о хитростях энергетики Монголии, или о путях борьбы с ИГ-ДАИШ (запрещена в РФ) с точки зрения традиционного ислама. Безусловно, все это круто и интересно. Тут дело во мне. Видимо, я несколько травмирован, контужен текущей войной в Донбассе, она сузила мой кругозор до размеров прицела. Через который и приходится смотреть на все прочие темы.

Мне выпала честь тоже держать слово перед уважаемой аудиторией, что лестно и престижно. Я представлял термин «Малая Отечественная война», который впервые обнародовал не так давно на страницах сайта Федерального агентства новостей. Теперь же обратил на него внимание интеллектуальной элиты России и нового зарубежья. Именно Малая Отечественная война идет сегодня в Донбассе. Поясню. Почему Малая — это очевидно. Господь уберег нас от того, чтобы она переросла в Великую. Пока, во всяком случае, и давайте молиться, чтобы этого и не случилось.

Из донецкого окна нам видна миров война. Колонка Руслана Мармазова

Отечественная же потому что, как и прочие отечественные войны в нашей истории, это противостояние двух миров — западного и русского. Линия фронта проходит между цивилизациями. А ставка в каждой Отечественной войне и сегодня тоже — существование нашего мира. В данном случае Русский мир ведет войну минимальными силами своего передового, боевого, во многом партизанского донбасского отряда. Запад избрал излюбленный свой метод — грести жар чужими руками. Для чего было рекрутировано оболваненное аборигенное население, которое мы раньше знали как соседей по бывшей Украине. Как случалось и в прежние времена, при Гитлере или Наполеоне, так и сейчас, когда с нами воюет коллективная американская марионетка, не мы начинали эту войну. Но нам ее заканчивать. Иного варианта нет. Проблемы Русского мира не решит никто, кроме самих русских людей и двух реальных и единственных их союзников — Российской армии и Российского флота.

Линия фронта проходит через Донбасс. В России не все еще толком осознали, до чего это рядом. Как близко мы подпустили врага! Практически как в 1941 году. А с учетом современных технологий даже ближе. По сути, линия фронта сегодня проходит не только в Донбассе, но и в Москве, и в Петербурге, и в любом российском городе. Только в Донбассе она натуральная, со стрельбой, грязью, мерзостью, искалеченными телами. Больше того, линия фронта теперь проходит через каждого из нас. Наступило время принятия решений, время определиться, на какой ты стороне и что следует предпринимать. Эту свежайшую страницу истории Русского мира мы пишем вместе. Очень хочется, чтобы она была как можно короче, чтобы скорее закончилась. Потому что пишется она кровью. Слишком дорогой сорт чернил! И уж, конечно же, в конце страницы должна стоять некая дата, просто еще не знаю — какая, а после нее вот так: «…закончилась Малая Отечественная война. Мы победили!» Мы — в смысле Русский мир. Не только Донбасс.

Руслан Мармазов
Сирия: Совбез ООН оценил значение предстоящей в Астане встречи
Закрыть