Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Подписок нет, но вы держитесь! Роман Носиков — о спасении «Дождя-ТВ»

Подписок нет, но вы держитесь! Роман Носиков — о спасении «Дождя-ТВ»

19:40  3 Июня 2016
5182

Подписок нет, но вы держитесь! Роман Носиков — о спасении «Дождя-ТВ»

В России начался очередной виток гонений на свободу слова и независимую журналистику. Потерпевшим оказался оппозиционный телеканал «Дождь».

На этот раз репрессии последовали прямо со стороны целевой аудитории канала — то есть, как всегда ранее заявлялось, среднего класса, успешных представителей свободных креативных профессий, владельцев малого и среднего бизнеса, «белых воротничков», светочей интеллигенции.

Репрессии заключались в категорическом отказе целевой аудитории приобретать подписку на телеканал за деньги.

Различение нищеброда

Дело в том, что «Дождь» решил прибегнуть к чрезвычайным мерам, чтобы спасти свое финансовое положение. Для начала ведущих принудили к участию в специальных мероприятиях по привлечению подписчиков.

Это стало причиной скандала — один из ведущих канала Павел Лобков взбунтовался. «Завтра сотрудников телеканала «Дождь» мобилизуют на подъем подписки. Это так же отвратительно, как и «Путинги». Я делал все от меня зависящее, чтобы люди подписывались на «Дождь» только из-за контента. Не из-за танцев и песен», — написал ведущий в своем Facebook.

Подписок нет, но вы держитесь! Роман Носиков — о спасении «Дождя-ТВ»

Мало того, Лобков объявил о своем уходе с канала, но позже, похоже, решил остаться.

В этой связи не могу не припомнить одну замечательную передачу свободного телеканала со специально приглашенным экспертом — Боженой Рынской, которую, по роковому стечению обстоятельств, из злобы и зависти, вопреки судебному решению, люди все продолжают изредка именовать другой фамилией.

Ведущая: Вы хотите написать трактат о том, чем нищебродство отличается от достойной бедности (или как-то иначе было сформулировано, но смысл, в общем, такой).

Рынска: Да.

Ведущая: И чем?

Рынска: Я сейчас пока в процессе формулирования. Я вспомнила письмо Пушкина, который говорил о том, что если не получается блистать, то нужда не так страшна, как кажется, и нести ее надо достойно. Например, гордый достойный бедняк может не вложить деньги в ремонт подъезда, если у него их нет, он поставит на подоконник горшочек с цветочком и будет за ним ухаживать. А нищеброд вынесет старую мебель в подъезд.

Ведущая: То есть, разница между нищебродом и скромной бедностью — в намерении, так?

Рынска: В намерении. Например, бедняк будет все деньги, которые у него есть, максимально возможно тратить на здоровое питание. Мои бабушки были очень бедными, у нас не было телевизора до 80-х годов. Но бабушки покупали мясо и другие продукты только на рынке. Мы питались с рынка, потому что бабушки знали, что питаться дерьмом ― отвратительное нищебродство. Бедняк может есть гречку с молоком или сыром сулугуни, нищеброд будет есть корыто доширака и хрючева. Отношение к быту, еде, к тому, вокруг чего человек живет, его подъезду, порядку в доме ― вот это разница между достойной бедностью и нищебродством.

Ведущая: А с чего вообще вдруг возник в вашей голове этот вопрос? Почему трактат именно на эту тему?

Рынска: Расслоение в подъезде. У нас все квартиры очень приличные, все upper middle class, у нас живет главный отоларинголог города, вдова Филозова, очень достойные люди. И когда ты начинаешь выяснять, кто выбросил старую мебель в подъезд, выясняется, что это и сделала самая бедная квартира.

Неоправданный аванс

Нет, меня, в принципе, не удивляет, что в рецепте «достойной бедности» есть что угодно — рынок, цветок в подъезде, сулугуни, чистота, но нет ни одной книги. С чего бы им там быть?

Здесь мы видим другое — этим людям не удалось катапультироваться из страны в дом, где нет ни одного бедного. Приходится жить с бедными в одном доме. Другой дом — не по карману. И это их травмирует. Это принуждает в итоге к Пушкину и трактатам о достойной бедности — как бедный должен себя вести, чтобы люди, недостаточно богатые для избавления от него, не страдали в его обществе.

Мы имеем перед глазами запросы, не соответствующие возможностям. Но нет ли в этом тенденции? Я имею в виду, нет ли в том, как канал описывает свою целевую аудиторию, некоего лукавства? Какого-то несоответствия действительности? Ну, скажем, не являются ли слова «успешный», «креативный», «собственник бизнеса» — неоправданным авансом?

Быть может, на самом-то деле, целевая аудитория «Дождя» — это люди, у которых возможности и способности сильно не соответствуют амбициям? И разница между способностями и амбициями как раз и создает спрос на основной товар телеканала — едкую иронию в адрес России, ее народа и руководства? 

Подписок нет, но вы держитесь! Роман Носиков — о спасении «Дождя-ТВ»

Что если аудитория канала — озлобленные неудачники? Едящие не то, что хотят. Живущие не там, где желают. Занимающие не то место, какое хотели бы. И винящие в этом не себя самих?

Что если они — заодно со своим прогоревшим каналом — не умеют принять свою бедность достойно, по Пушкину? Просто потому, что его не читали?

Безусловно, здесь возникает вопрос о том, на что рассчитывали собственники оппозиционного телеканала, когда начинали столь значительное предприятие, не определив верно целевую аудиторию, а следовательно, не спрогнозировав доходы.

К счастью для них, у «Дождя» есть фанаты за рубежом. Настолько преданные, что готовы жертвовать свои деньги телеканалу даже без письменного договора, лишь бы вывести его из-под действия законов России об «иностранных агентах».

Эти фанаты у себя на родине и в своих делах весьма успешны. И успехов они достигают всегда в союзе с неудачниками из других стран — приводя их к власти и давая им возможность сделать все, о чем те так мечтали, — отплатить стране за жизнь, полную унижений.

Так что «Дождь», конечно же, спасут.

Роман Носиков
Новости партнеров
mediametrics