Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Фонтанирующая журналистика, или Развесистая помидорка

Фонтанирующая журналистика, или Развесистая помидорка

18:17  31 Мая 2016
616

Фонтанирующая журналистика, или Развесистая помидорка

Сразу два происшествия с погонями кого-то в погонах за кем-то небедным произошли на прошлой неделе. В течение всего трех дней. Не неделя, а сплошной «Форсаж» и «Угнать за 60 секунд». Однако между этими двумя происшествиями в Москве и Санкт-Петербурге очень мало общего. Скорее, много диаметрально противоположного.

Что не помешало журналистам «Фонтанки» заложить крутой вираж на мелководье фактов, и, скребя днищем ангажированности по отсутствию серьезных аргументов, начать выдувать из мухи слона с энергией молодого Буратино. А тут сколько ни дуй, слона не будет. Но кто-то точно лопнет.

Ну, правда, от «Фонтанки» это ожидаемо. Во-первых: не всем же в морях-то плавать. А во-вторых, куда без чего-нибудь жареного? Желательно на масле передергивания с приправой преувеличения. И в лице не кого-нибудь, а целого замредактора «Фонтанки» и тезки Пригожина Евгения Вышенкова.

Итак, как уже стало ясно, речь идет о случае, возможно, с кортежем известного бизнесмена Евгения Пригожина, который не остановился на требования сотрудников полиции, и последние кинулись в погоню. Лютую и беспощадную, как в фильме «Неуловимые мстители». Во всяком случае, так все описали журналисты «Фонтанки», да и не только они. Эти еще и видео выложили. Как заявлялось — оперативное, то есть для служебного пользования. Но об этом позже, хотя выложили зря.

Зря потому что каждый, кто видел это видео, ни погони, ни заявленного нападения на «представителя власти» не обнаружил. Якобы «погоня» заняла около десятки секунд и длилась чуть дальше съезда с моста, то есть около 300 метров. 

Читайте по теме: Погоня, которой не было: что стоит за «погоней» за кортежем в Петербурге

Затем у сотрудников полиции начался конфликт. Заключался он в том, что правоохранители хотели все это снимать, а водитель не хотел и закрывал объектив камеры рукой.

...В любом другом случае, в соответствии со служебной инструкцией и процедурой, сотрудники патруля передали бы номера не остановившихся машин другим патрулям и зафиксировали бы нарушение в соответствующем протоколе.

Но погоня и ФСБ? И все это не завершилось ни обыском, ни задержанием. Ни соответствующим обвинением. А зачем ехали-то?

В данном случае, который не то что помидорки из моего заголовка, но и яйца выеденного не стоит, пристальное внимание «Фонтанки», вознамерившейся сделать из него что-то среднее между Третьей мировой войной и обсуждением шансов российской олимпийской сборной, выглядит довольно странным.

Надо сказать, что вожделенного «эффекта разорвавшейся бомбы» не произошло, обществу как-то все равно, что там происходит в деловом мире. Своих забот хватает. И тогда в ход пошла тяжелая артиллерия. Сам замредактора «Фонтанки» Евгений Вышенков.

В эфире собственной радиостанции Вышенков встретился сам с собой и сам себе дал животрепещущий комментарий по этому поводу.

Узнали слушатели из этого две важные детали. Первая: где именно и как именно «Фонтанке» удалось заполучить оперативное видео. Оказывается, замредактора выменял ее у одного из сотрудников, участников «погони». Нет, не на марки, не на спичечные коробки и даже не на коллекцию пивных пробок. На гигантскую помидорку. Вот был у замредактора Вышенкова гигантский помидор, кандидат на «Книгу рекордов Гиннеса». Теперь в книге будет безымянный сотрудник правоохранительных органов. А «Фонтанка» выложила запись.

Оставим в покое версию с помидоркой. Однако налицо только две реальные версии: либо перед нами умышленный «слив», либо взятка должностному лицу. Да хоть и помидорами. Но в любом случае, «толкануть» оперативную видеозапись, не предназначенную для посторонних глаз, — служебное, да и этическое преступление. И это неспроста.

Вторая вещь, которую озвучил Вышенков, — его умение читать мысли. На вопрос своего журналиста в разрезе «а чего же нам теперь ждать?» замредактора, не задумываясь, ответил: «Ненависти к журналистам. Всеобъемлющей ненависти». 

Главный герой истории, выдуманной Вышенковым, ничем не выразил своего отношения, никак вообще на него не среагировал, а журналист уже знает, что тот думает, и что будет делать. Ну не гениально ли?

Раньше пикантный по содержанию материал в журналистике называли «клубничкой». А прямое вранье — развесистой клюквой. В случае с «Фонтанкой» вся эта история превратилась в развесистую помидорку.

Каковы времена, таковы и ягоды-овощи.

Олег Денежка
Закрыть