Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Капитан, подтянитесь: Меркель не справляется с управлением «корабля» ЕС

Капитан, подтянитесь: Меркель не справляется с управлением «корабля» ЕС

22:22  25 Мая 2016
347

Капитан, подтянитесь: Меркель не справляется с управлением «корабля» ЕС

«Мир, дружба, жвачка!». Это мог бы быть идеальный девиз для ЕС. По-немецки это звучит как Friede, Freude, Eierkuchen и обозначает замалчивание проблем. Это может обозначать и легкомысленный оптимизм, с которым большинство европейцев приветствовало светлое будущее своего мира. Объединенная Европа была мечтой, и ею осталась. Сейчас уже не осталось тех, кто еще не спустился с небес на землю. Материал на эту тему опубликовало издание Reuters. Перевод подготовлен Федеральным агентством новостей

ЕС последние 20 лет развивался настолько стремительно, что, казалось, он будет существовать вечно. Почти все расположенные на континенте страны были вовлечены в процесс интеграции. Остальных «накормили завтраками».

Эйфория длилась недолго. Мировой финансовый кризис 2008 года - греческая катастрофа были первыми вестниками приближающегося распада. Возвращение Россией Крыма в 2014 году означало только то, что игры кончились. Месяцами зомбированные европропагандой украинцы стояли на майдане, требуя у властей сделать их «европейцами». Когда стали очевидны реальные мотивы устроивших кровопролитную бойню в Киеве, Россия сделала единственный правильный в той ситуации шаг и вернула себе Крым, показав всему миру свое историческое и национальное единство.

Новое украинское прозападное правительство подписало соглашение об ассоциации. Однако, как показало время, сам ЕС оказался далеко не в восторге от принятия в свои ряды еще одного бедняка. В апреле 61% голландцев проголосовал против вхождения Украины в Еврозону.

Ответ «нет» очень показателен для понимания общего настроения европейцев относительно членства «третьих» стран. В западной Европе отношению к дармоедству отдельных стран в копе с повсеместным закручиванием гаек бюджетного сектора породили вполне осознанные националистические настроения. Самым ярким примером здесь является грядущий референдум за выход из ЕС, который летом пройдет в Великобритании. Ошеломительная популярность, которую набрали «правые» партии во Франции и Германии, странах, в которых в следующем году пройдут выборы, говорит о скорых неизбежных изменениях во всей структуре ЕС.

Последовательные националисты уже сегодня занимают далеко не последние посты в Финляндии и Норвегии, а Австрия как никто другой близка к избранию первого праворадикального президента со Второй Мировой войны.

Среди стран, относительно недавно присоединившихся к Евросоюзу, царит паника. Они входили в «белую» христианскую Европу, а очутились в многонациональном забюрократизированном хаосе. Венгрия и Польша, которые когда-то подавали большие надежды на пути к демократическим преобразованиям, пришли в итоге к шовинизму 1930 годов. В Чехии, где в 1989 году произошла бархатная революция, все громче звучат призывы к выходу из ЕС. В Германии также идут «позитивные» изменения: партия «Альтернатива для Германии» со своей исламофобской риторикой пользуется сейчас оглушительной популярностью на востоке страны.

В девяностые годы стремление Германии принести стабильность своим восточным соседям послужило толчком к сплочению стран. По мере того, как все больше стран стали вписываться в Союз, евроинтеграция стала восприниматься как процесс исторический и неизбежный. Для Запада это был шанс реабилитироваться после хаоса Второй Мировой. Неравенство стран в экономическом плане должно было нивелироваться благодаря соглашению. Тесные торговые соглашения и единое экономическое пространство, казалось, делали Союз нерушимым.

Сегодня можно признать, что некогда чувствовавшая себя комфортно европейская коалиция, скорее, мертва, чем жива. Украинцы, которые, кажется, остались единственными европейцами, готовыми умереть за флаг ЕС, остались, как обычно, оторваны от реальности. Страны Балкан, Албания и Сербия, также не получили ничего.

Турецкий президент Эрдоган активно использует гуманитарный кризис в Европе, чтобы побольше стрясти с Брюсселя, и при этом отчаянно пытается выбить отмену виз. Путин, в свою очередь, рассматривает Еврозону как враждебное образование и также предсказывает его скорый конец.

Обещания оказались пустыми словами. Либеральная демократия – даже на родине, в Англии, выглядит несостоятельной и хрупкой. Высокомерие Германии на этом фоне кажется просто неуместным.

Политические элиты единой Германии изначально действовали с определенной долей империализма, но с годами растеряли свои амбиции, оставшись при этом во многом гегемонами. Вместо того чтобы доминировать в Европе за счёт военной мощи, страна решилась быть номером один в экономическом плане и стала насаждать демократические идеалы всем членам альянса. Идеология была важным инструментом и в борьбе с наследием коммунистических диктаторов. К сожалению, для Германии, ценности не так-то просто преобразовать в закон.

Миграционный кризис стал прекрасным стресс-тестом для европейских ценностей. Восточная Европа почти единогласно отказалась от чужаков. В Дании, Германии и Франции люди чувствуют то же самое, но открыто говорить стесняются.

Канцлер Германии Ангела Меркель отсрочила наступление гуманитарного коллапса прошлой осенью, просто открыв границы страны. Сложно сказать, как далеко премьер-министр Венгрии Виктор Орбан может зайти в своей позиции максимально жестко пресекать любые попытки беженцев пересечь границу страны. Ситуацию могла поправить только Германия.

Призывы Меркель о «Европейской солидарности» в вопросе отношения к мигрантам становятся все тише и тише. Тем не менее, когда несколько месяцев назад Греция и Италия буквально задыхались от потока людей, Германия не слишком-то проявила снисхождение. И законопроект, предусматривающий отправку большей части беженцев в «безопасные третьи страны» был не чем иным, как попыткой любой ценой отвести поток людей от процветающих североевропейских стран. Когда Меркель под давлением общественности, все же, согласилась приютить венгерских мигрантов, страны-соседи смотрели на нее с недоумением.

Автопилот ЕС работает только тогда, когда небо безоблачно. В зонах турбулентности – греческий долг, возрождение России – Европе необходим капитан. Меркель досталась эта роль не только потому, что она, пожалуй, самый сильный политик в регионе, но и потому что она является главой самой могущественной страны альянса.

Меркель прагматик. Она совершает максимально прагматичные шаги, чтобы разгрести проблемы. Она сама, зачастую, называет свои решения безальтернативными.

В безальтернативном мире Меркель единственным способом не допустить беженцев на территорию Германии будет подписание без преувеличения опасной сделки с Турцией (и Эрдоганом лично).

Проблема Германии состоит в том, что когда Германия начинает действовать решительно, ее тут же обвиняют в преследовании исключительно своих интересов. Когда Германия предлагает странам-членам союза диалог, те ровным счётом ничего не делают.

Немцы сейчас начинают понимать то, чему большинство американцев научились после Второй Мировой войны: Не важно, что ты делаешь (или не делаешь) – тебя обязательно будут за это ненавидеть. Отголоски прошлого в лице нацизма только усложняют роль Германии в доминировании в Европе. Потому что готовность лидировать это только полдела. Лидеру нужен целый аппарат лидеров. Главная проблема Европы сейчас заключается именно в том, что не понятно, кто может повести за собой альянс.

Когда в 80-х годах Советский союз начал сыпаться, Михаил Горбачев захотел видеть Европу неразделенной. С тех пор начался процесс сплочения европейских держав. У Меркель сейчас просто не хватает способностей, чтобы заразить людей идеей. Она занята решением вопроса с Путиным и Эрдоганом, у которых взгляды на будущее Европы кардинально отличаются от тех, что пропагандирует сама канцлер.

Обаме, в свою очередь, кризис в Европе не сулит ничего хорошего. Во время своего визита в Германию в апреле этого года он попытался кого-нибудь воодушевить: «ЕС остается надеждой многих и необходимостью для нас всех». Он подчеркнул, что альянс должен заражать своим примером его новых потенциальных членов.

Скоро в США наступит время президентских выборов. И если Обама сейчас изо всех сил пытается сохранить разваливающийся альянс, то далеко не факт, что следующему президенту США это будет интересно.

Меркель скоро может остаться наедине со своими проблемами.
 

Ксения Бекетова
Закрыть