Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

18:27  23 Мая 2016
836

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Всем детям географов знакомы карманные атласы. Маленькие книжки в разноцветных твердых обложках, лежащие на верхней полке книжного шкафа. Вспомнив о них, пятилетнему авантюристу приходилось нести из кухни трехногий табурет, в спешке задевая его тонкими ножками косяки и углы, стремительно продвигаться к книжному шкафу. Атласы были экономические.

Меня, в силу возраста, больше всего интересовали не сухие выжимки о населении и ВВП той или иной страны, а флаги государств и фотографии. Цветные, снятые через стекла «Миров» и «Индустаров», картинки завораживали. Ближневосточные и африканские пейзажи, улицы столиц и городов, чьи названия нельзя запомнить без многократного повторения, портреты местных жителей в белых бурнусах и цветных куфиях.

Атласы заменяли путешествия. Путешествия туда, куда разумный человек едва ли поедет без специфического интереса или производственной необходимости. Чуть позже, уже в школьные годы, к маленьким порталам, ведущим на залитые солнцем улицы Востока, прибавился двухтомник энциклопедии Ларусса. Тогда, разумеется, никто не мог представить, что некоторые из этих картинок предстанут передо мной вживую, а то, о чем пишут востоковеды и политические эксперты, можно будет наблюдать, находясь в непосредственной близости от происходящего.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Сообщество друзей

Окрестности Киркука, раннее утро, жара под 40, а вокруг... что угодно, только не привычный глазу Ирак. Справа и слева от охристого пыльного большака золотистым прибоем волнуются и накатывают на обочины ржаные поля. За ними — невнятная зелень далеких деревьев. Будто забрался не в медвежий угол древнего Мидийско-Вавилонского пограничья, а в буколические глубины русского Черноземья. От пробоин действительность спасают только внезапно вынырнувшие из-за пригорка саманные дома, заборы и сараи. Единый цвет для всего. Стены в трещинах, эскадрильи стремительных ласточек над низкими плоскими крышами. Поля злаков закончились, уступив место полупустыне.

Этот «трип» ничем не отличался бы от всех остальных разъездов по ближневосточным городам и весям, не будь он посвящен теме, далекой от войны. Все это не о войне, а об этнографии и, если хотите, о мистицизме и синкретизме, живущих в людях, вне зависимости от того, что они держат в руках: автомат или ручки плуга. Этот рассказ — о какаи.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Семь воплощений бога. Пять ангелов, также являющих собой точные копии Господа. Равновесное мироздание и бесконечное число перерождений, уготованные человеку, если он был сотворен из желтой глины. Вечный синкретический поиск себя в боге и бога в себе. Пренебрежение молитвенными ритуалами и внимание к ближнему. Вселенная, подробно описанная мистическими стихами. Все перечисленное — правила жизни этнорелигиозной общности ярсан или, как их еще называют в Ираке, — какаи. Однако, сами какаи (преимущественно иранская их ветвь) часто именуют себя «Ахл-И-Хакк». Люди Истины.

Полноценно описать секреты жизни и традиций этой этноконфессиональной группы пока не удалось никому. Даже великий русский востоковед Владимир Минорский, посвятивший изучению быта Людей Истины не один десяток лет, не смог в полной мере систематизировать все тонкости их веры и коренных принципов гнозиса.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

С персидского «ярсан» переводится как «собрание» или «сообщество друзей». Только понятие «друг» в данном случае ближе к арабскому «хабиби». Последнее, став обиходным выражением, утратило былые коннотации, привносившие в дружбу такого рода систему взаимопонимания, зачастую превосходящую взаимопонимание братьев. Восток, особенно в военное время, заставляет уделять сомнительной теории метемпсихоза чуть больше внимания, нежели она того заслуживает. А уж когда ты слышишь о том, что какаи считают одинаковый сон, приснившийся двум разным людям, прямым доказательством их метафизической связи в рамках божественного...

Все вышеописанное касается и взаимоотношений между представителями разных полов. Наши взгляды на любовь среди какаи не работают. Ярсан способны выстраивать отношения между полами без привязки к сексуальному и гендерному компоненту. Братство ли это, древнейшие ли формы социального поиска?

«С целью достигнуть морального совершенства заключаются союзы между мужчиной (или несколькими мужчинами) и женщиной, которых называют брат и сестра (шарт и икрар)».

Допускаю, что многие детали быта и культа, описанные в конце XIX века путешественниками и исследователями, сохранились лишь в священных текстах какаи и не перекочевали в настоящее.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Шестисотлетнее молчание

Везущий нас из Сулеймании в Киркук председатель совета по делам какаи в региональном правительстве Курдистана носит звучное имя Акбар. Не знаю, было ли это его настоящим именем, так как многие последователи синкретических течений на Востоке предпочитают одно имя для общения со знакомыми, другое — для регистрации паспорта и еще несколько — для жизни среди себе подобных.

Все разговоры с какаи, даже на самые бытовые темы, напоминают допрос партизана. Человек вроде бы отвечает на вопросы, а ответа нет. Шесть веков противостояния исламу выпестовали суровых специалистов бытовой криптологии. Да, мы все расскажем, а вы понимайте в меру собственных возможностей.

Читайте также: Полдневный жар в долине Курдистана. Путевые заметки Кирилла Оттера

В руках Акбара и его товарища замечаю четки. Много (вероятнее всего, 99) маленьких бусин, две красные кисточки. Обычные мусульманские мисбаха. Но, зная о том, насколько далеки какаи от суннизма и даже от классического шиитского двунадесятничества (несмотря на почитание пророка Али, чьи портреты можно найти в каждом ярсанском доме), я решился задать Акбару дурацкий вопрос:

— Акбар, а зачем вам четки? И почему на них именно две кисти?

— Четки? Потому что красиво. А две кисточки — лучше, чем одна, правда ведь? — улыбаясь отвечает Акбар. Эта улыбка вкупе с усталым прищуром свидетельствуют о том, что он не видит разницы между российским журналистом и словоохотливым ребенком.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Курдский силовик, сопровождавший нас в поездке, отведя меня в сторону, прошептал мне в ухо на хорошем английском:

— Зря ты так... Не говори с ними об их вере, все равно ничего не скажут. Совсем ничего.

— О чем же с ними еще говорить? Они — такие же курды, как и ты. Говорят на сорани, едят ту же пищу, так же воюют с исламистами. Только и различий, что усы и вера.

— Этого более чем достаточно. Говорю же: ничего они тебе не расскажут. Шестьсот лет молчат и, если нужно, промолчат еще столько же. Даже я о них знаю не больше твоего, хотя полжизни живу в Киркуке.

Отличительная черта мужчин Ахл-И-Хакк — внушительные усы. Ярсан верят, что усы у мужчин подобны платку на голове женщины и свидетельствуют о скромности и учтивости обладателя. Эта деталь внешности занимает важное место в жизни какаи. В 2013 году полицейские насильно сбрили усы одному из узников тюрьмы в иранском городе Хамедан. Заключенный принадлежал к ярсан. Не прошло и суток после надругательства над верой заключенного, как у ворот тюрьмы собралась внушительная толпа его единоверцев, протестующая против полицейского беспредела. Двое участников акции протеста совершили демонстративное самосожжение. Один из них получил множественные ожоги, а второй — погиб.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Не знаю другого народа, кроме, может быть, сикхов, наполняющего детали внешности и одежды сакральным смыслом такой силы.

Впрочем, «народ» — чересчур объемное определение для какаи. Какаи — курды. В отличие от езидов, постоянно апеллирующих к своей обособленности, основанной на уникальности вероисповедания, какаи не склонны именовать себя отдельным народом.

Смерть не волнует

Бродя по деревне в компании местных жителей, мы везде встречаем радушный прием. Нас кормят, поят чаем, зовут в гости, но... Пространство гостеприимства ограничивается только гостиной. Матрасы в вышитых чехлах, разложенные по периметру большой комнаты, изображения пророка Али, почитаемого какаи наряду с Моисеем, Султаном Исхаком, Ноем и Авраамом... И ни слова о вере.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Спокойные мужчины и улыбчивые женщины. Возле ворот каждого дома — невысокая слоистая пирамидка, сложенная из плоских камней и аккуратно залитая бетонным раствором.. По неведению, приняв ее за ничего не значащий декоративный или технический элемент здешней архитектуры, закончив съемку, я собрался положить на нее свои сумку и камеру. Юный какаи, мягко улыбнувшись, перехватил мою руку и повесил оба предмета себе на плечо, жестами и мимикой дав понять, что ничего с ними не случится.

Слова — ненадежный инструмент. И дело не в разнице синтаксиса и фонологии. Даже не в смыслах. Дело в том, что слова, сказанные не вовремя, несут на Востоке больше мук, чем благ.

Нам несколько раз посоветовали поехать в Иран, если нас действительно интересует быт Людей Истины. Там, по словам какаи, и войны нет, и их единоверцы более открыты к разговорам. Можно снять даже ежегодную коллективную молитву. Сотни людей собираются в одном месте и под синхронную игру сотен сазов и барабанов несколько часов подряд исполняют ритуальные песнопения. А в Ираке — извините... И время не то, и ситуация. Если нельзя доверять вчерашним соседям, то что уж говорить о журналистах.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

— Вы поймите, мы просто не умеем рассказывать о нашей жизни, о нашей вере. Не умеем и не хотим.

— Опасаетесь реакции исламистов?

— Да ничего мы не опасаемся... Что нам эти ДАЕШ? Вон там, — рука собеседника указывает на юго-запад, — там суннитская деревня. Всю жизнь с ними были относительно приличные отношения. Не без эксцессов, но и без отрезания голов. К ним пришел ИГ* (террористическая организация, запрещенная в РФ), теперь они нам на мобильные звонят перед каждой атакой: «Сейчас придем, всех поубиваем!» Просто не принято у нас говорить о нашей жизни. Не обижайся, брат…

Какаи воюют. Воюют так же, как и все остальные курды. Батальоны ярсан входят в состав курдских Пешмерга и принимают участие в боевых действиях наравне со всеми. По счастливой случайности, исламисты ИГ за прошедшие годы лишь единожды захватывали ярсанскую деревню. Все жители успели убежать до прихода «бородатых». Спустя две недели деревню отбили курдские отряды.

Зачем усы? Нельзя без усов, уважаемый. Никак нельзя. Как относимся к смерти? Да не волнует нас эта смерть. Короткие ответы приходится увязывать с прочитанными ранее статьями о ярсан.

«Люди! Не бойтесь наказания смерти! Смерть человека подобна прыжку утки в воду: она погружается в одном месте, чтобы вынырнуть в другом. Ахл-И-Хакк верят в переселение душ. Согласно их учению, человеческие существа должны пройти цикл из 1001 воплощения, в течение которого они будут вознаграждены за свои действия».

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Парень присаживается у могилы. Саманные стены, окружающие надгробие, окрашены в ярко-зеленый цвет. В углублении надгробия лежат несколько круглых белых камней. Их приносят сюда собеседники почившего. Оставляют, если просят его о чем-то. Впрочем, «смерть подобна прыжку утки в воду»... Парень целует зеленую сухую глину могильной плиты. Кто знает, в ком переродился его предок?...

Ни траура, ни молчания у могил. Юркая девчонка присела на глиняную стенку. Взглянув на нас, начала демонстративно прихорашиваться. Уложив волосы и поправив яркую заколку, задумалась о чем-то…

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

Мужчины беседуют, дети бегают по кругу и смеются. Где-то здесь кончается слово. И начинается следующее.

Коллега, неосторожно повторив вопрос об усах, увидел теплящееся пламя в глазах собеседника. Пожилой ярсан, не проронив ни слова, развернулся и медленно пошел по оборонительной насыпи, опоясывающей деревню, вслед за уходящими соплеменниками. За спиной коллеги с тихим шелестом вспыхнула сухая трава, хотя никто в тот момент не курил рядом и не разводил костра.

Люди Истины. Путевые заметки Кирилла Оттера из Иракского Курдистана

«Человек за грехи возрождается к более тяжелой жизни. Души же праведников... возвращаются в небесное лоно, породившее их».

* Организация запрещена на территории РФ.

Кирилл Оттер
Новости партнеров
mediametrics