Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новости Сирии
Шойгу и де Мистура обсудили процесс урегулирования по Сирии
Весь мир
Полдневный жар в долине Курдистана. Путевые заметки Кирилла Оттера
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Полдневный жар в долине Курдистана. Путевые заметки Кирилла Оттера

    12:00  19 Мая 2016  /обновлено: 12:26  19 Мая 2016
    472

    Современная история Ближнего Востока богата историческими событиями малого масштаба... и удивительной глубины. Политическая история Сирии и Ирака  уже четверть века напоминает ком цветного пластилина, с помощью которого обычно иллюстрируют классическую модель детерминированного хаоса — «Подковы Смейла». Все происходящее на небольшом, в общем-то, куске планеты между Средиземным морем и Персидским заливом предстает настолько непонятным и агрессивным, что желание разбираться в этом многообразии пропадает, обычно, на старте. При этом, с некоторых пор большинство событий, влияющих на политический и социальный вектор региона и народы, его населяющие, касается также и России. «Грачи» прилетели и оперативно приступили к ремонту гнезда, потрепанного затянувшимися политическими морозами, попутно раздав всем иным претендентам по грехам их.

    Однако пользу России приносят и события, в которых страна не участвует даже опосредованно. Только благодаря непрерывному заполнению информационных лакун сопутствующими мнениями и заключениями многочисленных аналитиков въедливый читатель и зритель может трезво оценить удельный вес произошедшего, каким бы невзрачным оно ни казалось.

    Сегодня в городе Сулеймания, втором по величине и значимости в Региональном (Иракском) Курдистане, произошло событие, масштабы влияния которого на будущее всего Ближнего Востока трудно переоценить. Две основные оппозиционные партии Регионального Курдистана, Патриотический союз Курдистана (ПСК) и Горран («Перемены»), подписали политическое соглашение об объединении. Посредством создания нового мощного парламентского блока оппозиционные силы, противодействующие правящей Демократической партии Курдистана (ДПК) и ее лидеру Масуду Барзани, планируют кардинально изменить политику автономии.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Корреспонденты Федерального агентства новостей решили разобраться в причинах и следствиях новых политических веяний Иракского Курдистана и их влиянии на политику России в Ближневосточном регионе.

    Кто там нонеча у власти?..

    С июня 2005 года на посту президента Регионального Курдистана бессменно пребывает Масуд Барзани. Авторитет действующего президента стоит на достаточно крепком историческом фундаменте курдской национально-освободительной борьбы и сопутствующей семейной (читай, клановой) преемственности. Память об отце главы автономии, Мустафе Барзани, всю сознательную жизнь сражавшемся за права курдов в Ираке, а после и в Иране, стоявшего во главе вооруженных сил курдской Страны Оз — Мехабадской республики, окружает фигуру его сына ореолом сопричастности основам курдского мира.

    Поначалу иракские курды возлагали на Масуда Барзани большие надежды, полагая, что личные амбиции, племенной непотизм и коррупционные схемы, расцветшие за 11 лет среди соратников президента, самого президента не касаются. Авторитет наследника «борьбы за свободу» очень долго оставался непоколебимым, сверхконстантным экстремумом курдской политической функции. Масуду Барзани, родившемуся, по его собственным словам, «в тени курдского флага в Мехабаде», в 16 лет вступившему в ряды Пешмерга (на тот момент — сводные партизанские отряды иракских курдов), пережившему вынужденную эмиграцию и ряд покушений, сам бог велел стать председателем Демократической партии Курдистана, победно возвратившейся в регион после свержения Саддама Хусейна. В конце концов, Кэк Масуд (уважительное прозвище Барзани, в переводе означающее «господин Масуд») в первые несколько лет своего правления заключил несколько выгодных договоров с Багдадом, гарантировавшим курдам не только национальную целостность, но и 17% от продаж иракской нефти.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Именно на этих семнадцати процентах, в лучшие годы равнявшихся 12—14 миллиардам долларов, курдская автономия расцвела пышнее самого Ирака. Шиитско-суннитский конфликт, негласно анонсированный суннитом Саддамом и, в итоге, плавно перетекший в то, что нынче называется «Исламским государством»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ), почти не коснулся курдов. Несмотря на традиционную для Южного Курдистана умеренную версию шафиитского мазхаба, суннизм и ислам в целом никогда не могли состязаться с национализмом и прогрессивными политическими моделями во влиянии на души и умы курдов Ирака.

    В общем, жил себе Региональный Курдистан, не сильно тужа и выстраивая довольно плотные контакты с окружающими государствами и народами. Масуд Барзани, пользуясь стабильностью и стремительно оформившейся тягой населения автономии к жизни sans souci, занимался не столько делами Региона, сколько повсеместным и ежечасным упрочнением собственного положения. Помимо уже упомянутого непотизма, ставшего настоящей визитной карточкой кабинета Барзани и всей ДПК (достаточно посмотреть списки первых государственных лиц, сидящих в Эрбиле, и насчитать порядка пяти однофамильцев президента), в Курдистане начали работать коррупционные цепочки, не требовавшие особенных усилий от их организаторов и участников.

    В частности, оппозиционные СМИ часто поднимали вопрос о том, что происходит с миллиардами долларов, поступающих из Ирака, если зарплаты учителей задерживаются на несколько месяцев. Заметим, что это происходило до экономической рецессии, вызванной в 2013 году наступлением ИГ1 на рубежи Курдистана. После 2013 года задержки зарплат растягивались почти на год. В таких условиях недовольство населения политикой власть предержащей ДПК росло не по дням, а по часам. Этому способствовали и менее заметные с первого взгляда, но довольно болезненные «упущения» президента.

    Перечислим некоторые из них.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Прощенные предатели

    Любому иракскому курду известен термин «джахеш», идиоматически близкий к понятию «зверье» в унизительном смысле, роднящим названного так скорее с ослом, нежели с волком. Именно так в народе прозвали курдских наемников, воевавших в 80-е годы на стороне войск Саддама Хусейна против своих же соплеменников. Курды часто воевали с курдами, в это нет ничего удивительного. Однако «джахеш» не просто воевали, вдохновленные финансовыми вливаниями и перспективой улучшения собственного положения, а приняли непосредственное участие в операции «Анфаль», проводившейся правительством Ирака с марта 1987 года по апрель 1989 года и унесшей, только по официальным подсчетам, жизни 182.000 курдов.

    Тысячи разрушенных деревень, порядка миллиона узников в тюрьмах и концентрационных лагерях и более миллиона беженцев — таковы результаты «трофейной» программы Хусейна. Кульминацией операции стали несколько бомбардировок курдских деревень и городов с применением зарина, табуна и иприта. В памяти всплывают долина Балисан, Кардаг, Яхсомер и апокалиптический «запах яблок», сопровождавший бомбардировку города Халабджа в 1988 году.

    Параллельно с бомбардировками были проведены десятки наземных операций, в большинстве которых «джахеш» принимали непосредственное участие. Думаю, и без переводчика понятно, как партизаны Пешмерга и большинство населения курдских районов относились к вышеозначенным «бойцам».

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Разумеется, не все «звери» были настроены к соплеменникам враждебно. Среди просаддамовских курдов находились и те, кто передавал оружие партизанам Пешмерга, предупреждал их о грядущих бомбардировках и операциях. Однако такими были не все.

    После первой Войны в Заливе курдские политические деятели начали возвращаться в Ирак и возобновлять работу своих партий и союзов. Вернулся и Барзани. Одним из первых шагов Масуда Барзани, должных, по его мнению, привести к укреплению авторитета ДПК, стало демонстративное примирение с некоторыми из «джахеш». В том числе и с теми, чьи руки были в крови даже не по локоть, а по плечевые суставы. Вчерашние враги получали высокие посты в партии Барзани, не сильно смущаясь тем, что менее двух лет назад убивали соотечественников десятками.

    Самым ярким примером «всепрощения» за авторством Барзани является призыв в ряды партийной верхушки бывшего «саддамовского курда» Абаса Баиза, лично убившего брата другого знакового курдского политика Джаляля Талабани и двух его дочерей. Баиза простили. Разумеется, под негласным предлогом того, что Талабани стоял у истоков другой большой партии, ПСК, всегда конкурировавшей с барзанистами.

    Читайте также: Станислав Иванов: Москве и Дамаску следует наладить контакты с курдами

    Политика — дело не самое чистое, и такие антраша допускались во все времена, во всех государствах. Но поведение Барзани выглядело в глазах большинства курдов особенно странно, так как от первых операций иракской армии, проведенных в Курдистане в далеком 1983 году, пострадало... племя Барзан. Думаю, не надо объяснять, к какому клану принадлежит человек с фамилией Барзани. Да, вы правильно поняли. Курдские «джахеш» засветились и в этой операции.

    Будущий лидер партии Горран Нуширван Мустафа, занимавший в то время большой пост в ПСК, протестовал против обеления предателей и убийц, открыто обвиняя Барзани в дружбе с теми, кого следовало бы пустить в расход.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Курды помнят все

    О широко известном факте присутствия турецких войск на территории Курдистана не писал только ленивый. Барзани, будучи президентом автономии, не имеющей иных путей реализации добытой нефти, кроме как через Турцию, был вынужден наладить с соседями условно доверительные отношения. Экономическая ситуация требовала пойти на уступки историческому противнику, чья неприязнь к собственному курдскому населению известна со времен младотурков и Кемаля Ататюрка. Пантюркистская парадигма Ататюрка, поставленная его последователями во главу угла в начале 70-х, аукается курдскому населению Турции до сих пор.

    Барзани негласно поддержал турок в их «борьбе» с Рабочей партией Курдистана (РПК), официально разрешив турецкой авиации бомбить территорию Регионального Курдистана в районе Кандиля и наводнив партизанские отряды РПК кадрами контрразведки, активно сливающими информацию турецким коллегам. Среди курдов популярен грустный анекдот, ретранслирующий мнение мирового сообщества о том, что с турецкой стороны хребта обитают террористы, а вот с иракской — уже борцы за свободу. Тот факт, что и те, и другие — курды, волнует только население горных деревень.

    Читайте также: До победы меньше полпути: военкор ФАН вернется в Курдистан

    Военное положение, вынудившее иракских курдов отложить президентские выборы на неопределенный срок, позволяет Масуду Барзани пребывать у власти по сию пору, несмотря на то, что официальные полномочия главы автономии истекли почти три года назад. Сам факт форс-мажорной пролонгации пребывания в президентском кресле не вызвал бы столько протестов и кривотолков, если бы он не сопровождался рядом «перегибов», заметных невооруженным глазом, — начиная с экономического кризиса, грянувшего в 2013 году и обрубившего отчисления из Багдада, и заканчивая хитросплетениями в таможенном законодательстве, позволившими политическим верхам сколотить состояние в сжатые сроки.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Еще одним критическим перегибом Барзани, подтверждаемым, правда, лишь бытующим в народе преданием, является выплата тайных пенсий членам боевого крыла ДПК, якобы воевавшим вместе с иранскими войсками против иранских же курдов в далекие 90-е. Курды — исключительно памятливый народ. Поступаться традиционными принципами ради налаживания отношений с тем, кто пытался отнять их землю и обнулить национальное самосознание, курды органически неспособны. При всех очевидных трудностях и множестве ошибок на пути к государственности, среднестатистический курд никогда не поймет модели «cui aliquid emolumenti adhaeret». Особенно если emolumenti служат поводом забыть множество грустных фактов.

    Так или иначе, Барзани, будучи опытным политиком, выработал синкретический «курдский путь», позволяющий, ради собственной выгоды и к вящему недовольству изрядной части населения, сидеть на нескольких стульях одновременно. В настоящее время сотрудничество Барзани с Турцией все чаще подвергается жесткой критике со стороны оппозиции и экспертов ввиду того, что Анкара, в свою очередь, не чурается сотрудничества с исламистами, воюющими в Сирии, в том числе и против сирийских курдов.

    Критика порой перетекает в прозрачные намеки на связь Барзани с ИГ, вписанным в цепочку реализации добываемой в Курдистане нефти. Официальных подтверждений этой связи критики пока не предоставили, но тема муссируется довольно часто.

    Полдневный жар в долине Курдистана

    Двумя последними соломинками, сломавшими спину верблюду президентского авторитета и заставившими большинство курдов чесать в затылке, явились т. н. «взятие Шингала» и последующий конфликт с езидами, а также откровенно неприязненное отношение к политическим амбициям сирийского Курдистана. Но об этом, а также о роли Ирана, планах оппозиции и перспективах развития российско-курдских отношений, мы поговорим во второй части этого лонгрида.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Кирилл Оттер; Вячеслав Дружинин
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях