Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Кемеровские врачи освоили новый метод лечения онкологических больных
Технологии
Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    15:35  12 Мая 2016
    4166

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Что вам приходит в голову в ответ на словосочетание «пневматическое оружие»? Скорее всего, это будет пружинно-пневматическая «переломка» ИЖ из советского тира или airsoft-ствол для страйкбола. Самые начитанные вспомнят рассказ «Пустой дом» сэра Артура Конан Дойла из знаменитого цикла про приключения Шерлока Холмса и фигурировавшую в том рассказе пневматическую винтовку полковника Морана. В общем и целом, у большинства нашего населения пневматическое оружие ассоциируется с чем-то детским, несерьезным или попросту выдуманным.

    Ох, как же вы ошибаетесь!..

    Как насчет «духовушки», с которой ходят на охоту? Встречали ли вы пневматическое оружие, с которым можно добыть олимпийскую медаль? Видели ли вы газобалонный ствол с предварительной накачкой, который позволит вам на дистанции 100 метров попасть в пятирублевую монету?

    Если вы такого оружия премиум-класса никогда не встречали, то добро пожаловать на московский завод ATAMAN «Высокоточное оружие и аксессуары». В продукции этого завода реализованы самые современные разработки в области пневматики, что делает высокоточные винтовки ATAMAN одними из самых мощных, надежных и качественных пневматических винтовок в мире.

    Ну, а пока вы на ATAMAN только собираетесь, предлагаем познакомиться с интервью, которое дали корреспонденту Федерального агентства новостей генеральный директор предприятия Михаил Горелик и немало поспособствовавший успеху продукции завода Михаил Неструев — олимпийский чемпион 2004 года, пятикратный чемпион мира и заслуженный мастер спорта России.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    ATAMAN может сделать все

    ФАН: Когда появилось предприятие?

    МГ: Мы считаем, что оно появилось 11 лет назад. Ну, как появилось? Где-то в конце 2010 года предприятие сменило владельцев. Был один владелец, стало три собственника. И, собственно, с этого момента поменялась стратегия развития компании. Наметился переход от штучного к серийному производству на базе одной, ранее отработанной конструкции. Мы эту конструкцию, конечно, сильно переработали. Но исходная и очень удачная ее схема осталась той, что была создана при предыдущем владельце.

    ФАН: Профиль вашего предприятия — только пневматика?

    МГ: На данный момент — да, но мы постоянно эволюционируем. Мы стремимся поддерживать постоянную гибкую связь с потребителем. Так что сейчас мы активно подумываем и о другой продукции, имеющей отношение к высокоточной стрельбе. Тем более что потребность в такой продукции на нашем внутреннем рынке есть. До начала «санкционной эпохи» эту нишу закрывали иностранные производители. В частности, немцы и австрийцы. Теперь присутствие тех же Blazer и Merkel на нашем рынке резко сократилось. Их нет, их не купить. И это дает нам шанс.

    ФАН: Но есть же отечественный производитель ORSIS. Разве его продукция не закрывает у нас нишу высокоточного оружия?

    МГ: ORSIS — это совсем другая ценовая категория. Их флагман, высокоточная винтовка T-5000, в базовой комплектации сейчас идет от 380 тысяч рублей. Мы все же ориентируемся на цены, более доступные для отечественного покупателя.

    МН: Если говорить об этом предприятии, то тут, в цехах ATAMAN, можно сделать любое оружие. Огнестрельное, короткоствольное, длинноствольное — любое.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Без помощи государства

    ФАН: Почему же производится именно пневматическое?

    МН: Потому что оно лучше всего на данный момент продается. Спрос диктует предложение.

    МГ: Конечно, мы вынуждены ориентироваться на спрос. У нас ведь нет никаких госзаказов, мы не видим бюджетных денег.

    ФАН: То есть, государство не принимает участия в вашем развитии?

    МГ: Да, мы выживаем сами.

    МН: У нас сейчас в рамках госзаказа и конкурсов-то никаких нет, в которых ATAMAN мог бы поучаствовать. В отличие от США, где такие конкурсы, например на высокоточную винтовку, проводятся. Соответственно, там, в США, маленькие фирмы, индивидуальные предприниматели и конструкторы имеют возможность в таких конкурсах поучаствовать, продемонстрировать на них свою конструкцию и, если она удовлетворит заказчика, получить государственные средства на дальнейшие свои разработки или развертывание производства. У нас ничего похожего нет, и это очень большой недостаток, я считаю.

    ФАН: Чьим оружием пользуются наши спортсмены-стрелки?

    МГ: У нас компания Walther — официальный спонсор Стрелкового союза России. Как говорится, угадайте, чьим оружием наши спортсмены после этого пользуются… На самом деле Walther — молодцы, и их оружие берут не только из-за спонсорства. Ведь спортсмены высокого уровня имеют возможность выбирать себе то, что хотят. У них для этого достаточно ресурсов.

    МН: Да, без ограничений.

    МГ: Мы, конечно, не можем рассчитывать тут «переплюнуть» Walther. Но иметь возможность с помощью государства предложить нашим спортсменам какую-то альтернативу оружию иностранного производства, конечно, хотелось бы.

    ФАН: Пока этой возможности нет, на какого потребителя ориентируется ATAMAN?

    МГ: Физические лица, внутренний рынок.

    ФАН: Для чего предназначено выпускаемое сейчас вами пневматическое оружие?

    МГ: Развлекательная стрельба, спорт, охота. Для охотничьих целей мы делаем винтовки калибром до 9 мм. Не надо смотреть на наше пневматическое оружие как на игрушки. Это именно оружие. Его используют, в том числе, и для тренировок снайперов.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Пневматика для спецподразделений

    ФАН: Каким образом?

    МГ: Навыки-то при стрельбе общие: они применимы что при работе с пневматикой, что при работе с огнестрелом. При несравнимой стоимости выстрела. Вы упомянули винтовку ORSIS T-5000. Она выпускается в нескольких калибрах. Для поражения целей на дистанции до 1500 метров она идет под патрон .338 Lapua Magnum. Вы представляете себе цену одного такого патрона у нас сейчас?

    ФАН: В московских магазинах стоимость упаковки с 10 такими патронами «убегает» за 5000 руб.

    МГ: На этом фоне выстрел из пневматической высокоточной винтовки стоит просто копейки. Понятно, что дистанция эффективного поражения у пневматики не 1500 метров, а всего 100—150, но тем не менее.

    ФАН: Пользуются ли российские силовики для тренировок вашей продукцией?

    МГ: Нашу продукцию приобретают сотрудники спецподразделений.

    МН: Продукция ATAMAN имеет эргономические и массогабаритные характеристики такие же, как у боевого огнестрельного оружия. Что это позволяет делать? Допустим, те же основы отработки спуска, работу с изготовкой стрелка, работу с пульсом. Ту же работу стрелка с ветром при стрельбе на дистанции в 1—1,5 км вполне можно отработать на меньшей дистанции с помощью высокоточной пневматической винтовки. После наработки на пневматике нужного навыка намного легче для многих бывает реализовать этот навык на огнестреле, чем сразу браться за последний. Есть еще один нюанс, имеющий серьезное значение для стрелкового спорта, — пневматическое оружие часто оказывается точнее, чем огнестрельное. Мы как-то сравнивали на дистанции в 50 метров кучность пневматической и огнестрельной винтовок — «куча» у пневматики оказалась лучше. Дозирующий механизм пневматической винтовки, создающий т.н. «форсированное давление», толкающее пулю внутри канала ствола, работает гораздо более прогнозируемо и с большим постоянством, чем патрон. Этим обстоятельством вовсю, например, пользуются спортсмены-стрелки, выступающие в бенчресте. Это высокоточная стрельба со станка. Если не говорить о бенчресте Long Range, где дистанция стрельбы — километр или миля, а говорить о стрельбе на 100 метров, то там высокоточная пневматика великолепно конкурирует с огнестрельными аналогами. Конкурирует и превосходит их по кучности.

    Станочный парк и коммерческая тайна

    ФАН: Станочный парк предприятия, по большей части, чей?

    МГ: Американской фирмы Haas. Мы рады были бы использовать станки наши, но отечественное станкостроение сейчас мертво. По крайней мере, мертво в том секторе, который нужен нам. Если даже что-то подходящее и можно найти, то это будет станок, в котором российскими будут только рама или шильдик. Увы, но такова реальность.

    ФАН: Сколько сейчас за сутки ATAMAN производит единиц пневматического оружия?

    МГ: Немного, но в случае появления большого заказа у нас есть резерв для увеличения этого количества.

    ФАН: Ну, а все-таки сколько производите?

    МГ: Точное количество — это коммерческая тайна, а так… Если хорошенько напрячься, то на имеющихся сейчас площадях с имеющимся сейчас персоналом и станочным парком какие-нибудь 10 тысяч единиц мы, конечно, не осилим. А вот одну тысячу — возможно. Но если будет большой заказ с соответствующим финансированием, мы можем изыскать возможности выпуска и большего количества. Наймем дополнительный персонал, найдем и площади, и станки. Справимся, я думаю. Хотя масштабирование производственных площадей и мощностей — дело нелегкое. Мы же и сейчас этим по мере необходимости занимаемся. Так вот, постоянно какие-то новые проблемы появляются. Ты словно по ступенькам поднимаешься. Шаг, два — проблема. Например, разделение обязанностей. Пока с ней не справились, следующий шаг невозможен. Вот так это выглядит. Мечтаем о светлом будущем, когда масштабирование производства можно будет решить простым математическим увеличением количества 3D-принтеров.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Закулисье производства

    ФАН: Комплектующие для производства винтовок используете отечественного или иностранного производства?

    МГ: На данный момент изготовление винтовок — это все наше производство за исключением заготовок для стволов. Последние у нас немецкие, благо заготовки для стволов пневматического оружия пока под санкции не попадают. Закупаем мы заготовки у известной компании Lothar Walther. Причем, вряд ли бы мы смогли это осуществлять после появления санкций, если бы до этого момента у нас с немцами уже не был достаточно давно заключен соответствующий контракт.

    ФАН: А бланки стволов у отечественных производителей вы закупать не пробовали?

    МГ: Пробовали и пробуем. Последний год мы, например, активно сотрудничаем с корпорацией LOBAEV Владислава Лобаева: закупаем там заготовки стволов под нашу пневматику.

    ФАН: Почему же при этом вы продолжаете работать с немцами?

    МГ: Потому что отечественные заготовки хотя в чем-то и лучше немецких, но дороже и не столь стабильны в плане качества. Это не в том смысле, что качество этих заготовок плохое. Просто есть стволы прям-таки «вау-вау!», которые, как мы говорим, «в одну дыру шьют». А есть стволы удовлетворительные. Немецкие же стволы все хорошие и одинаковые как братья-близнецы. Конечно, нам это очень нравится.

    ФАН: В чем вы видите причины такой разницы между нашим производством и немецким?

    МГ: Разная квалификация, разная компетенция, разный технический регламент, разный подход к проверке качества.

    МН: И нехватка советских военпредов!.. Отечественные производители практически никогда сейчас, увы, не обеспечивают постоянство качества производства. Впрочем, очень многое ведь зависит еще и от качества сырья, из которого делается заготовка. Как-то на ATAMAN пришли отечественные алюминиевые плиты просто… гм, удивительные. Берем эту плиту — на ней марка, свидетельствующая о качестве. Если верить марке — с качеством все замечательно. Делаем из плиты болванку, отдаем ее на гальванику, а в результате гальванический процесс показывает, что структура детали неоднородна. Отдаем болванку на анализ. Тот показывает, что т. н. «алюминиевая плита» состоит не только из алюминия, но содержит еще и вкрапления сталей разных болтов, гаек и еще черт знает чего.

    МГ: Просто первичный алюминий в нашей стране весь уходит на экспорт, оставляя нам лишь переплавку. Переплавка — это, соответственно, мешанина из разных сортов, не всегда соответствующих сертификату. Со сталями у нас немногим лучше, чем с алюминием. Бронза попадается такая, что мы однажды, несмотря на сопроводительные документы, даже усомнились, что перед нами бронза. Подумали — латунь. Послали на экспертизу. Оказалось, что это все же бронза, но, скажем так — на пределе соответствия…

    МН: Честнее было бы в документах написать не «бронза», а «практически бронза». Еще одно «больное место» отечественных комплектующих и сырья кроме, собственно, качества — дистрибуция. Как это выглядит в Германии? Вы там находите в интернете нужное, заказываете это и через день-два получаете. Как это выглядит у нас? Если опустить мат, то выглядит ммм… удивительно. Вам нужна какая-нибудь резиночка? Вы ее получите через месяц. А когда все-таки получите, то обнаружите, что она не соответствует заявленным производителем параметрам. Был случай, когда понадобились пружины. Когда заказывали их у отечественного производителя, внезапно выяснили, что этот производитель даже понятия не имеет, что его пружины по ГОСТу должны проходить заневоливание, существенно повышающее их выносливость. Производитель даже этого термина — «заневоливание» — не знал! При этом во времена СССР пружины без заневоливания в принципе не производились. А сейчас говоришь производителю про заневоливание, а в ответ слышишь: «Да, конечно, мы это сделаем. А что это?..» Ладно, заневоливание. Сейчас пружины иногда приходят даже не осаженными — отечественные производители и про это забывают. То есть вы получаете уже не пружину, а конструктивно схожую с пружиной, но не являющуюся по факту таковой деталь. Ну разве не абсурд?

    Кот в мешке

    МГ: Можно вспомнить и орех для изготовления лож. У нас орех не растет, растет в Дагестане. Его необходимо заготавливать в строго определенное время. Но люди торопятся быстрее получить прибыль, так что орех заготавливают когда хотят, а не когда надо. С соответствующими последствиями для качества древесины.

    МН: Есть, конечно, поставщики, которые все делают правильно. Но таких же еще надо найти. А когда найдешь — все равно приходится тратить время и средства на проверку-перепроверку качества сырья и комплектующих. В итоге получается, что когда заказываешь нужное в той же Германии, ты в качестве уверен. Когда ты что-то заказываешь у нас, то получаешь кота в мешке.

    МГ: Большинство проблем нашего производства связано с внешними комплектующими и материалами. Контроль за ними приходится непрерывно усиливать, что обходится нам достаточно дорого и, разумеется, сказывается на цене продукции. Но если мы хотим сохранить качество наших винтовок на высоком уровне, иначе никак. Не все потребители это, к сожалению, понимают, глядя на наши цены.

    ФАН: Да, ваше пневматическое оружие достаточно дорогое. На сайте завода разброс цен — от 40 до 130 тысяч рублей.

    МГ: Те, кто знают, что скрывается за словами «высокоточное оружие», понимают, что дешевле сделать оружие такого уровня практически невозможно.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Гарантия и озерный краш-тест

    ФАН: Вы даете гарантию на свое оружие?

    МГ: Мы ее даем на год, но с таким же успехом могли бы давать и на три, и на пять. И даже пожизненно. Качество нашего оружия очень высокое. К нам иногда приходят пользователи и приносят наши винтовки, которые гонялись, что называется, в хвост и в гриву. Так гонялись, что пули ящиками расходовались. Так вот, приносят и говорят: «Посмотрите, там внутри наверняка уже должно было что-нибудь выйти из строя». Мы смотрим — нет, все хорошо. Винтовка как новая. Ну, разве что резиновые уплотнения меняем… Так, на всякий пожарный. Где-то год или полтора назад произошел вообще феноменальный случай. Нам принесли винтовку, которую стрелок уронил в озеро. Потом друг стрелка со скубой нырнул и винтовку достал, но оружие до этого пролежало на дне целый месяц. Любую иностранную пневматику такой экстремальный краш-тест убил бы гарантированно. Да что там купание, кое-какую пневматику и обычный дождь выведет из строя. Наша же винтовка после месяца под водой стреляла! Большую часть деталей во время ремонта мы даже менять не стали — просто тряпочкой протерли и на место поставили.

    ФАН: Но что-то все-таки менять пришлось?

    МГ: Под замену пошли 3 пружины. Все. Качество нашего оружия такое, что наши партнеры, занимающиеся сервисом винтовок, жалуются на отсутствие работы.

    ФАН: Вы выпускаете оружие только в заявленной на сайте комплектации?

    МГ: Нет, мы можем собрать винтовку и под персональные требования заказчика. Если, конечно, у нас есть необходимые комплектующие и требования заказчика адекватны. А то может быть так: человек просит сделать высокоточную винтовку под пули, которые он будет отливать самостоятельно. Но для обеспечения заявленной нами для винтовки кучности нужны определенные пули, а не любые. Более того, даже не все серийно выпускаемые пули подходят для высокоточных винтовок ATAMAN, а лишь некоторые. Так что, конечно, сделать высокоточную пневматическую винтовку под «любую пульку» мы не сможем. Я уж не говорю про то, что этой самой «любой пулькой» можно настолько угробить ствол, что его восстановление будет стоить немногим меньше, чем новая винтовка.

    Высокоточный ATAMAN: как создается российская пневматика премиум-класса

    Охота и спорт

    ФАН: Достаточна ли мощность ваших винтовок для охоты?

    МГ: В России мощность пневматики ограничена законом. Для охоты у нас разрешена пневматика с дульной энергией до 25 Дж. За рубеж мы продаем более мощные образцы. Впрочем, и то, что мы продаем в России, для охоты вполне подходит, если уметь метко стрелять и попадать по месту. Это не только я так считаю. То же мнение и у знакомого с нашей продукцией известнейшего советского биатлониста Александра Ивановича Тихонова.

    ФАН: Судя по фразе о продажах за рубеж, вы осваиваете не только внутренний рынок?

    МГ: Да. Мы и продаем наши винтовки за рубеж, и на международных выставках типа той же IWA выставляемся. Это не только приносит нам доход, но и позволяет участвовать в настоящей конкуренции.

    Читайте также: Попасть в «десятку»: олимпийский чемпион о том, как научиться стрелять

    ФАН: Насколько хороша кучность ваших винтовок?

    МГ: Скорее всего, большинство ваших читателей не знает, что такое МОА, так что объясню проще. Если вы умеете стрелять, то на 50 метрах из нашей винтовки попадете в мишень размером с ноготь. В голову утки на такой дистанции точно попадете, если вернуться к вопросу об охоте.

    ФАН: А если говорить о спорте и стрельбе на более дальнюю дистанцию?

    МГ: На 100 метрах можете поразить мишень размером с пятирублевую монету. Спортсмены используют наши винтовки и в бенчресте, и в филд-таргете. Например, в чемпионате России по стрельбе из пневматического оружия первые 9 мест заняли спортсмены с винтовками ATAMAN. Десятое место заняла винтовка Steyr, но с нашим редуктором и нашим стволом. Два первых места в чемпионате Англии — за нашими винтовками. Чемпион Европы — тоже с нашей винтовкой. В общем, мы наращиваем наше присутствие в спортивной стрельбе из пневматического оружия. В конце июня будем проводить с нашими винтовками открытый чемпионат России в Санкт-Петербурге.

    ФАН: На олимпийский уровень стрельба из пневматического оружия выходит?

    МН: Наши винтовки там пока не засветились, а так, конечно, выходит, и давно. Я, например, выступал на Олимпиаде 2004 года в Афинах в стрельбе из пневматического пистолета. Так что пневматическое оружие вполне способно приносить самые настоящие олимпийские медали. 26 мая в Москве состоится церемония чествования спортсменов, оружейников и друзей стрелкового спорта — всех, кто внес свой вклад в формирование положительного образа России на международной спортивной арене, в формирование высоких спортивных результатов наших стрелков. Там будут представители Минспорта России, Минпромторга, Военно-промышленной коллегии, Федерации практической стрельбы Московской области совместно с Федерациями стрелковых видов спорта России и не только они. Соберется множество людей, серьезно относящихся к пневматическому оружию и хорошо знающих, какие спортивные результаты с помощью него можно достичь. Приходите и расспросите их об этом сами.

    ФАН: Большое спасибо за приглашение.

    Автор: Андрей Союстов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть