Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Лучше поздно, чем никогда: Бывший охранник Аушвица признал, что ему стыдно

Лучше поздно, чем никогда: Бывший охранник Аушвица признал, что ему стыдно

8:00  7 Мая 2016
221

Лучше поздно, чем никогда: Бывший охранник Аушвица признал, что ему стыдно

С Нюрнбергского процесса прошло 70 долгих лет. На прошлой неделе в одном из залов суда в Германии свершилось правосудие: Рейнхольд Ханнинг, 94-летний бывший охранник лагеря Аушвиц, оставивший свой страшный след в истории, был осужден за преступления против человечества, совершенные им во времена Третьего Рейха, и попросил прощения.  

Он произнес что ему «действительно жаль» и «стыдно» за то, что он имел отношение к преступной организации, совершавшей массовые убийства ни в чем неповинных людей. Он сказал, что ему стыдно, что он ни разу даже не попытался что-то изменить. Андрей Нагорский (Andrew Nagorski) для Reuters попытался объяснить, в чем особенность этого осужденного нациста. Перевод его материала подготовило Федеральное агентство новостей.

В наше дни слова старого немца едва ли звучат как ужасное признание. Но для тех, кто был привлечен к ответственности за свои преступления, за Холокост и прочие деяния, совершенные в ходе Второй Мировой войны, случай носит беспрецедентный характер. К этому судебному процессу как нельзя лучше применимо выражение «Лучше поздно, чем никогда». Но комментарии Ханнинга в ходе судебного процесса ни в коем случае нельзя недооценивать.

Его слова важны еще и потому, что до наших дней дожили лишь немногие участники тех событий. Для государственных органов, которые много лет вели расследования и искали виновных, для волонтеров, для которых правосудие было делом принципа, важность этого судебного процесса просто невозможно переоценить. Все эти люди, наконец, получили моральное удовлетворение от своего труда, и результат им уже не настолько важен. Они дали возможность выжившим в тех страшных обстоятельствах посмотреть в глаза своим истязателям.

С самого начала судов против нацистов они никогда ни за что не извинялись. В 27 лет Бенджамин Ференц был главным обвинителем Нюрнбергского процесса, рассматривавшем дело Эйнзацгруппен, войск специального назначения, сформированных для массовых убийств евреев, цыган и прочих восточных «врагов». Было это еще до создания лагерей и газовых камер. Будучи уже в достаточно преклонном возрасте, он до сих пор вспоминает опротестования Отто Охлендорфа, одного из многих, кто был тогда приговорен к смертной казни за свои преступления. Он искренне заявлял, что просто делал свою работу. Когда он услышал приговор, он сказал, что евреи в Америке еще за это поплатятся.

Один из главных создателей финального решения «Еврейского вопроса», Адольф Эйхман, которого называют организатором массовой депортации евреев в Аушвиц и другие концентрационные лагеря, позиционировал себя как простого «исполнителя» и настаивал, что у него не было чувства ненависти или вражды по отношению к его жертвам. В 1960 году, когда Моссад депортировал его из Аргентины, он заявил израильскому следователю: «Я не имею никакого отношения к убийству евреев. Я не убил за свою жизнь ни одного еврея. И я никогда не отдавал никому приказ убить еврея». Он добавил, что эти слова служили ему самоуспокоением, и в своей дальнейшей судьбе он не сомневается.

Он был единственным нацистом, обвинительный приговор которому вынесли израильтяне.

По мнению самого известного в Германии «охотника за нацистами», поведение тех немногочисленных членов «бригад смерти», старающихся всячески огородить себя от совершенных преступлений, имеет под собой иную подоплеку. Фриц Баер, немецкий прокурор из еврейской семьи, переживший нацистов в изгнании, после войны вернулся на родину. К тому моменту в его списке было 22 бывших работника лагеря Аушвиц – не высокопоставленных генералов, а людей, которые пытали и убивали заключенных на постоянной основе.

В ходе судебного заседания, сопровождающегося проходом выживших в тех событиях, много рассказавшим следствию, Баер поделился своим отчаянием. В интервью он указал на то, что для делопроизводства было нужно, чтобы сторона защиты обратилась к очевидцам событий, выжившим в том аду, и принесла им свои извинения. 

Этого не произошло.

Ференц, которому сейчас 96, заявил, что сразу после войны отказы нацистов признать свою вину или выразить хоть толику сочувствия своим жертвам встречались повсеместно. «Я еще не встречал немца, который бы пришел ко мне и сказал, что ему жаль, что он был тогда в Германии, когда все началось. Именно поэтому я был очень шокирован, что даже те, кто убил сотни человек, ни разу за эти годы не покаялись. Это был их менталитет».

С тех пор Германия прошла очень долгий путь. Холокост и прочие зверства нацистов стали скучными фактами из учебников истории, но сегодня страна может в живую испытать те забытые чувства, которые наполняли самые темные страницы ее истории. Заслугу «охотников на нацистов» в погоне за справедливость переоценить просто невозможно. Фаренц, Баер и все те, кто посвятил свои жизни поиску виновных и не дал прошлому уйти в небытие вместе с его жертвами, настоящие герои. Однако, взывать к совести этих страшных людей даже спустя столько лет было бесполезно.

Иисус сказал своего Отцу, когда его распяли: «Отец, помилуй их, ибо они не знают что делают».

Нацисты прекрасно знали что делали.

И сегодня один из них признал свою вину.

Алексей Громов
Закрыть