Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Америке нужна перестройка: разбор предвыборной программы Дональда Трампа

Америке нужна перестройка: разбор предвыборной программы Дональда Трампа

10:54  2 Мая 2016
3658

Америке нужна перестройка: разбор предвыборной программы Дональда Трампа

Американский журнал National Interest, издаваемый Никсоновским центром, 27 апреля предоставил свою площадку одному из фаворитов президентской гонки — республиканцу Дональду Трампу — для изложения его внешнеполитической программы. Результат получился весьма любопытным.

Оставим в стороне экскурсы нью-йоркского миллиардера в недавнее прошлое, выражающие типичные клише мировосприятия «коллективного Запада», давно и прочно совершившего «огораживание истории» едва ли не голливудскими декорациями. Его слова: «Чтобы разработать стратегию движения вперед нам сначала нужно ненадолго оглянуться назад», — в данном контексте ничего не значат, поскольку там — одни, повторюсь, декорации, из джунглей которых Трамп и стоящие за ним силы не имеют ни желания, ни возможности выбираться.

Куда интереснее предлагаемая Трампом «стратегия движения вперед» и ее внешнеполитические аспекты. Их презентация в журнале National Interest преследовала три взаимосвязанные цели. Во-первых, нивелировать критику в адрес Трампа как политика-дилетанта, не имеющего не то что опыта решения международных проблем, но даже представления о них; во-вторых — огласить его «прайс-лист» перед крупнейшими транснациональными корпорациями, позиция которых во многом решит, какой окажется фамилия 45-го президента США; и, в-третьих, — проделать то же самое перед субъектами мировой политики. Поэтому оценку его речи целесообразно провести отдельно по каждому из этих аспектов.

Америке нужна перестройка: разбор предвыборной программы Дональда Трампа

Убытки и унижения

Прежде всего следует сказать, что это выступление Трампа было бы невозможным без окончательного решения вопроса о том, что именно ему предстоит стать на президентских выборах 8 ноября 2016 года официальным кандидатом от республиканцев. А этот вопрос, в свою очередь, не мог быть решен без какой-то договоренности между «командой Трампа» и партийным истеблишментом «красных», которые долгое время делали ставку на другие политические фигуры.

Когда и на каких условиях была достигнута подобная договоренность, не зная внутренней «кухни» «слонов», сказать невозможно — скорее всего, это произошло между праймериз 19 апреля в родном для Трампа штате Нью-Йорк, где сопротивление Теда Круза и Джона Кейсика было достаточно серьезным, и 26 апреля, когда Трамп практически без борьбы победил в пяти штатах сразу.

Для Трампа признание его пулом высших республиканских функционеров стало важнейшей победой и еще одним шагом «наверх», позволяющим сосредоточиться на общенациональной, а не партийной повестке дня. «Кнутам» же оно позволило не только избежать перспективы «дикого съезда» с вероятным расколом партии, но и зафиксировать определенный круг своих интересов — поскольку с каждой новой победой Трампа в условиях конфликта их переговорные позиции неизбежно слабели. Кроме того их могло подгонять к компромиссу и зафиксированное на праймериз отставание числа республиканских активистов от демократических, что требовало как можно раньше и как можно жестче начать борьбу за массового и пока нейтрального избирателя.

Что Трамп и сделал в своем фактически первом выступлении как общереспубликанского кандидата. Его риторика в адрес «политики Обамы—Клинтон» (именно так, действующего с 2012 года госсекретаря США Джона Керри — кстати, одного из «сеньоров» и их официального кандидата на президентских выборах 2004 года — Трамп не упомянул ни разу!) почти зашкаливала:

 «Наша внешняя политика — это абсолютная, полная катастрофа. Нет ни концепции, ни цели, ни направления, ни стратегии».

«Итогом интервенций Обамы—Клинтон стали слабость, смятение и беспорядок. Мы принесли на Ближний Восток больше нестабильности и хаоса, чем кто-либо и когда-либо прежде».

«После провальной интервенции госсекретаря Клинтон в Ливии исламистские террористы в Бенгази атаковали наше консульство и убили нашего посла и еще трех храбрых американцев. Но вместо того, чтобы взять на себя ответственность, Хиллари Клинтон отправилась домой и легла спать!»

«Когда Обама приземлился на Кубе на своем президентском самолете, ни один лидер его не встретил — возможно, это единственный подобный случай в длинной истории «борта номер один». Затем, к всеобщему удивлению, то же самое произошло в Саудовской Аравии — это называется неуважение».

«При президенте Обаме и госсекретаре Клинтон у нас [была] рискованная, безответственная и бесцельная внешняя политика, которая оставила после себя лишь разрушения».

«Я прошу, чтобы хоть кто-нибудь объяснил мне стратегическую внешнеполитическую концепцию Обамы—Клинтон — она стала абсолютной катастрофой».

Главный месседж выступления Трампа понятен и прост — лучше он, чем такие «специалисты-международники» как Хиллари Клинтон, от которых США одни убытки и унижения.

Америке нужна перестройка: разбор предвыборной программы Дональда Трампа

Америка превыше всего

С транснациональными корпорациями, особенно финансовыми, которые играют гигантскую роль не только в экономике, но и в политике, Трампу предстоит весьма тяжелая и, по сути, безнадежная игра, хотя он и позиционирует себя в амплуа «нового Рузвельта», выведшего США в 30-е годы прошлого века из Великой депрессии. При этом, то ли «забывая», то ли попросту не зная, что «новый курс» 32-го президента США принес успех только потому, что в Европе при помощи крупного капитала, немецкого и не только, появился Адольф Гитлер, и началась Вторая мировая война…

Обещая ставить интересы американского народа и безопасности США превыше всего, провозглашая принцип «Америка в первую очередь», Трамп чрезвычайно близко подходит к повторению концепции Deutschland über alles. О том, что современное американское общество находится в глубочайшем системном кризисе, а потому в нем возник и крепнет запрос на «своего Гитлера», мне уже доводилось писать. Разумеется, Трамп не хочет стать «новым Гитлером» — он хочет стать «новым Рузвельтом», но для этого необходимо, чтобы крупный транснациональный капитал снова сделал ставку на США, а не на какого-либо иного субъекта современной геополитики.

Но для этого нужен возврат производств и рабочих мест реального сектора экономики на территорию США. Для этого нужно подавляющее превосходство США в военной и невоенной силе. И, последнее, для этого нужен хотя бы один по-настоящему крупный конфликт за пределами США: российско-европейский или российско-китайский, или российско-исламский, или китайско-индийский, или исламско-китайский, — а в идеале все они или хотя бы несколько из них одновременно.

От Трампа, его желаний или нежеланий, здесь практически ничего не зависит. Но свою готовность эту игру сыграть и желательные для себя условия участия в ней — хотя бы на этапе президентской гонки — он обозначил достаточно четко:

«Если мы положим конец краже американских рабочих мест, это даст нам те ресурсы, которые необходимы для восстановления нашей армии и укрепления нашей финансовой независимости и мощи. Я единственный кандидат на президентских выборах, который понимает эту проблему и знает, как ее решить».

«Администрация Трампа возглавит свободный мир, который будет должным образом вооружен и в достаточной мере обеспечен финансированием».

«Всем нашим друзьям и союзникам я говорю: Америка снова станет сильной. Америка снова будет надежным другом и союзником. У нас снова появится последовательная внешняя политика, основанная на интересах США и общих интересах с нашими союзниками. Мы больше не будем заниматься построением государств, а вместо этого сконцентрируемся на поддержании стабильности в мире. Сильнее всего мы были в те периоды времени, когда наша политика заканчивалась у границ США».

«Мы разработаем, построим и купим лучшее оборудование, которое только есть на Земле. Наше военное превосходство должно быть бесспорным. Однако мы будем делать запасы и расходовать деньги с умом. В текущую эпоху растущего долга ни один доллар не должен быть потрачен зря».

«Я не стану колебаться и применю военную силу там, где это будет необходимо. Но если Америка вступает в борьбу, она должна выйти из нее победительницей».

И — весьма немаловажное требование со стороны Трампа — столь же артикулированно обозначена свобода кадровой политики:

«Пришло время пригласить новых людей и рассмотреть новые концепции».

«Я буду искать талантливых экспертов с их новыми подходами и практическими идеями, вместо того, чтобы окружать себя людьми с идеальными резюме, не обладающими при этом никакими особенными способностями, кроме ответственности за длинную историю провальной политики и непрерывные поражения на войне».

Ультиматум с позиции силы

Трамп просит и даже требует от крупного капитала «уйти в тень», поскольку большая политика — дело больших государств, а не транснациональных корпораций, у которых совсем иная «система ценностей», с иными приоритетами, и ее реализация на международной арене чревата сломом того государственного «меча», которым размахивает «империя доллара»:

«Мы больше не станем подчинять нашу страну и ее народ ложной песне о глобализации. Национальное государство до сих пор остается истинной основой счастья и гармонии. Я скептически отношусь к международным союзам, которые связывают нам руки и подавляют Америку, и никогда не позволю Америке вступить в союз, который ограничивает наши возможности контролировать наши собственные дела».

При этом относительно других крупных государств и межгосударственных объединений, определяющих сегодня политическую карту мира, позиция Трампа выглядит парадоксальной, однако ей нельзя отказать во внутренней последовательности. Союзником США «номер один» нью-йоркский миллиардер называет… Нет, не Великобританию, и не Европу, а Израиль:

«Израиль, наш главный союзник и единственная демократия на Ближнем Востоке, был унижен и стал объектом критики администрации [Обамы], которой недостает нравственной ясности. Всего несколько дней назад вице-президент Байден снова подверг критике Израиль — страну, выступающую за справедливость и мир, — назвав его помехой для мира в регионе. Президент Обама никогда не был другом Израиля. Он относился к Ирану с нежной любовью и заботой, сделав его мощной державой Ближнего Востока, и всё это — в ущерб Израилю, другим нашим союзникам в регионе и, что важнее всего, в ущерб США».

Евросоюз? Япония? Европейские государства и Страну восходящего солнца Трамп рассматривает только в качестве неблагодарных «клиентов» США, которые должны больше платить за свою безопасность, обеспеченную американским оружием:

«Наши союзники не вносят справедливый вклад в общую систему безопасности... Они считают США слабой страной, готовой все простить, и не чувствуют за собой обязанности выполнять условия соглашений с нами. К примеру, в НАТО только 4 из 28 его членов, помимо Америки, тратят на оборону минимум 2% своего ВВП, как этого требует договор. Мы уже потратили триллионы долларов — на самолеты, ракеты, корабли, оборудование — на укрепление наших вооруженных сил, чтобы они могли стать мощной защитой для Европы и Азии. Те страны, которые мы защищаем, должны заплатить за такую защиту, а если этого не произойдет, США должны позволить им самостоятельно себя защищать».

Исламский мир?

«Сдерживание распространения радикального ислама должно стать одной из главных задач внешней политики США… Теперь об ИГ*ИЛ* /«Исламское государство»*, ИГ*ИЛ, ИГ* – террористическая организация, запрещенная в РФ – прим./. У меня для них есть простое послание. Их дни сочтены. Я не скажу им, когда и как. Мы, США, должны быть более непредсказуемыми. Но ИГИЛ скоро не станет. Очень скоро».

Заметим, что если США действительно каким-то образом выбьют из рук мусульманской уммы саблю «радикального ислама», особенно тяжело придется не Тегерану, а Эр-Рияду, для которого боевики «салафитского интернационала» являются главным — пусть и неформальным — силовым ресурсом, единственным фундаментом «возрождения халифата».

Китай? Россия? Для Трампа они проходят под одним параграфом, тем самым подтверждая реальность нынешнего стратегического союза между Пекином и Москвой:

«Мы стремимся жить в мире и дружбе с Россией и Китаем. Между нами и этими двумя государствами существуют серьезные разногласия... Однако мы вовсе не обязаны быть врагами. Мы должны искать с ними общий язык на основании общих интересов».

Однако этот «общий язык на основании общих интересов» все-таки не идентичен:

«Я считаю, что уменьшение напряженности и улучшение отношений с Россией — с позиции силы — возможно. Здравый смысл подсказывает, что этот цикл враждебности должен завершиться. Некоторые говорят, что русские никогда не будут вести себя разумно. Я намерен это проверить. Если мы не сможем добиться выгодного для Америки соглашения, мы быстро покинем стол переговоров».

То есть с нашей страной Трамп считает целесообразным «диалог с позиции силы», а если таковой не состоится, — конечно, исключительно из-за «неразумности» российской стороны, — то тем хуже для России.

К Китаю отношение несколько иное, о «позиции силы» речи здесь вообще не идет:

«Налаживание наших отношений с Китаем — это еще один важный шаг на пути к процветанию. Китай уважает силу, и, позволив им воспользоваться нами в экономическом смысле, мы потеряли их уважение. У нас огромный торговый дефицит с Китаем, и мы должны быстро найти способ его сбалансировать. Сильная и энергичная Америка — это Америка, которая сможет подружиться с Китаем. Эти две страны могут либо извлечь взаимную выгоду, либо двинуться разными дорогами».

Иными словами Трамп обозначил желаемую зону влияния для «новых» США: Европа, Япония, Большой Ближний Восток (Израиль + исламский мир, за вычетом Ирана), возможно — Россия. Если Китай согласится разделить с США остальные «зоны процветания» (включая Юго-Восточную Азию, Индию, Африку и Латинскую Америку), — хорошо, если нет — они станут «территорией для честной игры», «территорией двух дорог», американской и китайской. Всё просто и понятно:

«Мы должны снова сделать Америку сильной. Мы должны снова заставить мир уважать Америку. Мы должны снова сделать Америку великой. Если мы это сделаем, то, возможно, это столетие станет самым мирным и благоприятным за всю историю человечества», говорит Трамп, тем самым скрыто угрожая, в противном случае, всему миру войнами, экономическим крахом и прочими «карами египетскими».

Это своего рода ультиматум «с позиции силы». Нынешней американской силы. Которая — это остро ощущает и постоянно подчеркивает в своих выступлениях сам Трамп — убывает не по дням, а по часам. Как вы думаете, что в такой ситуации предпочтут все союзники и оппоненты Америки: принять этот ультиматум и поспособствовать «перестройке» США — или же немного подождать до тех пор, пока ультиматумы такого рода станут невозможными ни по смыслу, ни по стоящему за ними потенциалу?

* Организация запрещена на территории РФ.

Владимир Винников
Новости партнеров
mediametrics