Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Захар Прилепин: Участники АТО — враги народа, я их реально ненавижу

Захар Прилепин: Участники АТО — враги народа, я их реально ненавижу

18:14  22 Апреля 2016
3105

Захар Прилепин: Для меня участники АТО — враги народа. Я их реально ненавижу

Писатель Захар Прилепин представил в петербургском книжном магазине «Буквоед» свою новую книгу «Семь жизней» — сборник рассказов, объединенных идеей Рэя Брэдбери о том, какой могла быть жизнь, если бы герой в прошлом поступил иначе. Поклонники писателя задавали вопросы, а самые интересные ответы о жизни, творчестве, войне в Донбассе записал корреспондент Федерального агентства новостей.

Об активности в Сети

Прилепин — знаменитый блогер. Его посты в сети Facebook читают тысячи людей, иногда эти сообщения сами по себе становятся информационным поводом. Захар заявил, что не хочет осваивать «ВКонтакте», но деятельность на своей единственной страничке прекращать не собирается.

— Когда началась история с Майданом, я почувствовал острое желание высказываться по животрепещущим проблемам. Через какое-то короткое время у меня стало тысяча, а потом 20-30 тысяч подписчиков. Историй с этим было много, но одна мне особенно запомнилась. Мне написала одна женщина и рассказала, что ее муж, работающий хирургом, после работы просит жену почитать мой Facebook. И хотя там нет ничего успокаивающего, это его тонизирует, отвлекает от всего. И я понял, что работаю на этого хирурга. Каждый вечер я думаю: «Надо для хирурга написать, чтобы он свои операции делал правильно».

Захар Прилепин: Участники АТО — враги народа, я их реально ненавижу

Об Акунине

У эмигрировавшего Бориса Акунина и Захара Прилепина отношения отстраненно-уважительные. Акунину книги Прилепина нравятся, Прилепину книги Акунина — не очень. Захар объясняет — отношения к реальности у них очень разные.

— Акунин некоторое время назад сказал, что не может жить в сумасшедшей России, и переехал в Сен-Мело, заявив, что вернется, только когда все успокоится. Акунинский Фандорин занимается в XIX веке примерно теми же вещами, какие автору кажутся глубоко отвратительными сегодня. Он занимается дипломатической, политической, военной деятельностью, участвуя в самых разных аферах российского государства: русско-турецких войнах и прочих безобразиях. События и герои прошлых лет — декабристы, Бестужевы-Марлинские, Лермонтовы — многим либералам советской волны кажутся образчиками аристократизма, офицерства и элитарности. А современность им глубоко отвратительна. На самом деле, на любом отрезке истории всегда происходит одно и то же.

О творчестве

Говоря о творческом процессе, писатель утверждает — литература ничему учить не должна, а думать и вовсе опасно.

— Я просто сажусь и пишу. У меня есть жизненный опыт, я уже 40 лет прожил на белом свете. Открытость и способность воспринять любую правду, влюбленность в человека, вера в добро позволяют этими вещами оперировать. Не боюсь, что меня упрекнут в том, что я мерзавец или святоша. Мне не страшно. 

Иногда я еду в поезде и вижу, что в вагоне 450 человек, и 350 из них смотрят в окно. О чем вы там таком думаете? О судьбах родины? Про Иисуса Христа? Да, может быть, кто-то и думает. Но наверняка большинство размышляет о какой-то фигне. Я считаю, что склонность к размышлению — не самая лучшая человеческая привычка. Читать гораздо лучше, чем думать. Ты просто накопи знания, и потом не будешь думать — все  будет приходить само по себе.

Когда я писал роман «Обитель», то не ставил перед собой никаких целей, не знал, о чем будет эта книга. Я хотел написать маленький рассказ про Соловки. Об этом меня попросил режиссер Саша Велединский. Я взялся, потому что год сидел без работы. Но я не могу писать, не подготовившись к теме. Я прочитал пять книжек про Соловки, потом 25 книжек, потом 55, потом 250. Я начал понимать, что рассказ превращается в повесть, а повесть — в роман. Потом впервые в жизни я начал понимать, что персонажи живут, там начинает работать какая-то правда, которая больше, чем жизнь. Тем более, когда ты знаешь, что эти персонажи имеют реальных прототипов: ты видел их фотографии, справки об их смерти, документы о переводе в другой лагерь, больничные карты. Начинаешь нести ответственность перед этими людьми за то, чтобы они снова явились на свет. Ты тащишь этот камень в гору до середины романа, а дальше он начинает нестись вниз, и ты только успеваешь записывать, потому что ничего уже не надо думать. Уже нет никакого личностного участия. Это уже больше, чем ты сам.

Про врагов народа

На провокационную просьбу назвать врагов народа, Прилепин ответил, что враг народа — понятие относительное, хотя есть люди, которые вызывают у него искреннюю человеческую неприязнь.

— Для меня врагами являются те люди, которые напрямую участвуют в АТО или поставляют туда гуманитарную, финансовую помощь. Для меня это реальные враги. Находясь в городе, я могу еще об этом отвлеченно рассуждать, но приезжая в Донбасс, понимаю, что  испытываю вполне конкретное чувство ненависти. Со всем, что касается чьих-то частных взглядов на острые для меня темы, я смиряюсь и говорю — пусть будет так. Пусть эти люди высказываются. Это даже хорошо, потому что я верю в здравомыслие большинства населения России.

Диана Колобаева
Закрыть