Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

19.04.2016 14:28
2303

Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

Директор польского Института национальной памяти Лукаш Каминьский предложил снести около 500 памятников, оставшихся в Польше от советского периода. Само наличие этих памятников, по его словам, «является последствием не завершившихся в Польше перемен начала 1990-х. Это было фатальной ошибкой, которая много лет является поводом, используемым в пропаганде и провокациях против нашей страны».

В этом предложении нет ничего неожиданного. То, что нечто подобное прозвучит, было понятно давно.

Мобилизация Польши

Началось это не сейчас, а еще в начале 1990-х. Тогда польские власти демонтировали памятник маршалу Ивану Коневу в Кракове. Собственно говоря, сам Краков существует как архитектурная единица только благодаря Коневу, который запретил использовать при штурме этого города тяжелую артиллерию. Русские варвары вообще слишком были озабочены сохранением европейской архитектуры и культуры — очевидно, ошибочно полагая себя частью европейской (да и человеческой) цивилизации.

В прошлом году местное самоуправление мелкого польского городишки снесло памятник погибшему в боях за освобождение Польши генералу Ивану Черняховскому.

МИД России отреагировал на планы Каминьского, сравнив их с отношением исламистских террористов к памятникам доарабских цивилизаций, чем моментально вызвал на себя огонь критики как с польской стороны, так и из лагеря российских либералов, краткая суть которой сводится к тому, что «польская территория, что хотим, то и сносим, не суйтесь не в свое дело».

Далее, как правило, идут рассказы про то, что Россия вовсе и не освобождала Польшу, а тоже поработила, навязав ей коммунизм. Что проклятый Сталин не спас Варшавское восстание. Что это не памятники солдатам вовсе, а памятники режиму и т. д. Наш внутренний либеральный «поляк», устыдившись, периодически добавляет к этому, что следует различать режим и солдата, и прочие благоглупости.

Все так себя ведут, словно не замечают контекста, в котором это решение принимается. А контекст таков, что с треском провалилась идея втаскивания Украины в НАТО и передачи ей той роли, которую до сих пор выполняла в Европе Польша, — роли бронированного антироссийского кулака. Следовательно, Польшу нужно снова культурно мобилизовать, вернув ей необходимый для свирепой цепной собаки настрой.

Таким образом, снос полутысячи памятников советским солдатам решает две важнейших задачи — тактическую и стратегическую.

Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

Бессмертные на посту

Задача тактическая достаточно проста — общества Польши и России, несколько сблизившие свои позиции за последнее время на почве неприятия бандеровщины у общего соседа, нужно незамедлительно рассорить. Отношение к Великой войне и нашим павшим  — идеальный вариант, чтобы внести в русско-польские отношения пропавшую было искорку истерики, толику ксенофобии и щепотку ненависти.

Но это, конечно, не все.

Люди из Института национальной памяти, как бы я их ни недолюбливал, — все же профессионалы, и в такой штуке как национальная память разбираются. В числе прочего, они понимают, что мертвые герои в культурном пространстве — не мертвые, а бессмертные. Это стражи, которые охраняют границу между Добром и Злом. Они защищают мир живых от потустороннего метафизического Зла, а нравственность живых — от замогильного растления. Именно эта функция и делает памятники советским воинам мишенью.

Читайте также: Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

Потому что стоит задача — поляков растлить. Идея о походе на Восток должна, в представлении тех, кто такую задачу поставил, вернуться в польское сознание. А памятники советским солдатам этой идее мешают. Пробуждая в поляках чувство единения с русскими героями и инстинкт самосохранения в тех из них, для кого идеи благодарности и благородства — пустые слова.

Действительно, памятники — это, в метафизическом смысле, наш гарнизон. Как пел Владимир Семенович: «Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие как часовые».

Чтобы внушить полякам желание убивать русских, надо лишить их совести. А для того, чтобы лишить их совести, надо убрать от этой совести караул.

Виктимное поведение

Тем временем министерство обороны США пообещало прислать в страны бывшего социалистического блока 4 тысяч военнослужащих и около 2 тысяч единиц техники. «Американская бригада будет дислоцироваться во всей Центральной и Восточной Европе, не только в Польше». В свою очередь, министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак заявил, что правящая партия будет добиваться создания баз НАТО на территории страны.

Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

Только представьте, как будут чувствовать себя мужественные американские воины в окружении наших бронзовых и каменных дедов. А вдруг кто-то из них полюбопытствует, кто это? Ах, русские! А что они тут делали? Ах, Гитлера били. Ах, через всю Европу. И через вас тоже?

А потом у любопытного американского воина — мужественного гаранта польской свободы — может возникнуть следующий вопрос: а он-то тут зачем? Не лезет ли он не то чтобы не в свое дело, а скорее даже — не перепутал ли он районы? Нет ли тут элементов виктимного поведения?

Поэтому, конечно, свободолюбивые польские паны, как девушки опытные, должны страну перед приходом дорогого гостя прибрать от следов других дорогих гостей. А также принять душ и заново наложить макияж.

Мы не одиноки

Что в этой ситуации делать нам? Ответ следует искать в самой сути происходящего, и ответ нам предлагают сами же поляки.

Как передают СМИ, польские активисты отремонтировали советский мемориал на юге страны. По словам главы мемориального общества «Курск» Ежи Тыца, памятник в Стшемешице находится в списке монументов, которые поляки должны охранять в соответствии с соглашением от 1994 года. Но Польша не заботилась о памятнике, и он почти полностью развалился.

Читайте также: Как я помогал министерству образования. Колонка Романа Носикова

Тогда активисты обратились в совет по охране памяти борьбы и мученичества с просьбой предоставить информацию о том, какие данные находились на мемориале, чтобы восстановить его в прежнем виде. Однако им было отказано. В совете решили, что монумент «представляет собой материальное наследие пропагандистской деятельности Польской Народной Республики, которая стремилась навязать обществу фальшивое чувство благодарности Красной Армии за «освобождение» из-под немецкой оккупации». Секретарь совета Анджей Кшиштоф Кунерт высказался против реконструкции, заявив, что «дальнейшее существование этого объекта недопустимо».

После чего члены мемориального клуба отремонтировали памятник сами и поместили на нем лозунг «Миру — мир!».

Это означает, что наши деды жертвовали своими жизнями на польской земле не зря. Им есть на кого опереться в Польше. Наши бессмертные там не одиноки.

Нужно узнать, сколько там наших. Но как?

Павшие как часовые. Роман Носиков о войне с нашими памятниками

В этом году 9-го мая по России снова пройдет акция «Бессмертный Полк». Люди вновь выйдут на улицы со своими бессмертными предками и их подвигами.

Мы должны дать возможность нашим польским товарищам присоединиться к нам. Потомки воинов Армии Людовой имеют полное право на такой же торжественный проход по Красной площади, как и потомки солдат РККА. На том простом основании, что люди, пролившие свою кровь друг за друга, — братья, а это значит, что мы с потомками воинов Армии Людовой — родня. А для родни мы всегда найдем место и в доме, и за столом, и в сердце. А сердце страны — Красная площадь.

Но и этого мало.

«Бессмертный Полк» должен пройти и по самой Польше. И по Берлину. И по Прибалтике. И по Украине. Так чтобы мир знал, что бессмертные не ушли. Что граница между миром живых и мертвым Злом — на замке.

И что победители остались победителями.

Роман Носиков
Сирия: САА при поддержке ВКС РФ перешла в наступление на подступах к Дейр эз-Зору
Закрыть