Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

15:14  13 Апреля 2016
1933

Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

В России происходят два главных события месяца: Маша Слоним уезжает из России, пока страна празднует День Космонавтики. Космос, безусловно, тут на втором месте. Но, поскольку отъезд Маши из России все длится и длится, как Полярная ночь, можно слегка отвлечься от трагического переживания расставания с ней и немного повоспитывать современников на предмет того, как правильно относиться к Гагарину и 12 апреля, чей это праздник и кто имеет право радоваться в этот день, а кому в этот день надо в глаза плевать.

Не благодаря, а вопреки

Казалось бы — какие еще плевки: праздник же! Но это только на первый взгляд. На ваш, на быдляцкий. На самом деле — горе большое.

Доказательства? А взгляните-ка на кружку инженера Сергея Павловича Королева, которой тот пользовался в лагерях, пока сидел. Видите, на ручке его фамилия гвоздем нацарапана? Ольга, глядь, Романова напомнила.

Подтекст понятен до степени потери качества подтекста: мучили совки светоча науки Королева, а он их к небу приблизил, скотов. И каждого умного настоящего человека совки в этой стране мучили. А сколько таких королевых расстреляли? А скольким крылья подрезали? Вот нам, например. Мы хоть ни хрена не можем и за всю жизнь ничего не сделали, но мы — на одной стороне с Королевым, потому что против вас, совков.

А вот заметка, посвященная Сергею Павловичу, в блоге «Бесссмертный барак»: «Нам часто приводят в пример полет Гагарина, чтобы доказать преимущество советского строя. Но Королев как конструктор состоялся во многом не благодаря, а вопреки Советской власти. Советская власть его чуть не сгноила в лагерях… К чему это мы? Да к тому, что Королев выжил — случайность, ведь вместо полета Гагарина мы могли иметь безымянную могилу колымского ЗК. Спасибо, Сергей Павлович, что выжил…»

И школу Сергей Павлович вопреки Советской власти закончил. Вопреки ей поступил в Киевский политех (вот бы он там развернулся не при Советах, а при Петлюре!). Вопреки коммунистам перевелся в антисоветскую Бауманку. Вопреки ей работал в созданном вопреки ей же Реактивном НИИ. Благодаря Советской власти был репрессирован и сел, потом вопреки ей был переведен в «шарашку» под руководством Туполева, и затем, все так же вопреки коммунистам, но с помощью заводов, лабораторий, КБ, благодаря финансированию и труду огромного количества людей — отправил-таки в космос Гагарина. Сопротивлялся ли коммунист Гагарин — пока неизвестно, но гипотезы уже есть.

Читайте также: Полету Гагарина — 55: не надо стесняться мечтать о звездах

Нетрудно заметить, что подобный ужас тогда был повсеместен — всюду в СССР как грибы после дождя росли заводы, библиотеки, вузы, КБ и НИИ, в них заводилась интеллигенция, кормясь на неизвестно как выделявшиеся из бюджета деньги. И все это происходило такими темпами, что Сталин с Берией не успевали интеллигенцию расстреливать — та все равно изобретала танки, самолеты, ракеты, а на заводах рабочие все это каким-то чудом воплощали в жизнь. Вероятно, назло.

Такова картина мироздания совершенно здорового на голову рукопожатного человека. Совок какой-нибудь мог бы сказать на это, что тут исключительно все события приключились благодаря Советской власти — именно это и объясняет этический выбор Сергея Павловича: не обидеться, не уйти в запой, во внутреннюю эмиграцию, в шпионы и вредители, а продолжать работать на страну. Но на то он и совок. Рукопожатным же людям давно понятно, что за Сергеем Павловичем стоял заградотряд из ракетных особистов НКВД, которые расстреливали поголовно всех инженеров, изобретавших ракеты в обратную сторону.

Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

Этический выбор Королева изящно проигнорирован. И понятно, почему. Потому что Сергей Павлович в данном случае нужен исключительно для того, чтобы набить из русского советского инженера чучело и поставить его посреди страны — распугивать тех, кто хочет на страну работать и отмечать вместе со страной День Космонавтики.

Плата за вход

Хочешь как-то утешиться, голову преклонить на плечо, покрытое родной советской ватной телогрейкой — но не тут-то было! Оказывается, я и тут рылом не вышел.

«Полет человека в космос нанес сокрушительный удар церковникам. В потоках писем, идущих ко мне, я с удовлетворением читал признания, в которых верующие под впечатлением достижений науки отрекались от бога, соглашались с тем, что бога нет и все связанное с его именем — выдумка и чепуха», — подписывается Гагариным популярный демотиватор в Сети. То есть, и тут радость праздника положена не всем, а только правильным товарищам, с правильным мировоззрением.

Что мы наблюдаем? Перед нами — беспардонная попытка приватизации культурного поля нации с целью понаставить на нем шлагбаумов и брать плату за вход, как на коммерческом пляже. Вахтеры строго следят за тем чтобы праздник доставался только членам клуба с карточкой, платившим членские взносы в виде взаимных реверансов, уважений, рукопожатий. И чтобы при себе они имели положенное мировоззрение утвержденного образца.

И так будет скоро со всеми нашими национальными праздниками. И с 1-м Мая, и с Пасхой (они в этом году совпадают, кстати), и с Днем Победы.

Читайте также: Двенадцать. Ольга Туханина о том, что делает нас людьми

Дело тут даже не в жажде наживы, нет. Мы имеем дело с более сильным желанием — отобрать, присвоить и поглядеть, как обделенная часть сограждан мучается. С желанием насладиться своим превосходством. Милостиво пригласить присоединиться к компании из себя, Гагарина и Королева.

А плата за вход простая. В одном случае требуется покаяться за советскость и отказаться от нее, признать, что СССР — преступное государство, все успехи которого случайны, не заслужены и достигнуты Лучшими Людьми вопреки системе, и стать, наконец, рукопожатным антисоветчиком. А в другом случае — отказаться от веры, от православия. Лишь тогда вахтеры-жрецы подпустят тебя к празднику, к Космосу и Гагарину с Королевым. Не выполнил требования самозваных охранителей святынь? Праздник не для тебя. Пшел вон, мракобесный православный совок!

Вахтеры космоса. Роман Носиков о всеобщем праве на праздник

Мой праздник

Что же мне с этим желать? Мне, православному русскому советскому человеку?

Ломиться на чужие праздники, требуя от окружающих принять меня таким, какой я есть? Выбирать, что для меня важнее: наука о том, как работать на счастье людей (марксизм), или наука о том, почему я должен любить (христианство)?

Я, пожалуй, все же устрою свой праздник — на котором никто не будет лишним. Ни Гагарин, ни Королев, ни Суворов с Ушаковым, ни Жуков, ни Серафим Саровский, ни Сергий Радонежский, ни Шолохов, ни Гоголь, ни Пушкин, ни Горький.

И Стругацкие там будут. И Георг Отс. И «Кино». Потому что все это — мы. И ничего тут нельзя отдать, забыть, сдать. Ведь если отдать, то тогда исчезнет и частичка того «я», которое и должно стараться, стремиться, любить, гореть, мечтать, решать, что такое Добро, а что — Зло.

Скоро придет Пасха. У моего стола соберутся православные и атеисты, русские и евреи, демократы и коммунисты. И я скажу им: «Уважаемые товарищи! Христос воскресе! С Международным днем солидарности трудящихся! Аминь!»

И немедленно выпью.

Роман Носиков
Закрыть